РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
На крылечке в местечке
Поэзия
О новой книге Ефима Златкина
Публицистика
Дар с Земли Обетованной
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
100-летие со дня рождения Григория Окуня

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Резиновые сапожки

Проза Ефим Златкин

Янкель по мнению соседей был богачом: на самом въезде в местечко он поставил большой дом. В первой его половине - прихожая, кухня. Во второй - зал, спальни. Все сделано добротно, по-хозяйски.
Янкель - человек с руками, кузнец еврейского колхоза. Он самый незаменимый в местечке: знает себе цену. Утром, как разгорячит горн, так до самого вечера пылает в нём пламя. То нужно бороны подправить, то плуги закрепить, то коней подковать. Стучит себе молотом по наковальне и напевает:
И пашут евреи, и сеют,
Но, кто в это поверит?
И так с утра до вечера: и пашут, и сеют. Но кто в это поверит? А сегодня отпросился с работы пораньше: есть причина. У старшенькой Рахели день рождения. Знает, что жена Соня приготовит праздничный ужин, обязательно испечёт пирог с яблоками. Но подарок нужно купить?
Какой? Туфли! Какая девушка в 16 лет не мечтает о них? Но куда в них выйти? От местечка до города непролазная грязь. Что толку в этих туфлях? На полочке держать, да пыль с них вытирать?
- Купи ты своей имениннице резиновые сапожки. В наш сельмаг сегодня привезли. Сам видел: глянцевые, внутри красная обшивка. Королевские сапожки, - посоветовал Арон, его подручный.
- Не зря я тебя взял в кузницу, молодец! - похвалил его Янкель.
С новыми сапожками вошёл дом. Сразу заметил, как у Рахельки от радости засветились глаза.
- Папа, это мне!
- Тебе, моя девочка! Тебе!
- Мы тоже хотим сапожки, - защебетали восьмилетняя Сара и десятилетняя Хана.
- Вам ещё рано! Походите пока в старой обуви. Не невесты, как Рахелька.
… А через полгода началась война: Янкель ушел на фронт. На Соню навалилась вся забота о дочерях. На старшую хищно посматривали местные лоботрясы Степан и Федор, выносили из дома, что вздумается, да ещё грозили.
Соня надеялась, что вернутся наши. Ведь газеты так трещали про непобедимость Красной Армии
В ноябре, когда первым ледком покрылись лужицы, в местечко въехало несколько грузовых машин. Из легковушки вышел офицер - такой важный, в блестящих сапогах.
- Евреи, мы вас переселяем в другое место. Будете под защитой немецкой армии. Ни один мужик не сможет вас больше обидеть!
И ему можно верить, если полицейские сразу же стали грубо подгонять людей к машинам? Рахель метнулась к матери, та отбросила её в сторону:
- Беги! Спасайся!
- Нет! Я не оставлю тебя с детьми!
Машины заурчали моторами и поехали к платформе, к которой были подведены какие-то провода. Людей стали пинками выбрасывать из машин. Когда все собрались на платформе, офицер поднял руку вверх: дал команду включить высокое напряжение.
…Рахель лежала в яме под грудой неживых тел.
- Где мама, сестры?
Болело все тело, разламывали руки, ноги, кружилась голова. Кое-как выползла из траншеи, поплелась в сторону леса. Горло пересохло, рядом ни колодца, ни речки - только поле, заросшее кукурузой. Шла по нему сколько могла, раздвигая тяжелые стебли, и от бессилия рухнула на землю.
Очнулась от легкого прикосновения. Вздрогнула. Возле неё стоял дедок - в лаптях, домотканой одежде.
- Кастусь я, из суседней вески. А ты хто?
- Я, я, - и заплакала, не зная, что сказать? Правду? Отведет к немцам. Придумать что-то?
- Девонька ты моя. Ужо здагадауся. Яурэйка? Ведаю, што сёння вас усих пабили токам на платформе. Так дешавей и кули не патрэбны. Як жа ты выратавалася? А-а, разумею, - скользнул взглядом по резиновым сапогам девушки. - Боты, гумавыя цябе выратавали. Пойдем, пойдем са мной.
Рахели было уже всё равно: только бы не оставаться одной в этом сером поле.
…Прошли не годы - десятилетия. Рахель, или как её звали на хуторе Рая, осталась жива. Лесная усадьба в Западной Беларуси не привлекала много внимания. После войны девушка перебралась в Польшу, а оттуда – в Израиль. Всё время она хотела вернуться назад и поблагодарить своего спасителя, но как-то не складывалось. Вначале нужно было устроить жизнь в новой стране, потом вырастить детей, позже помочь с внуками. Только где-то к семидесяти годам вздохнула свободнее.
- Я еду в Беларусь! Кто со мной, - объявила в семье.
Вызвались сопровождать дочери Сара и Хана, названные в честь погибших сестер и внучки Николь и Сарит.
…Машина остановилась возле домика, который был ярко освещен, а на крыльце гостей ожидало целое семейство.
- Я Настя, дочь Кастуся, а это его две внучки: Мария и Алена. Отец много раз рассказывал о вас, хотел увидеть.
- Когда мы расставались после освобождения Беларуси, я обещала ему , что вернусь.
- Как же я тебя узнаю? Ты вырастешь, будешь совсем другая, - спрашивал ваш отец.
- А я одену резиновые сапожки! –по ним и узнаете, - ответила тогда ему.
Назавтра Рахель отправилась искать платформу, на которой уничтожили всех евреев её местечка. Это было непросто - прошло много лет. Наконец, она вспомнила дорогу, по которой их везли на казнь.
Полуразрушенная бетонная площадка, заросшая травой, оказалась на самом конце города. Почти ничего здесь не изменилось: рядом большой холм, под густым дёрном - её родные, все жители местечка.
Рахель долго думала об этой встрече, представляла её и не могла поверить, что она может произойти. Боялась, что не хватит сил всё увидеть. Но на удивление себе - ни слезинки.
- Поехали, - вдруг она скомандовала водителю.
- Има (мама), ты же так хотела сюда приехать? И сразу же уезжать обратно?
- Поехали, поехали! У нас очень много дел, - решительно крутнув головой, она поспешила к машине.
- Вы хотите поставить обелиск? Мы не против, но за свой счет, - сообщили в местном райисполкоме.
Рахель понимала, что времени у неё осталось мало, и она хотела успеть.
Торопила проектантов, звонила в Беларусь, по её поручению несколько раз туда ездили дочери.
Наконец наступил момент открытия монумента, белое покрывало взметнулось вверх - и Рахель, ее дети и внуки увидели пустую бетонную платформу, «падающие» с неё фигуры людей, и на краю - пару резиновых сапожек…
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.