РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ГРИГОРИЙ КОЧУР И ЕГО «ИНТИНСКАЯ ТЕТРАДЬ»
Публицистика
Пришло время рассказать пронзительную правду…
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
"Земля Израиля и В.В.Верещагин"(ч.1)

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Харьков

Преамбула:
В настоящее время в Харьковском художественном музее имеется коллекция картин современных израильских художников, объединенная темой "Этюды Земли Обетованной". Коллекция работ членов Объединения профессиональных художников Израиля поступила в собрание музея осенью 2016 г. Инициатор акции дарения - Доктор филологических наук, искусствовед, писатель Галина ПОДОЛЬСКАЯ.
От редакции журнала "Русское литературное эхо", Израиль


Галина ПОДОЛЬСКАЯ

Этюды Земли Обетованной
(Израильское изобразительное искусство в собрании Харьковского художественного музея)


Впечатления здесь так грандиозны и трогательны, что после этого все кажется мелко и ничтожно...
И. Е.Репин

Край, где восходит солнце, манил людей из самых отдаленных уголков земли. Не договариваясь, они шли на Ближний Восток, желая удостовериться в истинности истоков своих верований. Каждый шел со своим духовным багажом, в котором внутреннее зрение было столь отчетливым, что требовалось лишь физическое подтверждение собственного присутствия здесь. Святая Земля как история и мифологема Книги Книг притягивала не одно поколение живописцев, для которых, в отличие от других представителей людей творчества, зрительная подпитка, помимо эмоционального переживания, изобразительно подсказывает компоненты художественной формы. Илья Ефимович писал: «Впечатления здесь так грандиозны и трогательны, что после этого все кажется мелко и ничтожно».
Для художников, которым выпало жить на этой земле, ее притяжение остается не менее сильным. Яркое, жаркое солнце. Высокое, безбрежное небо. Необозримый простор. Красноречивые камни. Зеленая, бурая, раскаленная, рыжая, желтая, черная, сухая, суровая, но пропитанная волнующей историей земля... Это светоцветовые ощущения библейской земли – новые для тех, кто проживал в странах восточноевропейской диаспоры.


Самария – земля гор, холмов и просторов, историческая часть Палестины. Название этого исконного для евреев места восходит к названию города Шомрон, бывшему в VIII веке до н.э. столицей Израильского царства. С севера местность граничит с Изреельской долиной, на юге – с Иорданскими горами, на востоке – с Иорданской долиной, на западе – с равниной Шарон, простирающейся от Крокодиловой реки до Средиземноморья. Природный ландшафт местности сохранил ощущение древности, позволяя мысленно вернуться к истокам камня в культуре иудеев. В этом смысле Самария является замечательным объектом для пленэра. Не случайно значительная часть работ в переданной коллекции выполнена именно здесь.


«Самарийские этюды» Александры Ильяевой, Вячеслава Ильяева, Бориса Котляра, Ильи Хинича, Анны Ходорковской, Анны Зарницкой открывают природную панораму Иорданских гор. Воздух, пространство, пропитанное библейским духом, где природные камни соотносимы с генезисом еврейского народа, в традициях которого символика камня обрела многозначность. Краеугольный камень – прочный, как основание мира. И в камне – наказание для человека – через «побиение камнями». Каждому из Двенадцати колен, давших жизнь народу Израиля, соответствует свой драгоценный камень с определенными свойствами и качествами. И, собранные вместе в нагруднике, они обозначают национальное и территориальное единство Израиля, завещанное Израилю Всевышним.


На полотне Маргариты Левин – раскаленная степь. Во времена Книги Книг здесь были плодородные пастбища, на которых паслись стада крупного скота под ответственным наблюдением шаронянина Шитрая. Так природа вписывает свои страницы в Книгу Бытия сегодня. И… эффект наезжающей сверху камеры в работе Иосифа Капеляна – дорога, которую осилит идущий, если это путь к согласию.


Самария располагается на западном берегу реки Иордан, что уже само по себе мысленно возвращает нас к библейским событиям, происходившим на этой земле. Притча о добром самаритянине, который, несмотря на этническую рознь, помог найти приют еврею, ограбленному разбойниками и брошенному умирать на дорогу, связана с этим краем.


Среди «Самарийских этюдов» израильских художников нет работ, выполненных в академическом стиле. Даже на тех полотнах, где на переднем плане обозначены конкретные предметы (крупные валуны, бедуинские жилища, грузовики), они лишь оттеняют импрессионистические впечатления от окружающего мира. В данном случае не суть важно, что в тех или других работах разное соотношение «реалистических» или «экспрессионистических» элементов. В самом перетекании из цвета в цвет ощущается движение жизни, желание художественно расширить световоздушное пространство. Работы живы нескучным дыханием этюдности. А индивидуальность цветонастроений отражает вкусовые предпочтения и стилистическую индивидуальность каждого из художников.
Пейзажи Бориса Геймана, Аркадия Лившица, Вадима Макарова, Сергея Москалева связаны с израильскими городами Средиземноморья. Яффо, Ашдод, Хайфа – города, в которых сошлись легенды, история и события современности. Их омывает и объединяет море – истинный очевидец этих времен.


Яффо — берег, к которому прибился Ковчег Ноя, возвестив о спасении и начале новой жизни. Яффо – город, который основал сын Ноя Яфет (Иафет). Легенды гласят, что здесь же Персей освободил Андромеду. И отсюда отправился в путь пророк Иона... Главное, что ни одно из этих преданий не помешало тому, чтобы через тысячелетия Яффский порт начал принимать корабли с еврейскими переселенцами – будущими строителями страны Сиона – прообраза нынешнего Израиля.


Символично колористическое полотно Сергея Москалева. Созданный им образ лодки сродни метафоре художника. Ты покидаешь опаленный солнцем устойчивый берег во имя новых берегов творчества. Каким ты станешь в этом неведомом мире, преодолев эмоциональное море? Это стремление к свежему взгляду и качественному обретению себя. Катерки мерно покачиваются у причала. И… залитая слепящим солнцем набережная, окаймляющая береговую линию моря. На этой набережной просушивается многое повидавшая лодка... Другой зритель может истолковать все по-другому. Важно, что картина приковывает внимание живописностью, импрессио-экспрессионистической цветовой гаммой.


На картинах Бориса Геймана и Вадима Макарова изображен квартал художников с видом на одну из галерей. Работы живые и очень разнящиеся по образному восприятию объекта изображения. В работе Бориса Геймана осторожный свет и зыбкость очертаний подчеркнуты пастозной объемностью. На полотне Вадима Макарова яркая цветовая гамма, декоративная смелость экспрессионистических мазков рядом с непрописанными участками, обнажающими структуру холста. Сопоставление этих работ любопытно с точки зрения индивидуальности стилистической манеры художников.
В другой работе Бориса Геймана, посвященной району-старожилу Ашдода, фактурность выведена на новый уровень. Картина словно вышита объемными узелками.


Но художник – человек мира. Его влечет берегам непознанного... Наверное, и об этом тоже фантазийное полотно Аркадия Лившица «К другим берегам», вдохновленное сюрреалистическими отражениями неба и гор на Мертвом море.
Работы Нахума Ильяшимова, Шауля Космана, Макса Стучевского и Григория Фирера посвящены израильским паркам. Сегодня это актуально не только с точки зрения объекта для живописи. В самой идее сохранения и создания природных парков заложена мысль о сохранении равновесия между человеком и природой. Израиль – страна природных парков, зелень которых радует глаз и дает бархатную тень в палящий полдень.


Моисей называл Палестину «страной масличных деревьев». В ковчег с Земли Обетованной голубь принес Ною веточку оливы, как весть об усмирении Божьего гнева, прекращении пучины потопа и начале новой жизни на Земле Обретенной. Оливковая ветвь – эмблема мира в мире. Олива – символ национальной вечности Израиля. В натурных работах Нахума Ильяшимова и Григория Фирера олива – центральный образ. В раскидистой кроне и мощном стволе древа заключена энергия жизни, долголетия и плодородия. Не случайно на полотне Нахума Ильяшимова рядом с оливой – дети.


По этюдам израильских художников можно судить о разнообразии растительного мира Израиля. Казалось бы, маленькая страна, но в зависимости от того, в какой ее части ты находишься, непременно отыскивается то, что тебе было дорого по месту рождения.
Панорамное полотно Шауля Космана передает ностальгические настроения, воплощенные в золоте березовой рощи. Эти чувства живут на холсте художника в пастозных красках янтарной кроны. Они обжигают рыже-желто-красными тонами еще не выговорившейся славянской осени… Может, из-за того, что век поры очей очарованья столь короток в израильских пенатах? И это подстегивает порыв художника поймать осенние минуты и раствориться в этом мгновенье?


Макс Стучевский творит свой парк-сад, в котором образное ощущение сильнее натурного. Изобразительно это выражается в театральной декоративности ближнего и дальнего планов. Эмоционально чудо-сад художника сродни парку на заколдованном острове из «Аленького цветочка». Такой же тайной овеяны и алые бугенвиллии на полотне художника. Творчество «одевает» память. Наши мысли материализуются в творчестве, хотя не всегда знаешь, где, когда и в какой момент этому суждено случиться.
На полотне Андриана Жудро – один из парков Иерусалима, в прошлом усадьба «Villa Dechan», принадлежавшая армянскому торговцу Лазарусу Полю Маргарьяну. Это особое место для Объединения профессиональных художников Израиля. Почему? На территории парка в особняке бывшей усадьбы располагается Иерусалимский Музей природы, диорамы которого расписывал профессор Дмитрий Барановский, стоявший у истоков образования Объединения профессиональных художников Израиля.
Музей природы является почтовым адресом Объединения. Сегодня на веранде исторического здания и в выставочном флигеле музея художниками устраиваются выставки, а в парке – пленэры. Работа Андриана Жудро выполнена на одном из пленэров Объединения.
Этюды Земли Обетованной… Они вдохновляют наших современников к собственному прочтению пейзажа Книги Книг и воплощению его не только к этюдам в творчестве, но и к серьезным развернутым работам.
*
Часть работ Израильской коллекции в Харьковском художественном музее посвящена культовой архитектуре Иерусалима. И это не случайно. Израиль – страна трех авраамических религий, священных памятников, возведенных теми, кто мечтал увековечить отношение к своим вероучениям в особенностях культовой архитектуры.


И в каком бы уголке Израиля ты ни находился, все дороги на этой земле ведут к святому Иерусалиму, как к конечному пункту Исхода. «Во всем Иерусалиме есть что-то трогающее до слез. Этого во всем мире нет. Нет слов для выражения чувств», – читаем у И.Е.Репина. Можно ли сказать более искренно?


Духовная столица мира, сокровенная, она живет в сердце каждого паломника – иудея, христианина, мусульманина… Башня Давида – царя Иудеи, Стена Плача, синагоги – это то, что напоминает о святынях иудаизма. Но визуально золотой свод мечети «Купол Скалы» для многих также остается визитной карточкой Иерусалима. И история распорядилась так, что крепостные стены нынешнего Старого города выстроены османским султаном Сулейманом Великолепным. Город городов, в XXI веке Иерусалим – все тот же Божий град, чьи врата стоят на земле, а купола сияют с небес… Он – вертоград самоцветный, чьи стены и башни сложены из камней живых… Но только собственный духовный багаж позволяет открыть тебе свой город. Важно, что сам по себе поиск знаменует путь к творческому совершенствованию. И это объясняет, почему среди представленных работ многие связаны с Иерусалимом.


Работы Анатолия Метлы из цикла «Святыни Земли Обетованной» посвящены христианским памятникам Иерусалима.
Дорога скорби, по которой пролегал путь Иисуса к месту распятия, – улица Виа Долороса (Via Dolorosa). Девять остановок Крестного пути из четырнадцати – от места приговора к казни – до Голгофы. Общая драматургия картины решена так, что зрительский взгляд так и притягивает кровавый плащ Понтия Пилата, обозначенный в точке пересечения пространственных объектов и светотеневых отношений.


На переднем плане – арка «Esse Homo» («Се человек») – красноречивая свидетельница этих событий. За нею – «Нотр Дам де Сион» – католический «Монастырь Сестер Сиона», c сине-серо-голубыми куполами. И… вечнозеленые кипарисы, переосмысленные в эпоху христианства из эмблемы смерти в символ жизни.


А вот другая святыня Масличной горы – православная «Церковь Святой Марии Магдалины» в Гефсимании. Сияющий семикупольный храм, образец московского стиля в архитектуре, он напоминает о страницах русской истории. «Белая» церковь была построена в 1888 году на средства императорской семьи – в память об императрице Марии Александровне, учредившей в России «Красный Крест» – общество попечения о раненых и больных воинах. В работе Анатолия Метлы – широта и раздолье. И светятся маковки куполов светлого храма, отлитые из желтого и червонного золота.


И вновь страницы русской истории «Храм Всех Святых в Земле Российской просиявших» в Горней, как в России называют Горненский монастырь, построенный на месте, где Пресвятая Дева Мария встретилась с праведной Елисаветой (Эйн-Карем). Головной собор строился почти столетие – с 1910 по 2007 гг.


Верхний склон горы… «Храм Всех Святых в Земле Российской просиявших». Тянутся к небу луковичные купола. Поет природа. Облака в полете. И парит храм «под небеси», как возносимая Богородице песнь-молитва, идущая от православной души – израненной, но обретшей искомую цельность на Святой Земле.


«Монастырь Иоанна Крестителя в пустыне», располагающийся в поселке Эвен Сапир близ Иерусалима. Картина словно соткана из цветов радуги, главный из которых – розовый. Над арочным окном, колокольней и куполом – Иерусалимский крест (или «крест крестоносцев»). Он напоминает об авторах четырех Евангелий, несущих учение на все четыре стороны. Все благоухает вокруг: герань в палисаде, расцветшие вдоль дороги оранжевые лианы, огненные гортензии…


Цикл работ Анатолия Метлы «Святыни Земли Обетованной» воплощает сущностную сторону взаимоотношений между человеком и миром – на новом этико-эстетическом уровне, через архитектурно-видовые пейзажи, возникающие сквозь «колористическое припоминание» – отличительную черту дарования художника.


Земля Обетованная – земля преданий и истины для тех, кто уверовал в них. Она – земля-метафора – для Анатолия Метлы. Ступая по Земле Обретенной, он глазами «впитывает» мир. Но обжигающее лицо солнце остается на холсте не ожогом – светом, и дороги к святыням превращаются в путь к своему Храму, как квинтэссенции Красоты Этической. Не потому ли художник никогда не заходит в Храм? Не для того ли, чтобы оставить каждому из нас свое пространство для общения со Всевышним? Наверное, в этом и заключается духовная культура, присущая личности Анатолия Метлы?


В письме к своему любимому ученику Валентину Серову И.Е.Репин писал: «Разумеется, во всех искусствах вся суть во врожденности». Он был убежден, что в сути «врожденности» лежит восторженное восприятие мира, без которого не может состояться акт творчества.
Работы Анатолия Метлы окутывают любовью ко всему, что стало для живописца объектом изображения. Они удивляют архитектурной точностью, колористической страстностью, в которой словно замер пленэрный отпечаток первой встречи.


И все-таки для Страны Сиона – Государства Израиль – нет места более святого, чем Стена Плача. В 1931 году Марк Шагал посетил Эрец-Исраэль. В 1932 году в интервью одной из парижских газет он поделился впечатлением, которое произвела на него еврейская святыня: «Издалека, со всего света стекаются к Стене Плача бородатые евреи в желтых, синих и красных одеяниях и меховых шапках. Нигде больше не увидишь столько отчаяния и столько радости, нигде больше вы не испытаете такого потрясения и такого счастья». Интервью называлось «Я смотрел на Палестину глазами еврея».


В работе Германа Непомнящего «Иерусалим в снегу» воплощено это эмоциональное состояние души – состояние радости, потрясения, счастья, национальной принадлежности, ощущение страны, в которой воплотились творческие замыслы. На картине Германа Непомнящего – Иерусалим в снегу. Так бывает почти ежегодно, хотя момент этот короток в ближневосточной столице.
Однако для художника, чья жизнь была связана с Украиной, Беларусью, Россией, образ снега передает «вспышку» в памяти, в которой соединяется эмоциональное ощущение «двух родин».

В Иерусалиме первый снег <…>
В Иерусалиме небо близко.
Может быть, и короток наш век,
Но его не вычеркнуть из списка.
(Булат Окуджава)

А еще Иерусалим – агада, волшебная сказка из книжки на Хануку. Таким город открывается взору иллюстратора притч Рабби Нахмана. На картине Лилии Шошан – один из самых модных районов Иерусалима – со множеством галерей, еврейских культурных центров и домов самых состоятельных евреев мира, а когда-то – первый еврейский квартал, построенный за пределами крепостной стены Иерусалима. В 1849 году сэр Мозес Монтефиоре, возмущенный стесненными условиями Еврейского квартала Старого города, решил выкупить для евреев этот участок земли. Здесь же, по предложению британского филантропа был построен «ветряк», называемый сегодня «мельницей Монтефиоре». Ирония судьбы! Мельница так и не заработала, поскольку в этом районе, где ее выстроили, не бывает ветров, способных заставить вращаться ее крылья. Но человек жив надеждой. Мельница Монтефиоре стала для людей символом жизни, возможной за пределами крепостной стены Иерусалима.


В работе Лилии Шошан – окна домов, смотрящих на Старый город… В них – негасимый свет, освещающий традиции и устои культуры Государства Израиль, – то, что прививается с детства как национальное ощущение себя, как вкус жизни на этой земле.
Утро. Ты, кажется, проснулся, но так не хочется открывать глаза и вставать. Ты лежишь и, щурясь, привыкаешь к утреннему свету. А сам уже принюхиваешься к доносящимся из кухни запахам, пытаясь различить, что это там в духовке? Маковый рулет? Ватрушка? Яблочный пирог? Булочки, начиненные вареньем? Или, как на картине Виктора Бриндача, заплетенная в косу хала…


 

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.