РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ГРИГОРИЙ КОЧУР И ЕГО «ИНТИНСКАЯ ТЕТРАДЬ»
Публицистика
Пришло время рассказать пронзительную правду…
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
"Земля Израиля и В.В.Верещагин"(ч.1)

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Идеалы времени и эталоны моды в живописи Андриана Жудро

Галина ПОДОЛЬСКАЯ


Йеменские красавицы:

Проблема изучения специфики этнического развития национальных групп и их традиций актуальна всегда для государства, в состав населения которого входят эти общины.


23 ноября в Иерусалиме в здании Парламента Израиля состоится конференция по проблемам изучения и преподавания культуры йеменских евреев.


Израильский художник Андриан Жудро вплотную занимается разработкой этой темы в своем творчестве.
В октябре-ноябре 2015 года в Герцлии Питуах в Галерее Аукционного дома «Тирош» проходила выставка израильского художника Андриана Жудро, чьи работы достаточно известны в мировом музейном пространстве и имеются во многих частных коллекциях Европы, Америки, Азии.


Среди представленных на выставке работ главное место было отдано портрету – одному из излюбленных жанров художника, ныне уже по достоинству оцененных. Портрет Беллы Шагал и юноши иудея находится в Национальном художественном музее Беларуси, картина «Цветок Востока» с изображением молодой женщины, пекущей лепешки, - в собрании Львовского музея этнографии и художественного промысла, портрет йменской невесты в полный рост, - в Национальном историческом музее Беларуси, поясной портрет йеменской невесты – во Львовской картинной галерее.
Йеменская культура как путь к романтическому портрету

На выставке в Галерее Аукционного дома «Тирош» были представлены портреты, среди которых особую часть составляют картины, отражающие национальное своеобразие Государства Израиль, в данном случае йеменских евреев.


Согласно одному из йеменских преданий, их предки прибыли в Сабейское царство еще при царе Соломоне. По другой версии - йеменскую общину на Земле Израиля связывают с потомками колен исчезнувших. Известно, что в IV веке иудаизм был государственной религией Химьяритского царства, в состав которого входил Йемен. В начале VI в. Йемен попал под влияние Аксумского царства, что привело к его временной христианизации. В конце того же века Йемен был завоеван мусульманами. Все это привело к удивительному сплаву культур, отразившемуся в национальном наряде йеменских евреев. Заметим, что йеменская этнолингвистическая группа и сегодня сохранила многие элементы древней еврейской культуры, утраченные другие общинами. Это относится, в первую очередь, к произношению на иврите и арамейском языке при чтении священных текстов. Не случайно при создании современного иврита Элиэзер Бен-Иегуда опирался на нормы произношения, бытовавшие в диалекте йеменских евреев. Фольклор оказал значительное влияние на формирование израильской хореографии. Вышивка йеменских евреев является одним из частых мотивов в израильской национальной одежде. Что же касается ювелирного искусства, то возрожденное основателем «Бецалель» Борисом Шацем, оно получило статус учебной дисциплины в рамках Академии художеств и прикладного искусства Израиля.


Культура этой этнической группы поразила Андриана Жудро во время посещения выставки ювелирных изделий йеменских евреев в Музее Израиля. Художник едет в Йеменское поселение, располагающееся неподалеку от Иерусалима, наблюдает за одним из самых красивых в любой культуре обрядов – подготовке невесты к свадьбе - и запечатлевает этот момент на своих полотнах.
Перед нами - статная йеменская красавица в красном платье c полосами по краю рукава. Подняв над головою свадебное покрывало, она словно движется на тебя. И, подобно алой заре, девушка выступает из теплого темного фона, напоминая о свете, живущем во тьме. Звенят браслеты - от запястий до половины локтя. На шее и груди – многорядные ожерелья, переплетающиеся с амулетами и оберегами разнообразных геометрических форм, кулонами, вычеканенными, как монеты. Шуршат подвески на шапочке и поясе. Блестят пучки черного бисера, дополняющие замысловатый наряд. И пылают карминные камни, охраняя невесту от злых духов и дурного глаза…
Примечательно, что все это не придумано, а существует в Израиле и ныне. В этом смысле работы Андриана Жудро - помимо эстетической функции - имеют несомненную историко-этнографическую ценность, неся миру очищенную от суеты красоту традиций и оберегая ее искусством.


Образы, созданные Андрианом Жудро, по прописанности одежды и ее аксессуаров сохраняют аромат истории костюма, но его носительницы – уже наши современницы. По типу лица и пропорциям тела – это модели, характерные для представления о современном эталоне женской красоты, который изменчив, как мода, хотя о вкусах и не спорят. Отсюда открытость взгляда, в котором читается некоторое лукавство и ощущение игры, запечатленное в постановке головы, свободной и изящной манере держаться так, как держатся модели на подиуме.


Когда говорят о костюме йеменской невесты, то его нередко называют каменным цветком – по количеству деталей и веса, который несет на себе девушка. На картинах Андриана Жудро эта ноша легка. В образах, созданных художником, наряд не заслоняет природной осанки, стройности, грациозности и девичьей легкости наших современниц, демонстрируя тип, как топ-модели женской красоты.
Таков эстетический результат художественных поисков Андриана Жудро, сумевшего в портрете через исторический костюм и академическую манеру исполнения воплотить представление о типе женской красоты – в свете меняющихся идеалов времени и эталонов моды.


Но ощущение времени для художественного произведения – понятие не всегда однозначное. Камерные портреты Андриана Жудро по стилистике и внутренней наполненности образов отсылают нас к временам классики. Трудно анализировать гармонию, когда все гармонично. Нейтральный фон не отвлекает внимания от благородных черт образа. Пространственное построение женских поясных портретов позволяет нам сконцентрироваться на лицах, наполненных светом и внутренней безмятежностью. Четко выбраны характерные позы. Одухотворенные, пылкие, они выступают из рембрандтовского фона, притягивая цельностью запечатленных характеров. Эмоциональность, ощущаемая в разлете бровей, сиянии глаз, очертаниях губ, крыльях носа, словно только что схвативших воздух. А еще – в них живет чарующая тайна, которой не делятся безвозмездно. Экзотика йеменских нарядов героинь помогает созданию характерного романтического портрета.

Ментальная метафора Иерусалима

В некоторых работах йеменского цикла подчеркивается эпическая связь запечатленных на них образов с Иерусалимом. И тогда они приобретают особое звучание, преобразуясь в мотив юности вечного города и символ его неувядающей жизни.
Визуальные метафоры Иерусалима выполнены, как парадные женские портреты. Йеменские красавицы - в торжественных облачениях, изображены почти в полный рост. Одна девушка – в современном до колен кашемировом платье. Другая – в изысканном светском свадебном наряде. Современную одежду дополняют немыслимой красоты исторические головные уборы – праздничные, церемониальные. Живописец работает, как стильный модельер, создавая для своих героинь этнический наряд ХХI века.


Внушительный размер картин подчеркивает репрезентативный характер портретов, визуального пространства которого достаточно для развернутой панорамы фона как составной части женского образа. Почему? В культуре Эрец-Исраэль понятие город - женского рода, город – это мать, город – это защита, это место, дающее прибежище. Отталкиваясь от традиционного толкования значения слова, Андриан Жудро преобразует его в ментальную метафору, - через культуру народов, населяющих Израиль.


Женские портреты йеменского цикла - это лироэпический парад прекрасного и величавого в мире. Ощущение торжественности момента вносит театральный задник с изображением Иерусалима, как декорации, создающей образ величественного места, в которым связаны образы юных красавиц.
Женские головные уборы и ювелирные убранства, дополняющие их наряды, по форме перекликаются с архитектурными очертаниями Иерусалима – куполами храмов и выпуклыми шапочками крыш Старого города, создавая ритмическое единство портретного и фонового планов.


Портреты йеменского цикла кисти Андриана Жудро в полной мере дают представление о традиционном в изобразительном искусстве парадном портрете, в котором фигура портретируемого обычно изображалась на тщательно проработанном архитектурном или пейзажном фоне, что сближало этот тип портрета с повествовательной картиной.
У Андриана Жудро повествовательность сокращается во времени, становясь мгновением вечности и юности. Портретная и фоновая части переплавляются в ментальную метафору города.


Иерусалим – столица Израиля – вечный камень и юная женственность… В этом смысле эстетические искания Андриана Жудро как художника, создавшего такой лироэпический образ в жанровых рамках парадного портрета, несомненно, новаторские.
Андриан Жудро – художник аналитического дарования. Он замечательно ориентируется в современных формах создания визуального пространства, характерных для фотографии, театра, кино и других смежных видов искусства. Особенно это касается сочетания ближнего и дальнего планов, когда герой на переднем плане, как диктор телевидения, в любой момент может обернуться и внести собственные комментарии в событийный фон на экране. В этом сказывается личностная зрелость художника, для которого художественный результат выше формальных требований к «чистоте жанра».


Чувство времени… Если оно есть, то творческий человек «обречен» быть впереди. Андриан Жудро – художник нового поколения, нового ощущения художественного пространства. Это то состояние, которое в искусстве приносит каждый рубеж веков, тем более, рубеж тысячелетий, наконец, 2012 год – год мифического конца света. Мы переступили этот порог, войдя в новое художественное ощущение времени. Художник хронотопичен и развивается в культурной ауре своего времени. На нем обязательно сказываются формы, присущие смежным видам искусства. Он усваивает их, и они влияют на него.


Заложенные в Андриане Жудро природный талант, школа, работоспособность, широта культурного диапазона, вкус, сложившиеся личностные качества помогают сегодня взять от мира ровно столько, сколько нужно для развития его творческой индивидуальности, и, попав в свое время, творить в русле созидательный тенденций, в которых нуждается современное изобразительное искусство.
В век визуального поворота, когда изобразительное искусство во многом утратило мастеровитость, творчество Андриана Жудро отличается умением привносить в него ощущение современных форм бытия искусства и одновременно поражает элитарной многодельностью, за которой стоит овладение приемами письма мастеров-классиков.


В 2013-2014 годы в рамках ежегодных акций Аукционного дома «Тирош» работы Андриана Жудро из «Йеменской серии» были по достоинству оценены коллекционерами элитарной живописи.
Художник Земли, текущей молоком и медом

Земля, текущая молоком и медом… Она питает душу Андриана Жудро, будит его воображение, желание узнавать новых людей, их культуру, стремление находить в окружающем бытии дружественность и хранить свой семейный очаг.
Вот почему молоко и мед, попадая на кисть художника, превращаются в краски Земли Обетованной и несут созидание миру через познание его культуры.
 

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.