РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ГРИГОРИЙ КОЧУР И ЕГО «ИНТИНСКАЯ ТЕТРАДЬ»
Публицистика
МАЛЕНЬКАЯ И… БОЛЬШАЯ СТРАНА
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
"Земля Израиля и В.В.Верещагин"(ч.1)

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Грузинская невеста, или Совсем не выдуманная история

Проза Ефим Златкин


Гоша был заметным человеком в ракетном дивизионе. Старший сержант - все на нем во взводе управления. Его командир, старший лейтенант Родин, гнусавя, вечно простуженным голосом сипел: "В Советском Союзе есть три столицы: "Москва, Минск и мать ее… - Слободка" (так назывался поселок, где стоял ракетный дивизион. Посипит и… из расположения взвода.
А Гоша здесь 24 часа: день и ночь, ночь и день. Ко всем внимательный и требовательный - без разделения на любимчиков. Но когда прибыло пополнение из Грузии, и, ежась от белорусского холода, новобранцы топтались на белорусском морозе, местные старожилы стали над ними подсмеиваться: "Это вам, чурки, не юг. Если очень холодно, подогреем после развода." Сосо, неплохо знающий русский язык, жестко покосился на говоруна.
- А ты будешь первым! - пригрозил он ему.


… Ничего не зная о размолвке, сержант, как обычно после вечерней проверки удалился в командирскую комнату. Но что-то не давало ему спокойно завершать дневные дела. Когда вернулся в расположении взвода, несколько кроватей оказались… пустыми. А в туалетной комнате были слышны крики, какие-то глухие удары. Трое старослужащих избивали молодого солдата Сосо, навалившись на него. Вернее, избивал один, рыжий ефрейтор и негласный "пахан", а двое держали жертву за руки.
Гоша и раньше сталкивался с недовольным взглядом Федора, но вначале не хотел конфликтовать с ним. Его только месяц тому назад перевели сюда, и еще был новеньким для всех.


- Не спеши, командир! Научим молодых, тебе же будет легче! - бросил ему со злостью Федор.
И в эту же минуту пластом лежал в умывальнике. Не знал Федор, что старший сержант Гоша три года занимался боксом в Минском Дворце Спорта. Два его подхалима, обливаясь кровью, подбежали к крану с водой. Что будет потом? Да ничего.
С Федора за его самодурство "лычку" ефрейтора сняли, понизили в должности, и ходил он теперь тихо-тихо, находясь под зорким оком Гоши. Хорошо знал: еще одно нарушение и вместо дома - тюрьма. Свидетелей против него было больше, чем достаточно!
А грузинское пополнение оценило поступок сержант

а. И, если в других подразделениях кавказцы, прямо скажем, нередко сачковали, то Гошу никогда не подводили.
Прошел год, в каптерке - дембельский чемодан Гоши.
- Я много раз на тебя смотрел. Ты мужик, что надо! Как брат мне! Даже ближе. Я ведь тоже еврей, как и ты. Только грузинский. Только об этом никому не говорил. Тебе скажу. Знаешь, что? Приезжай в Тбилиси после службы. У меня младшая сестренка, красавицей растет! Хочу, чтобы только ты был ее мужем, - говорит Сосо Гоше.
- Да ты, что? Я даже не думаю про женитьбу. Гол, как сокол. Учиться надо, родителям помогать.
- А я и не говорю, женись завтра. Я тебя жду шесть лет. Сестре всего лишь двенадцать. Приедешь - она твоя. Опоздаешь - потеряешь!
- Какая-то дикость! Она мне, может не понравиться или я ей. Спасибо, Сосо, за предложение, но это просто смешно, - прощается с ним Гоша.


А Сосо, уже не тот Сосо - сержант Сосо! Заместитель командира взвода! Целый год готовил свою замену Гоша, и, когда предложил вместо себя этого тбилисского грузина, командование его поддержало. Покачиваются на его плечах новые сержантские нашивки. Хочет что-то сказать, хочет, а Гоша уже спешит к контрольно-пропускному пункту. Там автобус, там его друзья - дембеля, там уже свободная, гражданская жизнь, о которой мечтал два года.
- Постой, постой, возьми фотографию сестренки. Свой телефон и адрес я тебе еще раньше дал. Не потеряй, не потеряй. У тебя есть шесть лет, шесть лет, - все кричит ему Сосо напоследок…


Не везло Гоше раньше с учебой - не везло. Подал до армии документы на исторический факультет Белорусского университета. Первый экзамен – "пять", второй - "пять", а последний – "три"… Хотя отвечал прекрасно, но чувствовал, что срезают, краснел, терялся, не понимал.
- Вы что не понимаете? Истфак - это же политический факультет. Кузница кадров для райкомов, обкомов. А вы хотите, чтобы сюда взяли еврея, - озираясь по сторонам, говорила его родственникам совестливая женщина из приемной комиссии.
Не поверив ей, через год снова подает документы на истфак. Но история повторяется. На этот раз еврей Гоша понял, что историком ему не быть.


Чтобы не гневить судьбу, решил учиться на другом факультете - филологическом.
- Сюда возьмут! Еврей может быть учителем русского языка и литературы. Но отправят в… село, скорее всего, - шутит, потирая руки, отец.
Гоша стал душой всего факультета - один парень на 25 девушек курса. Все на него заглядываются, кокетничают, а он только загадочно улыбается, годы считает. Как–то посмотрел на фотографию сестренки Сосо. Брови - вразлет, коса - через плечо. Что-то кольнуло в сердце.
- Да ну, ее. Я в Могилеве, она – в Тбилиси. Она, как я знаю, живет в особняке из двух этажей, а у моего отца - домик за чертой города. Нет, не пара мы друг другу. Нет.


Но не скучал - однокурсницы одна за другой выходили замуж. А Гоша ни одной свадьбы не пропустил. Ездит по городам и селам, поздравляя своих девчат. Вот и выпускной вечер! Самая красивая, самая неприступная Оксанка, девушка столичная, прямым текстом дает знать, мол, я сегодня - твоя. Над Свислочью поют соловьи, зеленым шатром колыхаются зеленые ветви.
- Ты мой, - шепчет она, утопая в его густых волосах. А он в ее - сладостной неге, все глубже и глубже…
В столице работы не нашлось, уехал в один из ближайших райцентров. Снова женщины в школе, снова намеки от незамужних учительниц. Но Гоша все чаще и чаще посматривает на фотографию.


Вдруг открыл для себя, что он еврей, обучает белорусских ребят русскому языку, ни слова на иврите не знает. В Белоруссии – синагога только в Минске и то в захудалом помещении. Это не то, что в Грузии – во многих городах. А в Тбилиси - несколько синагог, грузинские евреи знают свои традиции, отмечают свои праздники, вспомнил слова Сосо.
Что-то нарушилось внутри, тем более, пришло лето - отпускная пора!
Самолет Минск-Тбилиси несколько часов висел в воздухе над белыми облаками, пока не приземлился. По дороге из аэропорта с изумлением смотрит на горы, уходящие вверх. Их раньше не видел. Тополя, как в известной песне, разбрасывают свой пух. Все необычайно красиво, как в волшебной сказке.


Остановился в одной из гостиниц - благо, отпускные были немалые, да и собрал какую-то сумму за время работы. Но телефон Сосо не отвечал… Взял такси, поехал по адресу, посмотреть… Утопая в зелени, белая громадина с двумя балконами, возвышалась на улице. Присел на скамейку, вдруг Сосо выйдет из дома. Никого, тишина. А Гоша просто решил немного отдохнуть, прикрыл глаза и… задремал после дороги.
- Эй, эй, вставай! Ты, что умер? - трясет его за плечи толстый грузин, проходящий мимо.
- Да нет, нет, все хорошо, - успокоил, поднимаясь со скамейки Гоша, намереваясь вернуться в отель.
- Так ты, приезжий? Тамара, Тамара, - обратился он к девушке, проезжавшей мимо в машине, - сделай доброе дело, отвези нашего гостя в гостиницу. Ничего еще здесь не знает.


Тамара открыла дверь, вышла из машины. Брови вразлет, коса через плечо, голубые глаза, в них, будто утопает такое же голубое тбилисское небо. Спелые, вишневые губы. Полная грудь просвечивает через легкую кофточку. А в загорелой ложбинке сверкает золотая цепочка с иудейской звездочкой - Маген Давидом.
- Что-то знакомое, - промелькнуло в его голове. - Где я мог ее видеть? Я же ни разу не был здесь. Ни разу. Так это же сестра Сосо! Она не просто красивая, она - самая красивая на земле! Я таких девушек никогда раньше не видел!
- Садитесь, пожалуйста, я вас отвезу, - с приятным тбилисским акцентом обратилась к нему девушка.
- Тамара, Тамара, жди меня на свадьбе, я обязательно через неделю приду, - говорит девушке на прощанье ее сосед.
- Неужели прошло шесть лет? Неужели прошло? - стал вспоминать Гоша. - Ушел из армии в июне 1980 года, а сейчас июнь 1986. Точно шесть лет.


По дороге молчал. Что говорить? Опоздал, уже намечена свадьба! Да и куда ему? Он простой сельский учитель, она столичная девушка, из богатой еврейской семьи.
- Нет, нет, пусть будет счастлива, - говорит про себя.
А Тамара всю дорогу спрашивает у себя, где она видела эти густые брови, курчавые темные волосы. Где? У кого? И вспомнила: в солдатском альбоме брата Сосо. Это он ей говорил про своего друга. Все шутил, дал ему шесть лет. Успеет - ты выберешь его, опоздает – выбирай, кого хочешь. Вот она и выбрала. Георгия, сына одного из самых влиятельных евреев столицы. Вернее, он ее выбрал!


Как только поступила в Тбилисский университет, предложил встречаться, а потом и пожениться. Сказала, рано еще. А он не дает прохода, обещает золотые горы. Словом, согласилась. Парень видный, будет инженером. Веселый, модный, все девочки с него глаз не сводят.
- Ты только скажи, только скажи, что не хочешь, я за ним – в огонь и в воду. Давно по нему сохну. У другой бы давно отбила, но у тебя не могу. Ты же – лучшая подруга, - обнимает ее Нино.
Сияя глазами, Тамара вошла в дом.
- Ты словно сама не своя, - заметила перемену в дочери мама.


А Тамара в соседнюю комнату - Сосо уже живет отдельно, в своем доме.
- Приехал! Приехал! - приложив руку к телефонной трубке, хочется кричать ей.
- Кто приехал? Кто?
-Да твой друг! Твой друг из армии.
- Какой друг?
- Тот, которому ты дал шесть лет.


На втором конце провода замолчали. Потом, потом послышался звук каблуков. У Сосо был коронный танец! Только он мог каблуками выбивать такую мелодию, что от нее хотелось и радоваться, и плакать одновременно… Вот и сейчас он не знал, что ему делать. Радоваться приезду друга или печалиться. Ведь уже назначена свадьба, приличная семья, к Георгию - жениху Нино, он неплохо относится. Ничего уже сделать нельзя, нельзя… Гоша и Тамара даже не знают друг друга. Но потому, как она тревожно и радостно говорила про него, может быть, Гоша уже понравился ей? Ведь Гоша не может не понравиться!
До гостиницы летел стрелой. Вбежав в холл, поинтересовался, в каком номере живет гость из Белоруссии, назвал его имя.
- Ушел минут двадцать тому назад, - огорчила его служащая.


- Куда, куда он может пойти в пятницу под вечер? - спрашивает у себя.
- В синагогу! Он же мне говорил, что мечтает увидеть тбилисскую синагогу. Я же ему столько про нее рассказывал!
Пятничная служба еще не началась. Евреи заходили в помещение, рассаживались в ожидании молитвы. Все друг друга знали, сидели рядышком. Только один человек сидел немного в стороне. На голове красовалась кем-то данная кипа, а в руках молитвенник, который он внимательно изучал. Будто почувствовав, что кто-то смотрит на него, Гоша повернулся. Их взгляды встретились. А через несколько минут в синагоге поднимали бокалы с вином, поздравляли друзей со встречей. А-а, вы не знаете, как встречают друзей грузинские евреи и вообще грузины! Как никто другой!


Поднимали бокалы, взяв друг друга за плечи, танцевали на улице. А потом Сосо завез друга в самый лучший ресторан столицы. Желтая Кура несла свои воды, как она несет уже много столетий. Мцхетский замок, возвышаясь над ней, казался сказочным дворцом. Все было, как в сказке!
Друзья говорили о многом. Гоша сообщил о том, что закончил институт, работает в школе. Сосо открыл магазин по продаже и изготовлению ювелирных изделий. Тбилисские евреи – в этом мастера, а он уже ювелир четвертого поколения. Чем больше говорил Сосо про свою работу и про свою семью, тем больше Гоша понимал, что они разные, разные.
- А ты знаешь? Моя сестренка учится на литературном факультете университета. В кого она такая пошла. Литература, музыка, театр - это ее жизнь, - вдруг заявил Сосо.
Это уже понравилось Гоше, вопросительно посмотрел на друга.
- Как она тебе? Как?
- Ты знаешь, ты знаешь! Просто принцесса. Это девушка моей мечты. В ней, как я успел заметить, еврейская красота с кавказским колоритом.
- Вот-вот! - поднял указательный палец Сосо. - Только… только, она другому вот будет отдана!
- Все, отвези меня в гостиницу, - поднялся Гоша, - устал за день.
Дорогой ехали молча - каждый думал о своем.
- Гоша, последний вопрос, как тебе моя сестра?
- Как? Я дурак! - покачиваясь от выпитого грузинского коньяка, пошел от машины Гоша.
- Э-э, стой, стой! Я тебе обещал, что ты ее получишь через шесть лет? Обещал! Шесть лет будет когда? Через неделю! Ты успел приехать? Успел! А теперь уже моя задача, что делать. Ты понимаешь, - догонял его Сосо. - мы ее украдем! Украдем! У жениха, у моего отца. Он тебе ее в жизни не отдаст. Кто ты для него? Простой учитель без роду и племени. А он, богатый грузинский еврей, долго искал достойную пару нашей Тамаре.
- Украсть, так украсть, украсть, так украсть, - уже не понимая, о чем шел раньше разговор, еще долго обнимались друзья.
… А луна - свидетельница - только смеялась своим щербатым ртом с кавказского неба.


… Прошло тридцать лет.
В ашдодской синагоге торжество: бар-мицва Лирона, родившегося уже в Израиле. К вечеру, когда над средиземноморским городом спадает духота, собирается народ. Женщины при встрече целуются, взмахивают руками, будто не встречались минимум пол жизни. Мужчины хлопают друг друга по плечам, тоже целуются. Все говорят на каком–то смешанном наречии - чистый иврит вперемежку с… грузинским.
Сегодня праздник Лирона, всей его мишпахи, многих грузинских евреев, живущих в… Израиле.
- Хаверим, крувим - друзья, родные, с сегодняшнего дня наш Лирон перед еврейскими законами несет ответственность, как взрослый, - торжественно говорит высокий, седовласый еврей.
- Даже может жениться, - смеется девушка-подросток в белом платье.
- Как дедушка, - толкает ее рукой девчушка, - только кого он будет воровать? Невесту уже выбрал?
Чувствуется, что семейную тайну уже нельзя удержать, да и другие улыбаются в столь торжественный вечер.
- Сосо, может, пришло время все рассказать. Давние события обрастают слухами. - подошел к Лирону 60-тилетний человек с интеллигентной бородкой и широкими бровями.


- Может, Гоша ты и… прав, - не спеша, выговаривая, подошел к нему человек с внешностью настоящего грузина. Высокий, колоритный, густой ряд, чуть поседевших усов. А глаза - зоркие, быстрые, гнездятся чуть выше орлиного носа.
- Э-э, Гоша, что уже теперь скрывать? Вы хотите узнать, как мы украли вашу бабушку, нашу первую красавицу в Тбилиси Тамару?
- Хотим! - раздался дружный хор голосов - и детских, и взрослых.


- Хорошо, хорошо. Вах! Поехали! - взмахнул рукой Сосо, словно переносясь в 1986 год.
…Когда шикарная черная машина подъехала к столичному загсу, ее уже ждало множество гостей, приглашенных на свадьбу. Цветы, музыка, поздравление, общее веселье. И только невеста в белоснежном платье ступила на землю, как откуда ни возьмись, к машине подлетела карета, запряженная парой дымящих ноздрями коней. Видимо, гнали их сюда без остановок, боясь опоздать. Все произошло за считанные секунды. Два громилы, выскочив из кареты, схватили в охапку невесту и с гиком, умчались с площади. Все оторопели…


- Давай, давай за ними, - подскочили к машинам отец невесты, Давид, жених Георгий, вскакивая в салоны легковушек. Но впереди стоял какой-то грузовик, водитель которого, открыв капот, что-то там делал.
- С дороги, с дороги. Нашел время! - зашумели на него.
Но машину нельзя было быстро завести. Развернулись в обратную сторону, одна машина стала наезжать на другую. Давка, скрежетание тормозов, шум… Скрежетал зубами Георгий… В последнее время он замечал какие-то перемены в поведении невесты. Стала вроде замкнутой, задумчивой. Присядет на диван, все косточки пальцев поламывает.
А в карете засыпал невесту поцелуями… Вы догадались кто? Конечно, Гоша!
За неделю перед свадьбой Сосо напрямую сообщил сестре, что он с Гошей решил ее выкрасть. И, чтобы это было правдоподобно, прямо на свадьбе.


- Как это, как? - не поняла Тамара. Когда ей все объяснили, она только дрожала. Сама не знала, как поступить. С Георгием все просто, но чувствует в нем какую-то власть над собой, словно школьница. Многие кавказские женщины этого именно и хотят.
- Грузинские мужчины содержат дом, приносят деньги. Что тебе еще надо? - не раз слышала такие разговоры.
- Да-а, если не считать, что не пропускают ни одну русскую туристку. Только и дежурят возле отелей, - возразила вторая.
Тамара не раз замечала, что Георгий не интересовался ее духовным миром. Она ему про свою учебу, про нашумевшие литературные новинки, а он: живи своей жизнью. А жизнью он считает – богатство, как у его отца, приличный дом, жену - красавицу, чтобы ждала его вечерами.


А Гоша, Гоша - это совсем другое! Наперебой читали во время коротких встреч стихи Пастернака, Заболоцкого. Слушает ее, каждое слово ловит, притронуться боится, но глаза горят, горят…
- Верь мне, - говорит, - обещаю любовь верную и на всю жизнь. А все остальное придет.
Короче, запуталась в его речах, словах, потерялась в его огненных глазах и кивнула головой, мол, согласна я на… мое воровство. Думала, что типа какого-то розыгрыша, шутки, а здесь на самом деле… украли.
…Несется пара лошадей. За поворотом узенькой улицы поджидает автомобиль. На сиденье - темное платье.
- Срочно смени одежду, смени, - подходит возница, в котором узнает за большими темными очками и широкополой шляпой брата Сосо… На скорости машина мчится все дальше и дальше от Тбилиси.
- Нас догонят, догонят! Георгий не простит, убьет меня и тебя, - стучит зубами Тамара.


А Гоша улыбается: не волнуйся, все продумали, все… Через несколько часов машина поворачивает в сторону Кутаиси. Вот уже аэропорт… Словно в шпионском романе, самолет взлетает в сторону Батуми. Через день рейс: Батуми-Москва!
Тамара впервые увидела столицу. Кремль, собор. Ленинград, Царское село, Петродворец - все это настолько ее поразило, что даже забыла про свой побег. Гоша водил ее по бесконечным залам Эрмитажа. Такое множество картин великих мастеров она никогда не видела. Тамара чувствовала, что ее привлекает этот мир…


Минск, родной город Гоши, тихий и спокойный. Словно всю жизнь стремилась сюда.
Семья Гоши приняли грузинскую невестку с любовью, не вмешиваясь в жизнь молодых, давали им возможность наслаждаться ей. Тамара на литературный факультет Белорусского университета перевелась на второй курс.
- А родные Тамары все это время ничего не знали? - послышался голос из зала.
- Нет, мы им перед вылетом из Батуми позвонили. Попросили прощения и сообщили, где лежит письмо, в котором Тамара рассказала обо всем, начиная со службы в армии Гоши и Сосо. Тем более, что родители тоже слышали о ней, но не придавали значения, - ответил Гоша.
- Та-ма –ра, Та-ма-ра, Та-ма-ра, - вдруг начали скандировать, собравшиеся в ресторане.
Гоша, обняв жену, подвел ее к Лирону, стоящему в центре зала. Подбежали внучки, окружили родственники.
- А дальше, дальше, что?
- Я окончила университет, работала в отделе театра и культуры республиканской газеты. А потом на волне алии мы прилетели в Израиль.
Она была на этом вечере, словно королева.


- Цади, моди, цади, моди (приходи-уходи), - вдруг раздался из коляски голос двухлетней малышки.
Коляска стояла возле стола, за которым сидела довольно пожилая пара. Вы уже догадались кто это? Да, это родители Тамары - Давид и его жена Анна.
Вы скажете, что же с Георгием? Он, просто увидел, кто в него был влюблен по-настоящему. Да-да, Нино, подруга Тамары. Они создали счастливую семью. Три сына, семь внуков. Из них - три офицера израильской армии. И тоже, тоже… живут в Ашдоде, давно уже помирившись с Гошей.
Так счастливо закончилась эта история, а ее продолжение – в детях, внуках и правнуках…
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*
# Александр Юровецкий ответить
Прекрасный рассказ, очень понравился. Спасибо.
13/06/2016 13:30:05

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.