РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ОЛЕСЬ ДЯК ЗВУКИ НЕПОБЕДИМЫЕ
Публицистика
Красавица с восточными глазами? Это - Япония!
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
Презентация 41 номера журнала

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Осенний сонет

Лора Дроми

19 ноября 2014 года Бейт Оле в Ришон ле-Ционе было переполнено. Море людей и море цветов. Я давно не видела, чтобы люди так самозабвенно хотели поздравить виновницу торжества – Валентину Чайковскую, писателя, руководителя ЛитО «Ришон», члена СРПИ. Столько тепла, доброты и щедрости души было в этот памятный вечер, совершенно особая аура (учтите, что присутствующие и выступающие приехали из разных городов). А всё благодаря душевной щедрости самой именинницы.
Много написано об этом вечере теплых слов, а мне захотелось рассказать о жизни и творчестве Валентины. Итак, слово самой Валентине Чайковской.


Л.Д. Валентина, расскажите, пожалуйста, о своём детстве и юности.
В.Ч. Если в трёх словах, то родилась, училась, взрослела. А вот, чуть шире. Родилась я в г. Луцке Волынской области в Украине. Затем родители переехали в посёлок Жовтневый (Волынь). Там я окончила школу и первые три курса Львовско-Волынского общетехнического факультета ЛПИ (г. Нововолынск), затем перевелась во Львовский политехнический институт, который окончила, став инженером-строителем.


Л.Д. Писали ли вы в юности стихи, любили ли литературу?
В.Ч. Литература, как впрочем, и математика, была моим любимым предметом. Писать сочинения любила! Чертить – не любила. Ещё в школе в нашем классе был мальчик, который с большим усердием дёргал меня за косички… В старших классах он за меня чертил (я и во сне представить не могла, что когда-то буду преподавать в училищах техническое черчение). В знак благодарности я иногда писала сочинения и за себя, и за «дёргателя косичек». На таком странном бартере всё и закончилось.
Попытки писать стихи, конечно, были. У кого их не бывает в юном возрасте? Но единичные, потом было просто некогда, или время ещё не пришло… Я ведь вначале училась на вечернем отделении института, а там необходимо было и работать. Я была зав. библиотекой в вечерней школе (это только звучит громко). Книг было не так много, и я работала одна. Папа у меня был очень правильный и не мог допустить использования липовых справок (о том, что студент работает), которые надо было каждый год предоставлять в деканат. Так что в 16 (я раньше окончила школу), 17 и 18 лет – я много работала и училась.


Л.Д. А как впервые влюбились? Как познакомились со своим будущим мужем?
В.Ч. Ой, тут в три строки не вложиться. Познакомились во Львове, в студенческом общежитии, почти 45 лет назад. Есть у меня повесть «Василий». Признаюсь – в ней описана частичка моей жизни, там всё более подробно. Это трагическая повесть о моей первой любви.
После перевода на стационарное обучение во Львовский политехнический институт я жила в общежитии. Там жили и ребята, и девочки. Однажды я зашла в комнату ребят, чтобы занять сковородку. А там на кровати сидел грустный парень и играл на гитаре. И столько печали было в его синих глазах, что сердце дрогнуло. (Это, конечно, был Богдан, и минуты он переживал нелёгкие – девушка бросила). А я перед переездом во Львов порвала с парнем, с которым долго встречалась... У нас в комнате намечался праздник, требовалась музыка. Решение пришло спонтанно, и я пригласила нового знакомого на вечеринку. Понятно, что вместе с гитарой.
Сосед Богдана по имени Борька предложил ему пари: «Спорим, что она будет моя!». (Об этом я узнала лишь тогда, когда замуж выходила!). «Ничего у тебя не выйдет!», - ответил Богдан, успевший заглянуть мне в глаза.


Ударили по рукам. Борька на следующий же день попытался проводить меня с занятий. Шли через парк. Затем была попытка поцеловать. Закончилось всё звонкой пощёчиной и его ехидным: «Что? С первого раза не целуются?». Всё! Дальнейшие попытки были безуспешны. Как давно это было! Так все произошло... А мы с Богданом начали встречаться, влюбились, поженились и по сей день вместе! И дороже человека нет во всём мире! К детям и внукам, которых у нас пятеро, – любовь другая, особенная.


Л.Д. Расскажите, пожалуйста, Валентина, как и почему пришло желание репатриироваться в Израиль?

В.Ч. Оно пришло как-то неожиданно. Перед этим событием ушла из жизни моя мама, (отец умер на много лет раньше). Со смертью дорогого человека смириться сложно. Я очень переживала… Мы с мужем решили сделать небольшое турне и поехали в гости к моему дяде, который жил в Черновицкой области. В это же время у них гостил сын с семьёй, приехавший из Израиля. Он много рассказывал нам об этой стране, надо сказать, патриотично рассказывал, с душой! Слово за слово, и в наших сердцах родилось решение: мы тоже едем!
Пока ехали к родителям Богдана в Ивано-Франковскую область, интуитивное решение окрепло окончательно! Когда мы сообщили свою новость матери Богдана Юдит и отцу Владимиру, то в ответ получили… БЛАГОСЛОВЕНИЕ! И вот мы уже 17-й год на Святой земле.


Л.Д. Я читала, что у вас с Иерусалимом, в частности, с музеем Яд- Вашем связана необычная семейная история.
В.Ч. Вы правы, история и вправду необычная. Наша семья является семьёй трёх Праведников народов мира. Отец моего мужа, украинец Владимир (уже светлой памяти), во время Великой Отечественной войны спас еврейскую девушку от верной гибели. Он, кстати, помогал и другим евреям! В этом спасении ему способствовала вся семья — отец Павел, мать Теофила. Благословенна память этих чутких и бесстрашных людей! Это были четыре страшных военных года постоянных странствий, бесконечных мытарств, ночёвок в заброшенных домах, землянках, сараях... Спасающие еврейку люди обладали великим мужеством и высоким благородством. И никакие слова не способны этого объяснить сейчас! Уже намного позже, через несколько лет после окончания войны, спасённая украинской семьёй девушка Юдит дала согласие на брак с Владимиром. Долгие годы она хранила верность своему жениху Михаэлю. Все ответы из Красного Креста на неоднократно отправляемые запросы были одинакового содержания: «Считается пропавшим без вести». От брака еврейской девушки и украинского парня и родился мой муж Богдан.
Я знала своего свёкра Владимира, ныне посмертно награждённого почётным званием Праведника народов мира, очень близко. И то почтение, с которым он относился к людям в целом и к евреям в частности, всегда наполняет сердце гордостью за очень человечного, чрезвычайно мудрого и благородного сына Украины! Пусть будет светла память Владимира Павловича, его достойных родителей Павла и Теофилы, и всех Праведников народов мира! Хочется поклониться им до земли...


Л.Д. А как сложилась ваша репатриация? Почему вы начали писать стихи и занялись литературой?
В.Ч. Считаю, что удачно сложилась! Даже, несмотря на то, что, на первых порах, работая кассиром на автомобильной стоянке, я получила производственную травму (Старый человек не справился с рулевым управлением и въехал в будку, в которой я сидела)...
Стихи? И стихи, и проза – всё родилось в Израиле! И сравнительно не так уже и давно.
Возвращаюсь к нашему приезду. Оформление документов, съём квартиры, ульпан. Всё, как у всех. А потом мы побывали в Иерусалиме. Первая поездка была сразу в самом конце 1998 года, она была организована в рамках ульпана. Первое впечатление – Подъём! До дрожи… до учащённого сердцебиения… (Мой поклон тому, кто первым выразил это точное слово, написанное мной с большой буквы не случайно)!
Я вообще-то человек невероятно восприимчивый, эмоциональный. Вся экскурсия проходила интересно, шумно и как-то «слишком вместе», с вопросами и ответами экскурсовода, с радостными возгласами соучеников и бурным «перекусом» на промежуточной остановке. Наверное, мне требовалось немножко уединённости для полноты восприятия Города Городов.
После окончания курса обучения, была работа и никаких отпусков. Приезд свекрови, детей, внучат. И море обязанностей. В 2005 году мы поехали с мужем в Иерусалим вновь. Сами. И тогда, после восприятия всего нахлынувшего на меня в тишине узких улочек, после посещения великих святынь Города – от Гроба Господнего до Стены Плача, куда я положила записочку, уже дома, в Ришон ле-Ционе – ОНО ПРИШЛО! Желание творить. А почему? Разве это можно объяснить? Разве мы знаем, почему к нам приходит любовь? Она приходит и всё – эта всеобъемлющая религия Высокого, Абсолютного, Непостижимо Светлого и Единого!

Л.Д. Как вы познакомились с журналом «Русское литературное эхо»?
В.Ч. В Молдавии. Странно, да? Мы с мужем отдыхали в санатории в Каменке. Там я познакомилась с чудесными людьми из Израиля, с семьями Аркадия и Светланы Рабинович, Шаломом (уже светлой памяти!) и Тамарой Блехер, а также, с доктором наук, лауреатом Государственной премии Приднестровской Молдавской республики Валерианом Пономарёвым. Именно он и дал мне на одну ночь (для чтения, там была установлена целая очередь!) журнал. Полночи читала, выписала адрес и первым делом после приезда в Израиль позвонила Асе Тепловодской! Я и сейчас удивляюсь, какое же терпение надо иметь с людьми, только начинающими писать?! Сколько такта, деликатности и добросердечия! Да. Да – это о ней, Асе Тепловодской.
Не могу не вспомнить добрым словом Григория Борисовича Окуня, а также светлой памяти – Авраама Файнберга. Их мудрые подсказки и благожелательность морально поддерживали меня. Много ценных советов дала мне Ольга Файнберг, чем я очень дорожу.


Л.Д. Как получилось, что вы возглавили ЛитО?
В.Ч. Всё происходило как-то экспромтом. Председателем ЛитО «Ришон» перед тем, как меня избрали, был очень достойный человек Павел Абрамович. Лично я относилась к нему с большим уважением за его умение быть дипломатичным, корректным, грамотным, а если надо, строгим. После очередного отпуска, где с Павлом приключилась беда (инсульт), наш председатель, к сожалению, не смог больше вернуться к своим обязанностям. А доктор Роман Камбург (который его временно замещал), в действительности, более чем занят на своей основной работе в больнице. Меня к тому времени уже приняли в СРП Израиля. На очередном заседании Роман (присутствовало 16 чел.), объяснив ситуацию, предложил на место председателя ЛитО мою кандидатуру. Проголосовали единогласно. На моё смущение и колебание ответили: «Мы поможем. Ты справишься!».
И помогали: Феликс Куперман, Виктор Левинштейн, Дима Аркадин, Миша Ландбург, Борис Рубежов, Гертруда Александровская (светлой памяти) и другие члены ЛитО.


Л.Д. Каковы ваши ощущения как автора от первой книжки до последней на сегодняшний день?
В.Ч. Мне стыдно. Просто диву даюсь, как я могла называть стихами то, что так красиво назвала: «Не из рифмы льётся свет». Но, с другой стороны, каждое чувство, каждый душевный порыв в этой книжечке настолько искренен, начиная от посвящения «самому близкому другу» - моему мужу… Чувств не стыжусь!
Здесь впору с благодарностью вспомнить Михаила Ландбурга, у которого хватило терпения не отпугнуть меня (все мы знаем его строгость), а корректно дать несколько ценных советов. Первую книгу помогала мне издать Наталия Цинцадзе. Пусть будет светла её память!
Вообще-то, я думаю, что правильно делали когда-то строгие цензоры, выбрасывая в мусорные вёдра то, что не имеет права считаться поэзией! Сейчас время другое. Для чего-то нам дано пройти через всё это.
Пишу прозу, публицистику, стихи. Вышло из печати 7 книг. Последняя моя книжка вышла на украинском языке. При всём моём огромном уважении к по-настоящему Великому русскому языку, я очень люблю напевный и Солнечный украинский язык! И никакая политика НЕ ИМЕЕТ морального права стать преградой между богатством и величием русского слова – и светлейшей мелодичностью и трепетным изяществом чудесного украинского языка!!! Ибо:


Ржавеет золото, и истлевает сталь,
Крошится мрамор. К смерти всё готово.
Всего прочнее на земле печаль
И долговечней – царственное слово. (А.А. Ахматова)

А это мои слова про любу українську мову:

А мова – мов сонечко в неба горнятку,
Так лагідно люба, прозора, ясна!
В ній радість веселки та усміх малятка –
І пісня пташини, і злива рясна!

Я не знаю, когда и как это приходит, пишу и на украинском языке, и на русском, делаю первые шаги в написании на иврите (очень по душе мне мудрый язык нашего Израиля!), иногда перевожу с польского языка. Но главное – я учусь! Мне не стыдно спрашивать коллег о том, чего не знаю. Человек не может знать всё! Есть огромное желание совершенствоваться и именно поэтому узнавать что-то новое, важное. Я печалюсь, что многие старые мои стихи стыдно называть стихами! И радуюсь всему неизбитому, стараясь, чтобы в уже по-настоящему рифмованных строках, были и образ, и мысль, и чувство! А главное - должна присутствовать душа! Кстати, я также член НСП Украины. Для сердца нет расстояний!


Л.Д. Ваши ощущения о творческом вечере, происходившем в Бейт Оле 19 ноября?
В.Ч. Для меня всё происходящее на нём было несколько неожиданным. Я не думала, что приедет столько друзей, и, соответственно, очень волновалась.
В гости приехали: представитель Посольства Украины в Израиле, 2-й секретарь Олена Иванчук, председатель Союза русскоязычных писателей Юрий Моор-Мурадов, член муниципалитета города Михаил Райф. председатель Всеизраильского объединения выходцев из Украины Давид Левин, собственный корреспондент национальной радиокомпании Украины Светлана Глаз, Ася Тепловодская — отвественный редактор журнала «Русское литературное эхо», Григорий Грумберг и Валентин Шкода – известный режиссёр и талантливый художник, «Человек года 2011» в г. Ришон ле-Цион, член СРПИ Ефим Гольбрайх. Члены правления СРПИ Михаэль Юрис и Михаил Ландбург, член СРПИ Римма Ульчина, Игорь Давыдов, поздравивший меня стихами на украинском языке, и Лариса Борисенко – коллеги по перу из других городов и члены ришонского ЛитО, многие из которых выступали, в т.ч. члены СРПИ Виктор Левинштейн, Марина Старчевская, Дмитрий Аркадин.


Вечер длился около двух часов из-за большого количества желающих выступить. Лично у меня (при всей моей огромной благодарности выступающим!) создалось двоякое впечатление от происходящего. Было сказано много приятных сердцу слов, но я довольно самокритична! И в какой-то момент мне показалось, что «торт пересластили»! Например, то, как меня представил уважаемый Давид Яровой, назвав то ли великой, то ли гениальной, вызывает у меня просто-напросто улыбку. У этого доброго человека, ВСЕ поэты и писатели «замечательные», эту капельку юмора ришонцы всегда глотают, оставаясь при СВОЁМ мнении. Все мы разные, и восприятия у нас разные. Кому-то нравится, то, что я пишу, кто-то не любит, не приемлет и не понимает моих стихов. Это нормально. Единственно, хочу сказать, что сердце моё открыто для друзей и для желания творить лучше! Наверное, из-за множества цветов и пересечения действительно тёплых энергетических излучений, которые невозможно было не почувствовать, вечер больше походил на юбилейный, хотя ещё рановато...


Л.Д. Кто помогал вам в организации вечера?
В.Ч. Муниципалитет города, начальник отдела абсорбции Игорь Циркин, председатель Всеизраильского объединения выходцев из Украины Давид Левин, председатель Ришонского отделения Давид Яровой, Лина Душакова и Николь Левковская!
Дорого мне, что знаменитые музыканты, лауреаты многих Международных премий – фортепианный дуэт Михаил Бурштин и Фаина Хармац, сумели своим необыкновенным талантом извлечь из ящика красного цвета, по недоразумению ещё называемого «пианино», достойные мелодии!


Возможно, этот вопрос – это мой шанс поблагодарить всех, кто попытался сделать из обыкновенного вечера для меня праздник. Спасибо культурологу и музыковеду Светлане Левитан – тепло и душевно ведущей вечер, певице Анне Аншуковой, подарившей нам песни на русском и украинском языке, а также на чудесном мамэ-лошн!


Тронула меня самоотверженность Леончика Любицкого. Когда ребёнок болен, он должен лежать в постели. Но мальчик не захотел срывать программу, пришёл, и спел, превозмогая боль в горле! Дети ведь непосредственны, и порывы их сделать кому-то добро – очень дорогого стоят! Николь Левковская тоже сумела очаровать зал нашей общей с ней песней и своей красотой!
Выступающие были искренни, и в моем сердце теплится огромное чувство благодарности!
ВСЕМ МОЕ СЕРДЕЧНОЕ СПАСИБО!


Л.Д. Традиционный вопрос: каковы ваши планы на будущее?
В.Ч. Планы? О планах не скажу! Ведь, можно? Единственное – один пункт из плана, это то, что я хочу оставить председательское кресло! Хочу читать, учиться, снова читать и писать, творить! Писать так, как приходит свыше, и, пройдя через моё сердце, идёт потом к людям, летит по миру, несёт мои пожелания МИРА моей Украине и моему Израилю, и всем людям на Земле! Одно достоверно – слова, которые я пишу, рождаются с любовью в сердце! А ещё В. Жаботинский написал в « Самсон назорей», что «Слово есть не то, что сказал говорящий: слово есть то, что слыхали слушатели».


Л.Д. Спасибо вам, Валентина, за интервью. Желаем вам здоровья и долгих творческих лет на радость любителям литературы.

 

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.