РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ОЛЕСЬ ДЯК ЗВУКИ НЕПОБЕДИМЫЕ
Публицистика
Красавица с восточными глазами? Это - Япония!
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
Презентация 41 номера журнала

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Супертурнир поэтов в Лондоне - продолжение

Людмила Чеботарева

5 июня 2011


Лондон

 

Часть I. Не обижайтесь на погоду!

«Don't knock the weather; nine-tenths of the people couldn't start a conversation if it didn't change once in a while.
Kin Hubbard

Не обижайтесь на погоду: девять из десяти людей не смогли бы начать разговор, если бы погода периодически не менялась бы.
Кин Хаббард

Лично я , например, на погоду никогда не обижаюсь.
Она куда более обидчива: вечно ей не нравится, как я одета!

А все потому, что, живя в жарком Израиле почти 20 лет, я уже давно успела забыть, каково это - 20 по Цельсию, т.е. цифры для меня стали абсолютно абстрактными единицами.
Мне бы лучше кто-нибудь из лондонцев рассказал конкретно, в чем именно сейчас в Лондоне ходят: в одежде с короткими или с длинными рукавами, свитерах, куртках, шубах (нужное прошу подчеркнуть).
Боюсь, без вашей помощи дорожные сундуки окажутся неподъемными. А стало быть, на вашу милостивую помощь уповаю».

Таков был мой призыв к лондонцам, оказавшийся «гласом вопиющего в пустыне». В результате – «дорожные сундуки» и впрямь оказались неподъемными, а одежда – мало подходящей для холодного, туманного и дождливого Альбиона, из чего я сделала вывод (правда, поздно), что приевшиеся стереотипы порой оказываются чистой правдой.

Мы стояли на пронизывающем ветру, дующим с Темзы цвета холодной стали, без плаща и куртки, оставшимися висеть в тесном шкафу в отеле, и не имея даже возможности укрыться от все усиливающегося дождя под благополучно забытыми в недрах чемоданов зонтиками.
Сначала я стащила с Мишки свитер. Он покорно с ним расстался, помня о том, что сегодня «честь мундира» предстояло защищать мне, а мой жалкий вид никак не соответствовал боевому настрою.
Когда Миша, в рубашке с короткими рукавами, начал совершать короткие пробежки, так и не приведшие к положительному результату, над нами сжалилась Роза Шляпинтох, пожертвовав мне курточку, после чего я поспешила вернуть своему супругу его свитер.

Мы громко клацали зубами и изображали «пляску святого Вита». Это, как видно, возымело результаты, и Олег Борушко, скептически окинув нас взглядом, милостиво открыл свою машину, где мы и провели оставшееся время до прибытия автобусов, на которых отправились в Кембридж.

Часть II. «Так и умер, считая "Кембридж" буржуазным ругательством». (В.Шендерович)

Город Кембридж находится всего в 90 км от Лондона, на реке Кем, в графстве Кембриджшир.
Кембридж известен всему миру, как университетский город, в котором всегда кипит бурная студенческая жизнь.

Впервые Кембридж упоминается в исторических документах в VIII веке (730 год), а первый университет здесь был открыт в 1209 году, когда, согласно преданию, сюда прибыли изгнанные из Оксфорда студенты и преподаватели.

В течение короткого времени Кембридж превратился из маленького торгового городка в один из самых знаменитых университетских городов мира. Сегодня Кембридж символизирует английские традиции и образование на высочайшем уровне. Именно в Кембридже учились выдающиеся деятели во многих областях жизни, здесь прошли курс обучения Исаак Ньютон, принц Чарльз.

Но Кембридж знаменит не только как университетский город, он известен своей богатейшей историей и культурой. Здесь можно посетить и увидеть многочисленные музеи, галереи и старинные здания.

Кембридж привлекает к себе ежегодно более 3,5 миллионов туристов со всего мира. Академический строгий стиль и оживленная студенческая жизнь делают Кембридж идеальным местом не только для учебы, но и для отдыха.
К сожалению, мы опоздали на знаменитую регату, проводимую в мае.
Но зато увидели многие другие достопримечательности.

Колледжи Кембриджа поражают своей красотой и великолепной архитектурой.

Kings College (колледж Короля) - самый роскошный колледж города, был основан в 1414 году королем Генрихом VI. Внутренний дворик колледжа украшен статуей этого монарха. Готические веерные своды часовни Колледжа Короля - одни из самых красивых в Англии. Часовня колледжа построена в XV-XVI вв. и является прекраснейшим образцом перпендикулярной готики с витражами XVI века. Картины в часовне над алтарем принадлежат кисти Питера Пауля Рубенса. Старейшей церковью университета является круглая церковь Гроба Господня (XII в.). В Англии всего четыре таких церкви.

St John's college известен своим мостом Вздохов, построенным по образцу одноименного венецианского моста. Правда, местная специфика вносит свои изменения: здесь вздохи означают не прощание узника со свободой, а страх студентов перед экзаменом.

Необычайно красив знаменитый деревянно-кирпичный Queеns college (колледж Королевы), основанный в XV веке. Здесь преподавал величайший гуманист эпохи Возрождения, филолог, писатель Эразм Роттердамский.
Queеns college - это один из лучших образцов поздней готики, он известен своим Математическим мостом, построенным без единого гвоздя.

В центре Кембриджа расположена известная Рыночная площадь (Market Square), где вот уже четыре века с понедельника до субботы открыта ярмарка. Жаль, что мы приехали сюда в воскресенье! По периметру площади расположены интересные здания, например, Большая Церковь Святой Марии.

В Кембридже также много музеев: музей Фицуильяма подарен Кембриджу графом Фицуильямом Меррион в 1816. Здесь собраны древности из Египта, Восточной Азии, Греции. Знаменит музей своим собранием французских импрессионистов. В галерее Кеттл-Ярд собраны образцы искусства XX в.

А еще в Кембридже есть Музей археологии и антропологии и Институт Скотта, который занимается исследованиями Южного полюса.

На музеи времени у нас, естественно, не было. К тому же мы, отягощенные тяжеленными сумками с моими книгами, молили лишь об избавлении от них.
Пользуясь случаем, хочется сказать несколько добрых слов о Мише, сыне Марины Викторовой, который по-рыцарски подставил плечо под мою гитару и мужественно таскал ее.

Слава Богу, наши молитвы были услышаны. Мы как раз проходили мимо колледжа, где должен был состояться конкурс, и Тина, наш гид, студентка из Болгарии, завела нас в аудиторию, дабы мы избавились от непомерного груза. Дышать сразу стало легче, и мы вместе со всей группой надолго застряли сначала возле яблони Ньютона, как говорят, выросшей из семечка того яблока, которое свалилось Ньютону на голову, а потом - возле хронофага в виде кузнечика, которые разместились на здании Корпус-Кристи колледжа в Кембридже.
Часы называются Corpus Clock и отличаются абсолютным отсутствием стрелок. Их роль “исполняют” 60 прорезей, которые подсвечиваются светодиодами.
Сверху механизма расположилось зубастое чудовище, похожее на кузнечика, который, передвигая ноги, вращает диск.
Каждые пять минут световые “стрелки” часов замирают, показывая точное время.
Corpus Clock придумал Джон Тейлор, который посвятил их английскому изобретателю-часовщику Джону Гаррисону. А вот здесь можно увидеть, как эти часы представляет известный ученый-физик, автор “Краткой истории времени” Стивен Хокинг: http://tomsk.fm/watch/35021

Часть III. Поверх барьеров, или Смирение, Достоинство, Честь

Мы бы стояли и наблюдали за течением времени еще очень долго, но как раз этого самого времени у нас абсолютно не было. Нужно было еще успеть что-нибудь перехватить на обед и бежать готовиться к конкурсу.

Состояние у меня, прямо сказать, было весьма удручающим: голодная, замерзшая, готовая в любую минуту разреветься (даже не считаясь с накрашенными глазами и отсутствием косметички для исправления неисправимого).
Как хорошо, что рядом оказались Наташа Чиркова с мужем из Ирландии и Марина Викторова с сыном из Эстонии. Как могли, они успокаивали меня, настойчиво требовали от официантов обслужить меня немедленно и по высшему разряду, тайно приглашали отхлебнуть из бутылочки с коньяком. Спасибо, ребята, я никогда не забуду вашей доброты и теплого участия!

Но вот в Аудиториуме Bateman колледжа Gonville and Caius все готово к открытию Супертурнира поэтов русского зарубежья «Поверх барьеров».

Колледж Gonville and Caius был основан в 1348 году, а свое нынешнее название получил в 1557 году.
В настоящее время здесь проживают около 500 студентов, 250 аспирантов и 110 преподавателей.
Девизом, символизирующим академический путь студентов колледжа, являются три слова: Смирение, Достоинство, Честь.

Мне очень хотелось в своем конкурсном выступлении не слишком отступать от этого замечательного девиза, и как мне кажется, я вполне с этим справилась: с достоинством защищала честь своей страны и достаточно смиренно отнеслась к тому, что победа досталась не мне.

Восемь участников из шести стран мира соревновались за королевское звание и поездку на Бали, на знаменитый литературный фестиваль Ubud.
Участники в два круга читали свои стихи: сначала программное, с заданной строкой Пушкина «По гордой лире Альбиона», а затем – еще по четыре стихотворения по своему выбору.

Все участники были на уровне, но лучшим, по мнению голосовавшей публики, был Александр Чернов из Украины. Своих ближайших соперников он обошел с большим отрывом.

Одно из его стихотворений просто потрясло всех:

Как слушали столетия назад
кувшин, свечу, сверчка, часы с кукушкой,
как шум прибоя слушали в ракушках, -
я слушал снег, я слушал снегопад.
Я слушал снег - гуляние и крик
при массовом стечении народов,
листовками из толстых самолетов
рассыпанные рукописи книг.
Я слушал снег, который говорил
назойливыми белыми словами,
летящими в пространство куполами,
серебряными маршами перил.
Я слушал снег и домики на снос.
Я слушал птиц живых и замороженных.
Я слушал ветку железнодорожную
и старый маневровый паровоз.
Я слушал снег и Киевский вокзал,
где жизнь людей видна, как на ладони,
в обычном цвете, запахе, объеме.
Я слушал снег во все свои глаза.
Я слушал снег. Я слушал детский смех
и детский плач, и рев больного зверя.
И мотылек стучал в стекло сквозь снег.
Я слушал и ушам своим не верил.
Танцующая бабочка в окне,
чьи коконы раскручивались в смерчи...
Я слушал снег в таком глубоком сне,
как до рожденья или после смерти.

Говорят, что я тоже выступила неплохо – эмоционально и артистично. Ну а помогла или помешала мне гитара, могут сказать лишь те, кто слушал меня из зала.
Во всяком случае, многие зрители подходили ко мне потом, чтобы сказать несколько добрых слов и поблагодарить за подаренную мною книгу "Commedia dell' Arte".
Спасибо вам, дорогие зрители!

 

Часть IV. «Пророк» на волнах реки Кем

Путешествие по Кембриджу украсила лодочная прогулка по реке Кем, которая протекает мимо 28 величественных университетских колледжей.

С довольно большой лодкой, вмещающей 10 человек, лихо управлялась с помощью шеста очаровательная, босоногая, мокрая с ног до головы, светловолосая студентка.

Мы тихо проплывали под мостами мимо увитых плющом старинных зданий, порою похожих на замки. И наша прекрасная лодочница поинтересовалась, кто мы и откуда. Имя Пушкин было ей не знакомо. Оказывается, не все студенты престижнейшего учебного заведения имеют понятие о «солнце русской поэзии», «нашем всём». Пришлось провести срочный короткий ликбез.

И вот под разверзшимися хлябями небесными над узенькой речушкой Кем зазвучал «Пророк» Пушкина.
Студентка, конечно же, не понимала ни слова, но ее глаза загорелись причастностью к прекрасной мелодии стиха, пусть и на незнакомом ей языке.

А потом был пикник на островке Дарвина, и от холода мы все спасались лишь обильными возлияниями горячительных напитков да теплыми объятиями старых и новых друзей.

По дороге в Лондон кто тихонечко дремал, кто беседовал, кто играл в какие-то игры, так что все оживали от внезапного радостного смеха.

Все треволнения были позади.
Всем было хорошо.
И да будет так всегда!  

День 5-й 6 июня 2011

Лондон


Часть I. Греческий хор в Пушкинском доме в Лондоне, а также Разбор полетов

Уже с утра за завтраком стало заметно, что наши ряды сильно поредели: кто уже уеахал, кто паковал чемоданы, кто отправился досматривать Лондон.

Вероятно, по этим причинам в назначенный час в Пушкинском доме нас собралось не так уж и много. Но этот день был особенный – закрытие Фестиваля совпало с днем рождения Пушкина. А потому Олег Борушко предложил нам почитать свои любимые пушкинские стихи, напомнив про «сестру таланта».

И полились стихи. Мы, наверное, могли бы читать по кругу до бесконечности, но – время, неумолимое время!

Уж не знаю, почему я выбрала именно «Пророка» - может, потому, что он прекрасно прозвучал накануне в лодке на реке Кем…

И произошло удивительное: все, кто присутствовал в зале, в едином порыве начали читать вместе со мной. Это был прекрасный слаженный греческий хор, как будто мы провели вместе долгие часы репетиций.

А потом Олег рассказал всем о том, как голосовал каждый член Большого и Малого жюри, о возникших спорах и необходимости прийти к консенсусу, показал сводные таблицы голосований по каждому из турниров.
«Прозрачность» судейства была очевидной, и это было здорово. Народ уже начал потихоньку расходиться, когда Олег вдруг вспомнил о BBQ в честь окончания Фестиваля, которое, по традиции, проходит у него дома.
Поедание мяса было назначено на 8 июня. Мы записали адрес и инструкции по рекогносцировке на местности и пообещали быть. А если уж мы чего обещаем, то стараемся, по возможности, выполнять. Просто Олег Борушко пока этого не знал.
Часть II. О получении компенсации

Заодно мы, пользуясь случаем, узнали у Олега, где в Лондоне находится какая-нибудь улица с электронными магазинами. Должен же был Миша получить «компенсацию» за столь долгое погружение в поэзию.

У нас так принято: когда Миша ныряет, а я, верная Пенелопа, жду его на берегу, «компенсацию» получаю я. Сейчас Миша готовился к реваншу.

Мы решаем идти пешком на указанную улицу – это всего одна станция метро. И на ближайшем перекрестке сталкиваемся с Наташей Чирковой и ее мужем Дмитрием из Ирландии. Мы бродим вместе по лондонским улицам и никак не можем расстаться. Но все-таки расстаемся, впрочем, надеемся, что не навсегда.

И вот перед нами длинная улица, похожая на электронный рай: справа и слева - магазинища, магазины и магазинчики. Клянусь, что мы побывали во всех!
Теперь я понимаю, каково бывает Мише, когда компенсацию ищу для себя я.

Но вот «компенсация» у Миши в кармане: новый мобильник «Самсунг Галакси». Теперь моя душа может быть спокойна - до следующих поездок, когда вновь придется думать, что дарить Мишке или что искать в подарок для себя.
Часть III. В чем ошиблась Лайма Вайкуле

Сверившись с картой, мы увидели, что до знаменитой Пикадилли серкус совсем не далеко. Но карты Лондона существенно отличаются от карт Парижа, например: в Париже - по карте далеко, а на самом деле довольно близко, а в Лондоне все наоборот – по карте близехонько, а на самом деле пёхать да пёхать…

Мы любовались потрясающей красоты домами и яркими витринами.

И вдруг остановились, как вкопанные: на пороге огромного магазина стояли две очаровательные девушки в голубых платьях в белый горошек и огромным медведем в руках. Пройти мимо было просто невозможно!

Даже взрослый, зайдя в этот магазин, не сможет устоять, a уж о детях можно вообще не говорить. В этом раю игрушек и познавательных игр можно провести полдня. Здесь продавец с упоением играет с летающей тарелкой, управляемой пультом, либо с разукрашенным лицом и одетый в клоуна, он может ходить с двумя пистолетами, стреляющими в вас мыльными пузырями. Начинаешь чувствовать себя ребенком: так и хочется в ответ запустить в него парой мыльных пузырей!

Магазин "Хэмлиз" знаменит своими размерами во всей Европе (до 1990-х гг. он был самым большим магазином игрушек в мире, а теперь Toys “Я” Us в Нью-Йорке лидирует). Основал его еще в 1760 году Уилиам Хэмлиз в крохотном магазине в районе Холборн, но, видимо, он был очень популярен еще в те времена, и в результате переехал на Риджент Стрит в 1881 году.

На семи этажах можно потрогать и погладить всех мягких зверюшек, поиграть с роботами разных размеров, погонять по треку машинки с радио управлением.

В магазине продается более 40000 игрушек, так что подарок для ребенка (да и для взрослого тоже) можно найти на любой вкус и кошелек.

Наконец, мы вышли на Пикадилли.
Теперь я знала, в чем ошибалась Лайма Вайкуле: по улице Пикадилли нельзя ходить, ускоряя шаг, нужно только замедляя, а часто так и вообще, останавливаясь.

Это одна из самых широких и оживлённых улиц в историческом центре Лондона - Вестминстере. Пролегает от площади Пикадилли (на востоке) до Гайд-парка (на западе). Главная местная достопримечательность - здание Королевской академии художеств.

До XX века область в районе улицы была известна как Португалия, позднее сама улица носила название Португальской.

Для начала давайте разберёмся откуда у одной из самых популярных улиц мира такое название - Пикадилли?

Пикадилли-стрит, если разобраться, означает "улица белых воротничков".
С одной стороны, название соответствует действительности - здесь всегда проживали люди не бедные, а в 17-19 веках белые воротнички были неотьемлемой составляющей стиля одежды всех аристократов.

После восстановления английской монархии в 1660 году, Piccadilly начала застраиваться роскошными домами и фешенебельными особняками. В XVII и XVIII веках здесь строили дома вельможи и аристократы, позднее - нувориши вроде Ротшильдов.

Но не так всё просто, как кажется на первый взгляд.
Название Пикадилли-стрит действительно имеет непосредственное отношение к белым воротничкам, которые повсеместно носила лондонская знать. Но своё название улица получила не из-за того, что по ней ходила та самая знать в "пикадилах" - picadils (именно так назывались жесткие воротнички, сделанные из льняного полотна, с широким шнурком, стягиваюшимся по краям, напоминавшим пики, потому что были заостренными), а из-за того, что первым домом, который появился на этой улице был Пикадилли-холл, дом некоего Роберта Бейкера, который, собственно, и занимался производством и продажей тех самых пикадилей - воротничков.

В 1612 году этим достопочтенным жителем Лондона была куплена земля в районе нынешней улицы Пикадилли и построен дом.
В те далёкие времена люди не скрывали то, чем они зарабатывают себе на жизнь, вот и сер Роберт Бейкер назвал своё имение по роду своей деятельности – Пикадилли-холл. Дело Роберта Бейкера было успешным, бизнес процветал и он был весьма уважаемым человеком в Лондоне, что, впоследствии, и привело к появлению в Лондоне Пикадилли-стрит - вокруг Пикадилли-холла богатые люди Лондона начали покупать участки и строить особняки.

Вот именно таким образом была образована Пикадилли-стрит и Пикадилли-серкус.

Теперь относительно того, чем же знаменита эта улица и площадь.
Здесь расположились самые дорогие магазины в мире. Пикадилли-серкус знаменита также своим огромнейшим рекламным экраном. Это тоже, как и магазины на Пикадилли-стрит, самая дорогая рекламная площадка в мире и понаблюдать за тем, какие же фирмы могут позволить себе размещение рекламы на такой дорогой рекламной площадке, весьма интересно и познавательно.

Следующей достопримечательностью Пикадилли-серкуса является фонтан, воздвигнутый в центре Пикадилли-серкус в 1892 году.
Чем же он так знаменит?
Ну, во-первых, тем, что во времена викторианской Англии в самом центре, на Пикадилли-серкус, посреди фонтана была воздвигнута статуя совершенно нагого юноши (можете представить себе нравы викторианской Англии!).
По замыслу скульптора, сера Альфреда Гилберта, это скульптура отображает Антэроса, а не его старшего брата-близнеца - Эроса.
Но бытует и другая версия популярности статуи в частности и фонтана в целом. С точки зрения технологии, статуя была отлита целиком из алюминия и является первой статуей в мире, изготовленной по такому способу.

Какова бы ни была причина популярности статуи, но люди продолжают ездить в Лондон и ходить на Пикадилли-серкус и Пикадилли-стрит, самые дорогие в мире площадь и улицу, для того, чтобы полюбоваться статуей древнегреческого бога любви - Эроса (несмотря на то, что скульптор создавал Антэроса). Народ, видимо, все-таки больше верит в версию Эроса, ибо именно здесь влюбленные назначают свидания, здесь делают предложения руки и сердца, а также машины, дома, мехов и бриллиантов.

Я не смогла отказать себе в удовольствии посидеть у фонтана под простершим надо мной свои крылья Эросом или Антэросом – какая разница!

По дороге в отель купили черешню – давненько мы такой не пробовали! – и заглянули в маленькое уютное кафе, которое было открыто, несмотря на то, что время перевалило за…

Я еще собиралась заняться планированием завтрашнего дня, но…
Короче, помню, что последней умной мыслью, мелькнувшей в моей усталой головушке, был явный плагиат.
Я, как незабвенная Скарлетт, сказала себе: «Лучше я подумаю об этом завтра!» и тут же заснула блаженным сном без всяких сновидений – ни от Эроса, ни от Антэроса.

День 6-й 7 июня 2011

Лондон


Часть I. Что надумала Скарлетт

С утра «Скарлетт» как следует подумала и ткнула пальцем в северную часть карты.
- А мы идем на север! – сказала она.
- Далеко? – поинтересовался Миша.
- Нет, не очень, - ответила «Скарлетт». И запела: «Ты не веейся, черный воорон, над моею головооой…»
Тут Миша посмотрел на меня выразительно: «Все понятно!»

На самом деле, думаю, что Миша понял далеко не все. Это же я учила тексты про Лену Стогову и про достопримечательности Лондона. А он учил немецкий, и, стало быть, про Берлин.

Итак, мы поехали в Тауэр, то есть в «башню», хотя на самом деле их там несколько.

За свою долгую историю Тауэр чем только не был: от резиденции английских монархов и тюрьмы до зоопарка.
Первого узника заточили в Тауэр в 1190 году. В то время Тауэр-тюрьма предназначалась для людей благородного происхождения и высокого звания. Среди наиболее почетных и высокопоставленных узников Тауэра были короли Шотландии и Франции и члены их семей, а также аристократы и священники, впавшие в опалу по обвинению в измене.
Стены Тауэра также помнят немало казней и убийств: в Тауэре были убиты Генрих VI, а также принцы, 12-летний Эдуард V и его младший брат Ричард.
Репутацию зловещего места пыток Тауэр приобрел во времена Реформации.
Генрих VIII, одержимый желанием иметь сына-наследника, разорвал всякие отношения с Римско-католической церковью и начал преследовать всех, кто отказывался признать его главой Церкви Англии. После того как вторая жена Генриха, Анна Болейн, не смогла родить ему сына, король обвинил ее в предательстве и супружеской измене. В итоге Анна была обезглавлена в Тауэре. Та же участь постигла Кэтрин Говард, пятую жену Генриха.

Хотя в Тауэр были брошены тысячи заключенных, лишь пять женщин и двое мужчин были обезглавлены на территории крепости, что спасло их от позора публичной казни. Трое из этих женщин были королевами - это уже упомянутые Анна Болейн и Кэтрин Говард, третьей стала и Джейн Грей, продержавшаяся на престоле лишь девять дней. Большая часть других казней — в основном обезглавливание — происходили на расположенном неподалеку Тауэрском холме, куда стекались огромные толпы любителей подобных зрелищ. Отсеченную голову надевали на кол и выставляли на всеобщее обозрение на Лондонском мосту в качестве предупреждения для остальных. Обезглавленное же тело увозили в Тауэр и хоронили в подвалах часовни. В этих подвалах было погребено в общей сложности более 1 500 тел.
Бр-р-р!

В некоторых случаях, как правило, лишь с официального разрешения, узников пытали, заставляя признать свою вину. В 1605 году Гай Фокс, пытавшийся взорвать здание парламента и короля во время Порохового заговора, был вздернут перед казнью на тауэрскую дыбу, что вынудило его назвать имена своих сообщников.
В XVII веке Англия и Тауэр на какое-то время оказались в руках Оливера Кромвеля и парламентариев, но, после того как на трон был вновь возведен Карл II, тауэрская тюрьма особенно не пополнялась.

В 1747 году на Тауэрском холме произошло последнее обезглавливание. Однако на этом история Тауэра как государственной тюрьмы не закончилась. Во время Первой мировой войны в Тауэр были заключены и расстреляны 11 немецких шпионов. В период Второй мировой войны там временно содержались военнопленные, среди которых несколько дней провёл и Рудольф Гесс.
Последней жертвой, казненной в стенах крепости, стал Йозеф Якобс, обвиненный в шпионаже и расстрелянный в августе 1941 года.

В начале XIII века Иоанн Безземельный содержал в Тауэре львов. Однако королевский зверинец возник, когда преемник Иоанна Генрих III получил в подарок от европейских монархов трех леопардов, белого медведя и слона. Хотя животных держали на потеху короля и его свиты, однажды весь Лондон стал очевидцем уникального зрелища, когда медведь на привязи бросился в Темзу, чтобы поймать рыбу.

Со временем зверинец пополнился еще большим числом экзотических животных и во времена Елизаветы I был открыт для посетителей.
В 1830-е годы зоопарк в Тауэре упразднили, а животных перевезли в новый зоопарк, открывшийся в лондонском Риджентс-парке.

Более 500 лет в Тауэре находилось главное отделение королевского монетного двора. Один из его самых бурных периодов пришелся на правление Генриха VIII, когда монеты чеканили из серебра, реквизированного из разрушенных монастырей. Кроме того, в Тауэре хранились важные государственные и юридические документы, а также изготовлялось и хранилось оружие и военное снаряжение короля и королевской армии.

С самого основания Тауэра его узники и здания тщательно охранялись. Но особо подобранные дворцовые стражи появилась в 1485 году. В те дни заключенных часто привозили по реке и вводили в Тауэр через «Ворота изменников». Когда обвиняемого вели с судебного разбирательства, наблюдатели следили за тем, куда был обращен топор тюремного стража. Лезвие, направленное на заключенного, предвещало очередную казнь.

Дворцовые стражи охраняют Тауэр и по сей день. Сегодня в их обязанности также входит проведение экскурсий для многочисленных посетителей. В особо торжественных случаях они облачаются в роскошные костюмы времен династии Тюдоров: алые камзолы, отделанные золотом и увенчанные белоснежными плоеными воротниками. В обычные же дни они одеты в темно-синие с красной отделкой мундиры Викторианской эпохи.
Английских стражей нередко называют бифитерами (от английского слова «beef» — говядина), или мясоедами. Это прозвище, вероятнее всего, появилось во времена голода, когда лондонцы недоедали, а дворцовая стража регулярно получала паек говяжьего мяса. Этим английская корона обеспечивала себе надежную охрану.

Дворцовый «рейвенсмастер», или Смотритель воронов, заботится о стае черных воронов. Существует поверье, что, если птицы покинут Тауэр, на Англию обрушится несчастье, поэтому в целях предосторожности им подрезали крылья.

Смотрители королевской сокровищницы охраняют знаменитые драгоценности Британской империи. Для посетителей сокровищница открыта с XVII века. Среди драгоценных камней, украшающих короны, державы и скипетры, которыми до сих пор пользуются члены королевской семьи во время торжественных церемоний, можно увидеть самый крупный в мире гранёный бриллиант высокого качества, Куллинан I.

(По материалам Википедии)

Между прочим, рядом с сокровищницей есть магазинчик, в котором можно приобрести точную копию колье королевы Елизаветы (Анны, Александры – на выбор) за какие-то жалкие восемь-десять тысяч фунтов. Enjoy!

Мы вдоволь насмотрелись на костюмированных аниматоров-экскурсоводов и на студентов театрального колледжа, разыгрывающих сцены из истории Англии.

А вот на тауэрских воронов мы затаили нешуточную обиду: нам показался всего ОДИН, остальные где-то попрятались. Да и тот, едва заслышав мою «воронью» песню, пренебрежительно повернулся к нам хвостом и с гордым достоинством поковылял по своим делам – видимо, не понимал по-русски.
Часть II. Что же на самом деле купил Роберт МакКаллох?

Побывать в Тауэре и не увидеть знаменитый Тауэрский мост – нонсенс. Тем более, что мост этот виден издалека и сразу же бросается в глаза своей строгой красотой.

Честно говоря, я думала, что мост этот намного стариннее, и потому была жутко удивлена, что он был открыт всего-то в 1894 году.

Тауэрский мост – разводной. Центральный пролёт между башнями, длиной 61 м, разбит на два подъёмных крыла, которые для пропуска судов могут быть подняты на угол 83°. Каждое из более чем тысячетонных крыльев снабжено противовесом, который минимизирует необходимое усилие и позволяет развести мост всего за одну минуту. При этом, для пешеходов конструкцией моста предусматривалась возможность пересекать мост даже во время развода пролёта. Для этой цели, кроме обычных тротуаров, расположенных по краю проезжей части, в средней части были сконструированы пешеходные галереи, соединяющие башни на высоте 44 метров. Попасть в галерею можно было по лестницам, расположенным внутри башен.
Уже в скором времени пешеходные галереи моста приобрели «славу» места сбора карманных воров. По этой причине в 1910 году они были закрыты и вновь открылись лишь в 1982 году, но уже как музей и смотровая площадка.

Подниматься туда мы не стали, и вовсе не потому, что испугались карманных воришек. Просто им на смену пришли «воры» другого масштаба: вход в галереи платный, и «платный» совсем немало.

В общем, Миша фотографировал это «голубое чудо», а я тем временем рассказывала ему одну забавную «майсу».

В 1968 году американский бизнесмен из Миссури Роберт МакКаллох купил предназначенный к сносу старый «Лондонский мост». Старый мост разобрали и перевезли в США, и каменные блоки вмонтировали в качестве облицовки в железобетонную несущую конструкцию моста, установленного у канала рядом с городом Лейк-Хавасу-Сити в штате Аризона.

Легенда гласит, что МакКэллох купил мост, приняв его за «Тауэрский мост» - один из символов туманного Лондона. Впрочем, сам МэкКэллох отрицает такую интерпретацию событий. Еще бы – так проколоться!

На набережной нам встретилась необычная живая скульптура – Человек-невидимка. Обычно эти ребята собираются в пешеходных зонах группами, так что гуляющий народ переходит от одного к другому. А здесь, на почти пустой набережной, он сидел один-одинешенек и выглядел совсем не забавно, а очень печально. Лишь изредка к нему подбегали дети, и тогда казалось, что человек-невидимка улыбается. Но это, наверное, только казалось…
Часть III. Ода пиву, или На экзамен – со шпагой!

Сразу начну с того, что пиво мы не пьем. Ну… или почти не пьем. Но если уж на обед нас занесло в баварский ресторанчик, то как не запить кружечкой пива огромный венский шницель?!

Поскольку в сортах пива мы разбираемся весьма и весьма слабо, то полностью положились на совет очаровательной «фрёйлен» в баварском прикиде. «Фрёйлен» предложила нам попробовать Krombacher Pils. Мы послушались, а пока жарилось мясо, развлекались тем, что читали историю пива.

Крупнейшая германская пивоварня Krombacher расположена в живописном городке Кромбах в Северной Рейн-Вестфалии.
История пива Krombacher уходит корнями к 1722 году, когда инспектор рудных дел княжества Кромбах у подножья гор Rothaar, искавший залежи драгоценных металлов, обнаружил нечто гораздо более ценное - источник удивительно мягкой и чистой воды.
В 1803 году хозяин одного из постоялых дворов в городке Кромбах на этом месте открыл небольшую пивоварню. Пиво было приготовлено по рецепту Pilsner, доставшемуся немецким пивоварам от пивоваров Богемии, и названо по имени города - Krombacher.

Пивоваренный завод Krombacher со дня своего основания по сегодняшний день находится во владении семейства Schadeberg.
При варке пива Krombacher строго соблюдается Закон о чистоте пива 1516 года, согласно которому в пиве возможны только четыре натуральных компонента: ячмень, хмель, дрожжи и вода.
Оригинальная рецептура пива Krombacher не претерпела изменений с момента основания пивоварни. Семейство Schadeberg следят за соблюдением стандартов качества Krombacher так же строго, как и много лет назад. Наверное, именно поэтому и пиво у них замечательное!

Ну и еще немножко курьезных историй, связанных с пивом.

Могли ль допустить древние египтяне, изобретая такой дивный продукт, что ему будут посвящаться симфонии с использованием оттенков звуков жидкости, наливающейся в керамическую, стеклянную и прочую посуду!
А консерваторский профессор Анджелесе П. Чихара в своем шедевре в солирующие инструменты выведет именно пивные кружки и бутылки! Их коллекционируют по всему миру, они составляют музейные экспозиции, из них, наконец, строят дома и утверждают, что там очень тепло.

А традиции - это же фантастика!

В Вавилоне 4 тысячи лет тому назад отец невесты устраивал жениху "Пивной месяц". Супруг все это время за счет тестя пил, сколько влезет.

В знаменитом своде законов Вавилонского царя Хаммурали регламентировались правила изготовления и продажи пива. Не дай бог, пиво разбавить – в этом случае пивовару грозила смерть!

Самый экстравагантный способ проверки качества пива знают во всем мире: владелец пивоварни должен был вылить на дубовую скамью ведро пива, далее туда усаживались члены магистрата, облаченные в кожаные штаны. Если за определенное время они не могли оторвать свои пятые точки от скамейки, пиво считалось годным для продажи.

И еще о традициях.

Курьезный случай произошел в Англии, когда студент решил воспользоваться древним законом и во время экзамена потребовал, чтобы ему подали кружку пива. Его желание удовлетворили, но тут же оштрафовали за нарушение другого старого правила, согласно которому студенты обязаны являться на экзамены… со шпагами.

Вот так, не было бы пива, была бы наша жизнь столь же щедра на подобные истории?
Значит, придется начать пить пиво регулярно, а не от случая к случаю.
Часть IV. Мы вас потрясем!

После посещения Тауэра, сытного обеда и доброй кружки отличного пива мы заглянули в отель – немного перевести дух и переодеться перед вечерним походом в театр.

Билеты на мюзикл мы заказывали по интернету, хотя и знали, что в день спектакля можно купить их со скидками. Просто хотелось сидеть на приличных местах.

Миша очень хотел попасть на какой-нибудь рок-концерт, но, увы, в эти дни в Лондоне ни одного рок-концерта не намечалось. Пришлось пойти на компромисс и объединить мюзикл с рок-музыкой. Это можно было сделать, отправившись на мюзикл We Will Rock You.

Впервые идею создания мюзикла на основе творчества легендарной рок-руппы "Queen" - скорее шутя, нежели серьезно - предложил бессменный менеджер группы Джим Бич в далеком 1986 году, когда Фредди Меркьюри, Брайан Мэй, Роджер Тейлор и Джон Дикон выступали с последними концертами своей необыкновенной "Волшебной гастроли" ("Magic Tour").

Реальные контуры этот замысел приобрел только десять лет спустя, когда в 1996 году, на международном кинофестивале в Венеции музыканты "Queen" встретились с Робертом Де Ниро.
Как вспоминает Мэй, Де Ниро сам предложил идею о мюзикле:
"У "Queen" до сих пор нет мюзикла? По-моему, кто-то должен его сделать!".

С этого момента и началась кропотливая работа над проектом, занявшая шесть долгих лет.

Первоначально планировалось создать мюзикл, основанный на истории самой группы "Queen", однако Брайана Мэя смущал этот биографический подход, и в итоге было решено выстроить совершенно оригинальный сюжет. Его автором стал знаменитый британский комедиограф Бен Элтон.
Мюзикл получил название по одной из самых популярных песен "Queen" - "We Will Rock You" (дословно — "Мы потрясем вас").

Сюжет "We Will Rock You" перенес нас в будущее, в фантастический мир Га-Га, где запрещены музыкальные инструменты, где все носят одинаковую одежду, смотрят одинаковые фильмы и слушают одинаковую музыку, производимую мегакомпьютерами. Глобализация завершена, и теперь у людей есть только сытая нормированная жизнь и однообразная штампованная культура. Безопасный и счастливый мир.

Но в этом безоблачном комфортном мире, искусственно созданном компьютерной корпорацией ГлобалСофт, находится неравнодушное поколение, которое хочет жить своими собственными чувствами и эмоциями, создавать и играть живую музыку.

Сопротивление растет. Под шаблонными глянцевыми городами поселяются Представители богемы - мятежники, которые верят, что когда-то был и подлинный Золотой век, в котором люди играли свою музыку, сочиняли свои песни… Они называют то время Рапсодия.

Легенда гласит, что не все музыкальные инструменты были уничтожены - и, значит, у настоящей музыки есть шанс.
Главные герои, Галилео и Скарамуш, отправляются на поиски выживших инструментов и вступают в борьбу с могущественной силой в лице коварной Киллер Куин. Нелёгкие испытания ждут отважных мятежников…

Я не буду пересказывать весь не слишком замысловатый сюжет, скажу лишь, что зрелище было потрясающим: лазерные эффекты, великолепные костюмы, отличные голоса и, наконец, сама музыка “Queen”!

Гитарист Брайан Мэй сказал:
" Мы чувствуем, что Фредди мюзикл очень бы понравился. Он и в самом деле любил театр и наверняка был бы доволен тем, что мы сделали".

А «золотой» Фредди вот уже который год стоит возле театра «Доминион» и обещает зрителям: Мы потрясем вас! – We Will Rock You!

И мы уже знаем, что именно так оно и есть.

День 7-й 8 июня 2011

Лондон


Часть I. Диппи и Вилли, а также Чему надо учиться у муравьев

Что делать сегодня, долго раздумывать нам не пришлось, так как времени с утра у нас было мало.

Если вы помните, Олег Борушко пригласил всех к себе на шашлыки. Отказываться мы не стали, так как на иврите «пригласить» означает назначить точное время для встречи, ну и, естественно, дать точный адрес. Оба условия приглашения были четко соблюдены, а потому о последствиях мы решили не думать…

Но у нас оставалось еще немного времени, и мы решили провести его с пользой для души и ума, а именно – пойти в музей. Ближе всего к нашей гостинице располагался Музей естественной истории. Туда мы и направились.

Здание музея напоминает огромный дворец. Здесь в качестве музейных экспонатов можно увидеть почти 70 миллионов растений, животных, ископаемых, горных пород и минералов со всего света.

У входа нас встретил 26-метровый скелет диплодока – или «Диппи», как его тут ласково кличут.

Мы немножко побродили в каждой зоне музея, а их тут четыре:

- Синяя: динозавры, рыбы, рептилии, морские жители, млекопитающие
- Зеленая: птицы, насекомые и растения
- Красная: вулканы и землетрясения. Говорят, можно даже почти настоящее землетрясение на своей шкуре испытать. Но мы не успели.
- Оранжевая: сад дикой природы, где можно увидеть выставку насекомых и плотоядных растений

Больше всего нас поразил 30-метровый голубой кит – самое большое на земле животное, в 20 раз больше слона, которого, видимо, для сравнения поставили тут же. Я дала киту имя - Вилли. Во-первых, из-за замечательного фильма «Освободите Вилли», который когда-то очень любила, ну а во-вторых, по-английски кит – это whale, а значит, назвать его Вилли – самое то! Помню, как присела на скамеечку и пыталась объять необъятное, то бишь увидеть Вилли сразу – от морды до хвоста. Ничегошеньки у меня не вышло, так и пришлось метаться взглядом то налево, то направо и в конце концов притормозить в центре, в районе плавников.

Еще в музее было очень любопытно наблюдать за жизнью муравейника. Нам бы у муравьев поучиться организованности и трудолюбию!

Но время уже поджимало, и мы поспешили на вокзал, чтобы ехать к Олегу.
Часть II. Где эта улица, где этот дом?

Благополучно не сумев воспользоваться нашей проездной картой с помощью автомата, обратились к кассиру и элементарно решили проблему с помощью английской валюты.

Поезд оказался похожим на все европейские и израильские – мягкие кресла, укачивающий легкий ход. Мы решили, что так, чего доброго, и задремать недолго и пропустить нужную станцию, но, к счастью, поездка длилась не слишком долго.

И вот мы прибыли в указанное место. Отсюда, следуя указаниям Олега, нужно было позвонить, чтобы кто-то подскочил на станцию и забрал нас. И вот тут-то и пришел черед обычному для меня проявлению «еврейского счастья»: купленный накануне сверх накрученный мобильник решил проявить характер и не возжелал работать в данной зоне.

Знаете, я давно уже для себя уяснила, что сиди я на стадионе среди сотни тысяч зрителей и с неба упал бы какой-нибудь тяжелый предмет, скажем, метеорит, он безошибочно нашел бы меня и угодил мне либо в лоб, либо по лбу.

С трудом найденные прохожие необходимой нам улицы не знали и добросовестно подвели нас к карте города. На карте такой улицы в наличии не было. Последовало предположение, что улица находится в другой части города, а там есть своя карта.

Мы послушно перешли пешеходный мост над железнодорожными путями и подошли к карте второй городской половины. Нужной улицы не оказалось и здесь. Редкие прохожие лишь равнодушно пожимали плечами. Мы зашли в здание вокзала и обратились к кассирше. Это была крупная тетя, пускающая жвачные пузыри, с невыраженными эмоциями на лице. На ее доверие или, тем более, сочувствие рассчитывать не приходилось. Так ничего от нее и не добившись, снова подошли к карте. Оставался единственный шанс перед горьким возвращением в Лондон несолоно хлебавши: постараться найти кого-либо, кто за определенную мзду позволит нам воспользоваться его мобильником. Таковых не нашлось, но один дельный совет мы все же получили, а именно – дотопать до центра городка, благо, он был совсем рядышком, и обратиться в контору заказа такси. Так мы и поступили. Таксисты – народ ушлый, у них такой пустяк, как отсутствие улицы на карте, недоумения не вызвал. Уже через пять минут мы были высажены из такси в соответствии с указанным адресом. Знали бы, что это так близко, пешком бы дошли, но как раз за знания, а точнее, за отсутствие оных и нужно платить.

При нашем неожиданном, а потому весьма эффектном появлении Борушко удивленно поднял брови:
- А что ж вы не позвонили?!
Пришлось поведать о наших злосчастиях, вызвав у всех здоровый смех с переходом в нездоровую икоту.
Познакомив нас с остальными гостями, среди которых были и не знакомые нам лица, Олег потащил нас в свой «охотничий» домик, дабы показать свои новые «трофеи». Это было интервью, которое дал Игорь Губерман Севе Новгородцеву на ВВС, а также пара фильмов о фестивале.

Мы полюбовались борушкинской коллекцией старинных часов.

А потом пришло время поедания знатных шашлыков – Артур-джан, он же Артур Карапетян, являющийся главой «Ялты», Ассоциации русскоговорящих в Hammersmith и Fulham, - оказался великолепным шеф-поваром.
Салат из баклажанов по рецепту Ольги Ремегайло – пальчики оближешь, и то мало будет.

Из-за внезапно обрушившегося ливня с открытой лужайки перебрались на веранду, под навес.
Владимир Масалов развлекал всех занимательными историями из жизни дипломатов и с удовольствием читал свои стихи. А мы с удовольствием слушали, смеялись над анекдотами, беседовали беседы и изредка вставляли свои незамысловатые «пять копеек».

День неуклонно клонился к вечеру, пора было и честь знать. Мы подбирали удобный момент для того, чтобы откланяться. И вдруг, совершенно неожиданно прозвучало предложение Ольги – отправиться в Английскую национальную оперу на премьеру. В течение всего Фестиваля на столике среди книг лежали рекламные флайеры, но, увы, руки у нас до них так и не дотянулись, поэтому мы с трудом представляли, куда нас приглашают.

Кроме того, одеты мы были по-пикниковски, а потому засомневались, что нас пустят в оперу в таком виде, но Олег одним махом разрешил все наши сомнения, заявив, что если консервативный Лондон оказался готовым принять авангардистскую постановку российского режиссера, то пусть и нас считают представителями этого самого авангарда и будут готовы занести нечаянно залитые водкой спортивные джинсы в список светских нарядов.

Нашим проводником стал Егор, а Матвей уже дожидался с друзьями в Лондоне.

До чего же замечательные сыновья у Олега: мало того, что красавцы, так еще и умны, интеллигентны и прекрасно воспитаны! Я втайне повздыхала и помечтала о таком женихе для нашей дочки.
Часть III. Я взываю о мире, я взываю во имя любви,
или Откуда автомобиль в Генуе XIVвека

К нашему величайшему стыду, мы мало что знали и о театре и об опере, куда столь неожиданно для себя попали, так что изучали всё вдогонку.

Сначала о театре.

Английская национальная опера (English National Opera) – один из двух оперных театров Лондона наряду с Ковент Гарден. Это театр мирового уровня, известный прежде всего талантливыми, пусть не слишком известными, певцами и современными постановками, нередко меняющими представления об опере.

Спектакли идут преимущественно на английском языке. Свое нынешнее название театр получил в 1974 году. С 1968 года труппа выступает в лондонском "Колизеуме" неподалеку от Трафальгарской площади – одном из крупнейших и прекрасно оборудованных театров Лондона.

Открытый в 1904 году, «Колизеум» – это творение крупнейшего театрального менеджера того времени Освальда Штоля и знаменитого театрального архитектора Франка Мэтчема, задумавших его как саамый крупный и прекрасный «Народный дворец развлечений» своей эпохи.

Зал очень красив. Безумно жаль, что, памятуя о своих авангардных нарядах, мы вынуждены были «приклеиться» к нашим VIP местам в партере и не устраивать демонстрацию новой моды.

Теперь об опере.

Любовь, верность, предательство и ревность - коктейль из страстей человеческих Джузеппе Верди так круто замесил в своей опере "Симон Бокканегра", что, наверное, и сам разобрался во всем далеко не сразу.

После неудачной премьеры в 1857 году Верди 30 лет держал партитуру на полке, потом переделал и поставил оперу вновь.
Но и в обновленном виде она, скорее, вызывает большее почтение критиков, чем страстную любовь широкой публики. Оперные театры возобновляют этот спектакль лишь ради какой-нибудь звезды-баритона или с целью продемонстрировать великолепие декораций. Критики хвалят такую постановку, публика остается безучастной, баритон-гастролер блещет в какой-нибудь другой опере, а декорации возвращаются на склад, где и пылятся несколько лет до следующей постановки.

В оригинальной опере Джузеппе Верди речь идет об истории восхождения к власти Симона Бокканегро. Действие происходит в Генуе с 1339 по 1363 годы, когда республикой правили дожи. События 1848 года стали причиной дальнейшего подъема патриотических настроений. В их духе написан призыв Симона Бокканегра: «Plebe, patrizi, popolo della feroce storia». Он почти буквально цитирует Петрарку: «E vo gridando: pace, e vo grandando: amor» - «Я взываю о мире, я взываю во имя любви».

И вот за дело взялся всемирно известный российский режиссер Дмитрий Черняков.

Он заставил героев примерить на себя другое время и другие костюмы: главный герой Симон Бокканегра ходит в кожаной косухе и джинсах, сидит на капоте ретро-автомобиля и пьет Red Bull. Автомобиль для постановки, кстати, искали долго и в итоге купили на интернет-аукционе eBay.
Другой персонаж - в костюме гонщика и со шлемом в руках.
Хор заседает в конференц-зале и блистает отлично сшитыми деловыми костюмами с тщательно подобранными шелковыми галстуками.

Для зрителя, привыкшего к классической опере, это скандал, но исполнитель заглавной роли, звезда мирового масштаба, ирландский баритон Бруно Капрони считает, что в этой постановке все уместно.

Не скажу, что наше отношение к подобной постановке полностью совпадает с мнением Бруно Капрони, но это он звезда, значит, ему видней.

Во всяком случае, голоса божественны, оркестр великолепен, да и дареному коню в зубы заглядывать не стоит.

А ночной Лондон еще красивее, чем днем. Были б силы, отправились бы в отель пешком. Но сил не было, поэтому поехали на метро.

По дороге привычно остановились в «нашем» кафе, чтобы выпить чашечку кофе и усладить нежнейшими пирожными не только желудок, но и душу.


День 8-й 9 июня 2011

Лондон


Часть I. Я танцевать хочу!

И вот наступил день последний. Мы сразу поняли, что это именно так, поскольку за завтраком впервые не встретили никого из «наших».
Короче, пора достойно завершать эту потрясающую неделю в Лондоне, который мы успели полюбить.
Вечером мы опять идем на мюзикл, а что делать этим пасмурным серым, истинно лондонским утром?

Отправились к Букингемскому дворцу, чтобы потом перед Леной Стоговой стыдно не было:

- Как же так?! В Лондоне были?!
- Были!
- Смену караула видели?!
- Не видели…
- Ох, какой «шейм он ю»!!!

Фасад Букингемского дворца нас совсем не впечатлил. В нашем понимании, дворцы они должны выглядеть как-то по-другому – наряднее и праздничнее, что ли.

К королеве нас не пустили, хотя она была дома, о чем свидетельствовал королевский штандарт, но гостей, видимо, не ждала. А мы не захотели быть «хуже татаринов».

Церемония смены караула у дворца проходит ежедневно в 11-30 с апреля по август, во все остальное время через день, церемония может быть отменена в случае сильного дождя. Все действо длится обычно минут 40.

Пришли мы за полчаса до начала, но жадный до бесплатных зрелищ народ уже толпился повсюду, мы едва протолкались к ограде дворца.

Территорию патрулировали пешие и конные полицейские, периодически пытавшиеся вежливо, но решительно потеснить туристов, которые путались на пути у процессии.

Сначала издалека донеслись звуки оркестра, потом появились сами гвардейцы.

Новый караул гвардейской пехоты, полная парадная форма которой состоит из красного костюма и шапки из медвежьей шкуры, сменяет старый в сопровождении оркестра.

Дворец охраняет Придворный дивизион, состоящий из полка гвардейской пехоты и Королевского конно-гвардейского полка.
Солдаты отбираются из одного из пяти полков гвардейской пехоты британской армии: Гренадерского, Колдстримского, Шотландского, Ирландского и Уэльского.
Принцип отбора остался для нас не понятен: уж больно «разновеликими» были увиденные нами гвардейцы!

После того, как караул сменился, оркестр еще минут 15 продолжал играть для публики, причем не военные марши, как можно предположить, а, например, песни «Beatles»!
А уж когда зазвучали мелодии из мюзиклов, в частности, «Я танцевать хочу!», тут уж ноги сами пустились в пляс, тем более, что вдруг сильно похолодало и пошел дождь.

Слава Богу, погода в Лондоне меняется быстро, и пока мы дошли по украшенной новыми флагами (в честь дня рождения королевы) улице до Трафальгарской площади, уже снова вовсю сияло солнце.
Часть II. Шедевры они и есть шедевры

Похлопать по плечу адмирала Нельсона не удалось – высоковат для меня оказался.
Зачем засунули в бутылку его кораблик, тоже не поняли.
Голубей кормить запрещали (не то, чтоб мы сильно хотели, но где, я вас спрашиваю, демократические свободы?!)

В общем, сплошные разочарования. Хорошо хоть лавочек на площади имелось в изобилии, даже местечко отыскали, чтобы дать отдых тому, в чем правды нет.

Снова стали сгущаться тучи, обещавшие в скором времени прорваться нешуточным дождем. А где лучше всего скрываться от проказ стихии, находясь на Трафальгарской площади?
Трех попыток не даю, тут и одной хватит. Разумеется, в Национальной художественной галерее.

Лондонская Национальная галерея по праву считается одной из самых полных и интереснейших картинных галерей мира.
Она была основана в 1824 году. Основой коллекции будущей крупнейшей галереи мира послужили картины, ранее принадлежащие богатому банкиру Ангерстейну – большому любителю живописи.

После смерти Ангерстейна в 1823 году, правительство Великобритании приняло решение выкупить 38 полотен из его коллекции, чтобы национальное наследие не было продано с аукциона представителям из других стран.
Выкупив картины знаменитых художников, парламент выделил дополнительные средства на организацию галереи в особняке Ангерстейна, доступной для всех посетителей.

К 1831 году галерея пополнилась уникальными произведениями Рубенса, Тициана, Рембрандта, благодаря коллекционеру и знатоку живописи Джоржу Бомонту, передавшему в дар картины из своей личной коллекции.
Еще один неоценимый вклад для собрания полотен сделал английский коллекционер Холуэлл-Карр, который завещал после своей смерти передать Национальной галерее принадлежавшие ему 34 картины, собранные по всему миру.

После этого сокровищам мировой живописи стало тесно в доме Ангерстейна, поэтому в 1838 году состоялось открытие нового здания на Трафальгарской площади, в залах которого выставлялось уже 187 картин.
По мере увеличения коллекции, здание расширялось и модернизировалось, и в 1991 году было открыто новое крыло – Сейнсбери.

Прекрасно понимая, что всей коллекции нам не видать, как своих ушей, решили поберечь ноги. Лучше уж не распыляться, а увидеть хотя бы всемирные хиты: «Подсолнухи» Ван Гога, «Венеру с зеркалом» Веласкеса, «Пейзаж с замком Стен» Рубенса, «Молодую женщину, купающуюся в ручье» Рембрандта, «Святое семейство» Тициана.

Кстати, что касается "Венеры перед зеркалом" - одного из лучших творений Диего Веласкеса, то в 1914 году картина была на краю гибели, после нападения английской суфражистки Мери Ричардсон. К счастью, реставратором удалось спасти пострадавшее от ударов ножа изображение.

Ну что вам сказать?
Шедевры они и есть шедевры. Но столько раз растиражированные и виденные нами на разнообразных иллюстрациях, почему-то и здесь казались лишь бледными копиями самих себя.

Короче «ах» мы выдохнули по поводу совсем другой картины, малоизвестного имени художника которой я, как ни старалась, так и не запомнила.
Картина располагалась очень выигрышно: она была видна издалека. Вначале нам показалось, что это некая скульптурная композиция, поскольку все фигуры были объемны. Правда, по мере приближения к картине они уплощались. Вблизи эффект исчезал абсолютно. Мы несколько раз возвращались в исходную точку, откуда впервые увидели картину, каждый раз испытывая на себе ту же иллюзию объема.

Обнаружили, что гуляем по залам уже часа четыре. К гудящим ногам присоединился ноющий желудок. Пришлось подчиниться их недвусмысленным требованиям и сделать перерыв на обед.
Часть III. «История – это биографии великих людей» (Томас Карлейль)

Выйдя на улицу после обеда, мы вновь получили подтверждение тому, что лондонская погода изменчива, словно женщина.
Солнце уже даже не силилось пробиться сквозь сплошную завесу дождя. Благо, до Национальной портретной галереи шагнуть было ровно два шага.

Более 2000 портретов всех значимых людей для истории Британии и не только, расположенные примерно в хронологическом порядке – такова экспозиция галереи.
Так как её задача – передать потомкам лица, здесь гораздо меньше имен известных художников, однако есть полотна Гейнсборо, Гольбейна и некоторых других мастеров.
Как качество, так и стиль картин весьма разнообразен – старые портреты написаны в классических традициях, более современные работы отличаются различными стилевыми решениями.

Один из самых известных портретов в галерее – чандосский портрет Уильяма Шекспира, который был первым приобретением галереи.

Часто антикварная ценность работы имеет порой большее значение, чем художественная, как в случае с анаморфированным портретом Эдуарда VI работы Уильяма Скротса (на который надо смотреть под острым углом или сбоку, через выемку в раме, и тогда искажение устраняется), картиной Патрика Бранвелла Бронте, изображающей его сестёр Шарлотту, Эмили и Анну, или скульптурой королевы Виктории и принца Альберта в средневековых костюмах.

Кстати, создавать портреты людей при жизни было разрешено только в 1969 году, зато сейчас в галерее можно полюбоваться нашими вполне еще живыми знаменитыми современниками.

Нам в галерее особенно понравилось разглядывать костюмы на портретах: шелк таинственно мерцал, шелестели кружева, бархат хотелось погладить, ворсинки меха будто шевелились от нашего дыхания, а об острые края драгоценных камней, казалось, можно было порезаться…

Но вот пришло время покидать гостеприимную галерею, пора в театр.
Часть IV. Призрак Оперы в Театре Ее Величества

Особенностью многих лондонских театров, а может быть, и всех, является то, что там нет репертуара спектаклей. Каждый вечер идет одна и та же постановка, а иногда есть еще и дневные сеансы. Например, в театре «St Martin’s» уже 56 (!) лет дают «Мышеловку» Агаты Кристи, а «Призрака оперы» надо смотреть в Театре Ее Величества.

Сам театр оказался очень уютным и компактным, как бы вытянутым вверх. Места у нас были отличные: недаром заказывали заранее и не поскупились.

Хорошо, что сюжет был нам достаточно хорошо известен, ибо либретто тут не раздают и не продают. Очень скоро мы махнули рукой на хитросплетения сюжета мюзикла, созданного сэром Эндрю Ллойд-Уэббером по мотивам одноименного романа французского писателя Гастона Леру, и стали просто наслаждаться великолепной музыкой и голосами.

Впечатлило оформление мюзикла – декорации, спецэффекты, фантастически красиво был поставлен эпизод, когда Призрак уводит Кристину в свое убежище. Сцену окутал дым, по которому, мимо мерцающих огоньков свечей, проплывала лодка – очень красиво.

Постоянно приходилось разгадывать сценические загадки, например, куда в мгновение ока исчезла лестница с полусотней актеров в сцене маскарада.

Каюсь, в заключительной сцене от неземного голоса Призрака, признающегося в своей безнадежной любви, по щекам у меня катились слезы.

Мы шагнули из театра на улицу. Черные лакированные кэбы и крытые коляски терпеливо поджидали нарядную публику, чтобы доставить лондонцев домой, а гостей столицы - в отель.

Но метро еще было открыто, чемоданы уже собраны, и мы с удовольствием прогулялись по ночному Лондону, пахнущим свежестью после недавнего дождя.

Это было достойнейшее завершение нашей лондонской одиссеи. Как жаль, что всегда хорошее так быстро кончается!

Возвращение домой прошло без осложнений: вовремя прибыло такси, благополучно доставившее нас в аэропорт Лутон, небольшая задержка рейса, легкий полет.

Осложнения начались позже: похоже, что мы бесповоротно заболели двумя неизлечимыми болезнями – Лондон и Фестиваль «Пушкин в Британии».

Материал и фотографии любезно предоставлены Людмилой Чеботаревой http://chalma.net/travel/ru/travel_14.php

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.