РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ГРИГОРИЙ КОЧУР И ЕГО «ИНТИНСКАЯ ТЕТРАДЬ»
Публицистика
МАЛЕНЬКАЯ И… БОЛЬШАЯ СТРАНА
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
"Земля Израиля и В.В.Верещагин"(ч.1)

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

100-летний юбилей


Столетие еврейского героя


Ефима Моисеевича Когаловского, бывшего минчанина, сегодняшнего жителя Израиля
…Утром в окна квартиры, которые выходят на Средиземное море, ворвалось солнце.
А через час небо затянуло тучами.
Вскоре ударил град, да такой сильный, что крушил машины и деревья.
К полудню солнце разогнало тучи, подсушило дороги и тротуары.


- Так и в жизни, - думает Ефим Моисеевич, - было радостное и светлое, тяжелое и невыносимое. Говорят, жизнь долгая. Мне сегодня 100 лет!Что такое сто лет? Закрываю глаза и вижу все, что было. Открываю глаза, и как будто бы не было этих долгих лет.
Но вся жизнь пробегает перед ним, как кадры кинохроники…

Первая мировая война.
Петроград в ожидании революционной бури.
Мир на перепутье - время огромных перемен!
А в еврейском местечке Жуковка, что на Брянщине, у Моисея Когаловского рождается восьмой ребенок.
- Как назовем? - переспрашивает местного раввина отец, - Конечно же, Хаим, иного имени и не может быть.
Хаим - на иврите это - жизнь!


Назвав так своего предпоследнего ребенка, Моисей будто бы нарекает ему долгую жизнь.
Самому–то оставалось всего четыре года…
Тогда, видимо, и закончилось счастливое детство мальчика.
А еще через 10 лет… он принес маме свою первую зарплату.
Худой, вытянувшийся подросток мял в своих руках рубли, на которых красовался серп и молот…
Какое это было тогда чудное время!


Еврейская молодежь вырывалась из захолустья, стремилась в большие столичные города.
Хаим, или как его звали в семье и друзья - Ефим, поступил в медицинский институт.
В июне сорок первого врач Ефим Когаловский должен был получить направление на работу, а вместо этого - повестку на фронт.
Война, командир санитарной роты.


Служба в армии после войны еще на протяжении двух десятилетий.
Но об этом периоде его жизни хорошо рассказала в одной из израильских русскоязычных газет внучка ветерана, журналистка по профессии Керен Вольман, которая живет в Минске.
Подготовил про него статью в этой же газете его друг Зиновий Ваксман.
Поэтому я больше остановлюсь на жизни ветерана в Израиле.


- Как это просто так, взять и сорваться в 80 лет? - спрашиваю у Ефима Моисеевича.
- Конечно, не просто. В Минске у нас была квартира, а еще раньше - хорошая работа, привычная жизнь. Но дочь Галина вместе с сыном уехала раньше. Все убеждала меня, мол, в Израиле будет лучше. Моя дочь - моя половина. Оказалась права. Здесь действительно для меня лучше. Не думаю, чтобы дожил в Белоруссии до таких лет.


… Я сижу в квартире Ефима Моисеевича.
В пяти минутах Средиземное море.
Свежий, морской ветер долетает и сюда.
Врываясь на балкон, он проникает в комнату, где мы находимся.
С хозяином квартиры меня знакомить не нужно.
Впервые с ним встретился на его… столетии.


Его лучший друг, тоже инвалид войны, Зиновий Ваксман, передал мне приглашение от юбиляра.
И вот в один из ноябрьских дней в ресторане "Виктория" собрались родные, близкие, друзья, знакомые.
Из Минска прилетели два сына Михаил и Евгений, Лена Левина с мужем Шимоном из Москвы.
- Мы обещали двоюродному дедушке, что на свой юбилей он сможет понянчить двоюродного правнука. И свое обещание сдержали, - говорит Шимон, передавая малыша в руки прадедушки.


У Шимона и Лены семеро детей, но это не мешает им жить активной общественной жизнью в столице!
Шимон Леви - заместитель главного раввина Москвы, депутат Еврейского Европейского парламента.
Лена – учительница, видный еврейский общественный деятель Москвы.
Интересная особенность времени. Поколение наших родителей почти полностью отошло от еврейской жизни, советская власть постаралась. Мы, послевоенные, знали только то, что мы евреи.
А наши дети, внуки возвращаются к еврейству, думаю я, знакомясь с Левиными.


- Моя дочь Керен, или как мы ее зовем дома –Лена, тоже придерживается с мужем еврейских традиций, они ведут религиозный образ жизни в Минске, учились в израильской ешиве, - говорит Михаил, который родился, можно сказать, в один день и один год вместе со мной.
- А ты? - спрашиваю у Михаила.
- Думаю, что точно также, как и ты, нас же воспитывала страна, как в инкубаторе - всех одинаково. Большинство далеки…
А Шимон Леви продолжает дальше: "Это удивительный человек - наш двоюродный дедушка. Он является для нас примером подражания. Во время войны был флагманским врачом флотилии транспортов Балтийского флота, воевал на Ладожском озере, был ранен и контужен.


Слушаю его и думаю, как сходятся пути-дорожки фронтовые.
Мой отец Давид Златкин во время войны тоже воевал на Ладожском озере.
Тоже там был ранен и контужен.
Может, вместе они были на пирсах во время бомбежек.
А потом лечились в одних военных госпиталях.
Может, все может быть...


Только не всем судьба дает встретить столетие.
Поэтому, поздравляя Ефима, мы мысленно поздравляем и наших родителей, которых уже нет.
Одним было бы сегодня по 95 лет!
А моему отцу этой осенью исполнилось бы всего 92 года…
Теперь я понимаю, почему в зале такая возвышенная обстановка.
Все разделяли радость с юбиляром и его семьей!
И эту радость воспринимали как свою личную!!

За столами свободных мест не было.
Выступали, поздравляли, а чаще всего подходили и просто… обнимали.
Не только родные.
Друзья, ветераны, будущие офицеры Израиля.
На экране - фотоснимок за фотоснимком.


Снимки юности, фронтовые фотографии бравого майора медицинской службы.
Любящего отца, внимательного мужа, заботливого дедушки…
Сегодня - вторая встреча!
Захотелось увидеть именинника в домашней обстановке, поговорить с ним.
Ефим все суетится по квартире. Собрались родные.
А тут мы еще нагрянули.
- Присядь, отец, присядь, мы все сделаем, - упрашивают его дети.
Но куда там!


Ефим Моисеевич всегда все делает сам.
Даже сейчас, после недавнего перелома шейки бедра, он заставил себя долго не залеживаться.
В Израиле вместе с женой Асей много лет переезжали с квартиры на квартиру, пока не купили свою. Получил инвалидность, назначили приличную военную пенсию.


- Как я дошел до такой жизни, что перевалил за первую сотню? Вас это интересует? - спрашивает у меня, улыбаясь.
- Не только меня, но и других. Все хотят знать, что продлевает жизнь.
Хозяин квартиры на миг задумался, но тут же на помощь к нему приходит старший сын Михаил.
- В 60-тые годы в Минске было активно распространено движение "моржей". Отец в возрасте за 50 лет любил плавать в ледяной проруби.


Именно тогда, в 60-тые годы, я приехал в Минск, где изучал профессиональную фотографию в одном из учебных заведений столицы.
Минск был всегда красивым, особенно зимой, когда словно гирлянды свешивались с деревьев, запорошенные снегом ветви, когда все парки и скверы были белые–белые.
Вот тогда, прогуливаясь в поисках красивых зимних пейзажей, я частенько видел, как ныряют в проруби смельчаки.
От холода запотевал фотообъектив, переставал работать затвор, а "моржам" было хоть бы что.
Бросались в холодную прорубь, были в ней некоторое время, потом выскакивали на снег, набрасывали на себя полотенце, пили обжигающий чай.


Возможно, вместе с другими, когда я фотографировал дышащих паром на снегу, был Ефим Когаловский.
- Отец был для всех еще и врачом. Проверял ныряльщикам давление, пульс. Советовал одним продолжать купание, другим при каких-то нарушениях рекомендовал прекратить или повременить. Его докторская сумка всегда была наготове. Часто звонили знакомые, соседи, просто люди, каких он не знал, обращаясь за помощью. И никогда не кому не отказывал.
- Как же иначе? - поднимает он на сына свои глаза .


А я смотрю в эти светлые, немного выцветшие от времени глаза бывшего майора медицинской службы и думаю, что передо мной, перед нами сидит не просто обаятельный человек, в ком все души не чают.
Перед нами - история! Сама эпоха!
За его плечами - время сталинских пятилеток, расстрельные годы, тяжелейшая война, послевоенные годы.
Нет уже всесильных мира сего, которые вершили судьбы миллионов людей, перекраивали карту мира и давно уже ушли в небытие…
А Ефим Моисеевич - вот он рядом.

Его можно обнять, спросить обо всем, побеседовать.
Наш разговор то и дело прерывается гостями.
Сыновья Михаил и Евгений, что приехали к отцу на столетие, стараются с ним побыть больше времени.
Дочь Галина - всегда здесь, только уходит, чтобы сделать какие-то покупки. Из Иерусалима приехала племянница с мужем.

Обнимает его, сидит рядышком, не отходит ни на минутку.
- Моя мама, родная сестра жены Ефима Моисеевича. У нас нет с ним кровной связи. Но для меня нет человека более близкого на земле, чем он, - говорит она.


Юбиляр осматривает всех собравшихся и командует: "За стол, мои друзья"!.
И повернувшись к своему самому лучшему другу Зиновию, подмаргивает: "по фронтовой?"
Первым выпивает, принимая тост от родных и нас.
…За окном все также ярко светит солнце.
От него, от улыбок собравшихся всем веселее и радостнее.
А я хочу продолжить свое интервью.
Я спрашиваю, столетний юбиляр отвечает.
Четко и ясно.
Как он всегда привык разговаривать с пациентами.


- Я не родился суперменом. Был врожденный порок сердца, стенокардия. Мочекаменная болезнь, проблемы с желудком - все, как у всех. Ранения, перенес два инфаркта. Вижу, улыбаетесь, мол, как перевалил за столетний рубеж?
- Чтобы себя вылечить, оздоровить, ходил в день пешком по 30 километров. Это улучшило работу сердца, укрепило его. Чтобы избавиться от желудочно-кишечных проблем, устраивал голодовки. Иногда – на две-три недели.
- И нормально себя чувствовали?
- Почему нет?
- В Йом Кипур (День Искупления) Ефим целый день не притрагивается к пище. Я не могу, не все его родные могут, а он легко переносит этот день.
- Ну и закалка! - вступает в разговор Зиновий, которому уже за 90 лет.
Про него мой рассказ еще будет впереди.
- Как с курением? - дальше "пытаем" хозяина квартиры.
- Да никак. Курил. Бросал много раз, потом опять продолжал, но пятьдесят лет уже не курю.
- Тяжело было отвыкнуть?
- Мне нет! Говорил себе, например, к дню рождения или к другому какому-то событию, прекратить курить. Этим самым будто давал команду своему организму и, когда наступал определенный день, даже забывал про сигареты.
- Вы сказали, что были проблемы урологические?
- Да, были! Прежде всего, помогало ограничение в питании, употреблял меньше углеводов, белков.
Словно живая энциклопедия, врач более, чем с 70-летним опытом, рассказывает нам о секретах долголетия.


И хитро улыбается: "Пусть все прочитают! Продлевают свою жизнь. Человеческий организм рассчитан на продолжительный период, даже более, чем на 120 лет, как желают друг другу евреи. Только мы еще себя хорошо не изучили».
На прощанье я дарю новому другу книгу "От Михалина до Иерусалима".
Смотрю на него, а словно вижу всех тех, кого уже нет вместе с нами.


Зиновий, командир ракетного подразделения во время войны, с кем благодарная судьба свела меня несколько раньше, поднимает тост: "За всех солдат, и за еврейских солдат в особенности, кого уже нет с нами. И наклоняясь ко мне, добавил: «Ефим, за твоего отца".
Вы знаете, почему мы в умилении смотрим на последних воинов Великой Отечественной?


Я вам скажу.
Мы последние, кто их видит…
Вечером раздается звонок телефона….
Узнаю знакомый, немного хрипловатый голос Зиновия.
- Ты давно не был на море? Какой здесь воздух. Как здесь свежо!
- Любишь прогуливаться один?
- Почему один? Вместе с Ефимом. Круг за кругом, круг за кругом…
- Жизнь продолжается?
- Ты послушай, что тебе хочет сказать Ефим, послушай.
- Я люблю тебя жизнь, я люблю тебя снова и снова, - слышу в пелефоне, как поет Ефим Когаловский, столетний еврейский герой.
Я подпеваю ему.
Зиновий помогает Ефиму.


А над Ашдодом всходит светлая луна.
Такая же светлая, как вся жизнь Ефима Когаловского!

Ефим Златкин, журналист, член СРПИ
 

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.