РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ГРИГОРИЙ КОЧУР И ЕГО «ИНТИНСКАЯ ТЕТРАДЬ»
Публицистика
МАЛЕНЬКАЯ И… БОЛЬШАЯ СТРАНА
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
"Земля Израиля и В.В.Верещагин"(ч.1)

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Авраам Файнберг: уроки поэтического искусства

Литературоведение Григорий Окунь

Авраам Файнберг: уроки поэтического искусства

Григорий Окунь, Вице-президент ИНАРН, доктор филологических наук

Яхта процветания
В океане есть.
Там в кают-компании
Совесть чтут и честь.

Рыбкой золотистою
Яхта создана.
Арфой голосистою
Обогащена.

Ширью монолитною
Лёг вокруг простор.
Песню самобытную
Распевает хор.

Управляет пением
Окунь-капитан,
Восхищает мнение
Разноликих стран.

Авраам Файнберг, из стихотворения «Яхта», посвящённого редколлегии журнала «Русское литературное эхо».

Вспоминаю начальные годы репатриации («Большая алия»), когда мы впервые увиделись на Святой Земле. Авраам Файнберг порадовал меня - только что в Москве вышли четыре томика его лирики: «Сквозь тернии к звёздам», «Хрупкий мир», «Гимн любви», «Солнце на ладонях» (1999). Прочитав их, я понял, что поэт наделён одинаковым умением проникать как в глубь вещей, так и в глубь своего собственного духа. От его стихотворений исходит множество настроений. Лирические герои менялись с автором своими местами. Каждый выхвачен прямо из жизни. Стих А.Файнберга – это живописные полотна со сложными сочетаниями цвета, полутонов, оттенков и тени. В стихотворной аранжировке видится пример Родена, который хотел поставить своих «Граждан Кале» на площади на таком низком цоколе, чтобы живые граждане не были меньше скульптурных изображений.
Я заинтересовался поэтикой московских книжек коллеги: слогом, характером ассоциаций, семантическим преобразованием слова и особенно красноречивыми цезурами. Перед моим воображением чётко выступали самые сокровенные творческие откровения. Метрическая, синтаксическая и семантическая организация слога обусловила определённые типы интонирования стиха. Поэт обращался к таким типам, как стих декларативный, напевный и говорный, исчерпывая всю фонетическую палитру.
***
Я обратил внимание на поэтику ассоциаций в московских книжках А.Файнберга. Художественное слово не тождественно слову в обыденной речи. С его помощью создаётся особая «художественная действительность». В составе образного мышления каждый элемент языка на основе тончайших ассоциативных связей участвует в создании конкретно-чувственного образа.
Все проявления психической жизни, включая разум и волю, подчиняются закону ассоциаций, который Спиноза сформулировал следующим образом: «Если человеческое тело подверглось однажды воздействию одновременно со стороны двух или нескольких тел, то душа, воображая впоследствии одно из них, тотчас будет вспоминать и о других» («Этика»).
В творчестве Авраама Файнберга мы встречаемся с индивидуальной поэтикой, согласно которой художественное наслаждение от стихов достигается не образами, создаваемыми прямыми значениями слов, а теми ассоциациями, которые вызываются этими образами. Лирика, отмеченная психологизмом, способствует развитию экспрессивности поэтической речи.
Четыре московские книжки стихов А.Файнберга – это многофигурная композиция со стыками дробных частей – эпизодов. В них чёткость частностей сочетается с широтой охвата, с богатыми возможностями ассоциаций и сопоставлений.
Историк и теоретик изобразительного искусства А.Файнберг берёт на вооружение художественные средства импрессионизма. «Впечатление. Восход солнца» - так называется картина французского художника Клода Моне, откуда и возник термин «импрессионизм», который склонен передавать не предметы, а впечатление от них.
Ассоциативная цепь – таков же тип образного мышления А.Файнберга. В его любовной лирике, например, всё внимание сосредоточено на воспевании чувства, настроения, вызываемого устойчивой ассоциацией: «Любовь – постоянство усилий, //Неистовых чувств изобилие».
Другой источник для файнберговской копилки изобразительных средств – Марк Шагал, который пишет свои картины-воспоминания и картины-мечты, группируя предметы прихотливо, заставляя их наплывать один на другой и проникать друг в друга, как это бывает в потоке воспоминаний. Подобные композиции у А.Файнберга выглядят естественно, когда, например, герой стихотворения «Сказочный подарок» вспоминает и размышляет о долгом и тернистом пути с любимой женщиной, мысленно смещая пространственные и временные границы.
Приём мелькающих ассоциаций применяется автором в стихотворениях «Детство», «Баллада о подвиге Ленинграда», когда в едином потоке происходят сдвиги и перелёты во времени и пространстве. Поэт стремится задействовать внутреннюю жизнь («Остались вдали, позади виражи //Тяжёлых лишений.// Сквозь кружево лет тех, кто ещё жив, //Волнуют виденья…»), механизмы мышления («Подобно нашествию чёрных ворон,// В замёрзлую белую жуть //Санки тянулись со всех сторон //К моргу, в последний путь») и работу памяти («Запомнился сводов бетонный навес, //В бомбоубежище дети, в беде, // Смёрзлись чернила…»).
Внутренние мотивы поведения человека – сложная цепь ассоциаций, придающих конкретному поступку широкий смысл, как в стихотворении «Поединок Мандельштама» («Восстал униженный Давид… Но дух борца прорвал заслон…»).
Отдалённые ассоциации и воспоминания – аббревиатура вневременного человеческого бытия («Слово о матери»).
У А.Файнберга – рельефно выраженное «монтажное видение» и «монтажное мышление». Применяя разные приёмы – соотнесённость множества планов и контрастные столкновения – он повышает эмоциональный уровень стиха или рождает посредством ассоциаций новый образ, как в стихотворениях «Солнце на ладонях», «Крылатый букет», «Вдохновение», «Евреи-корифеи».
«Монтажное видение» и «монтажное мышление», наблюдаемые в поэзии А.Файнберга, - явление, известное в искусстве. Режиссёр В.А.Пудовкин рассказывал: безразлично-спокойное лицо актёра монтировали поочерёдно с едой, гробом, ребёнком - и зрительное впечатление таково, что актёр выразительно сыграл три разных эмоции: голода, горя, радости.
У А.Файнберга мы встречаемся с подобной практикой в стихотворениях «Не ныть», «Обидели человека», «Напрасно», рождающих ассоциативное развитие символического образа. Так разрушается застывшая смысловая определённость слова, ему сообщается многозначность, создаваемая пересечением смыслов и игрой ассоциаций. Автор как бы вручает читателю ниточку, за которую хватается сотворческое воображение, чтобы восстановить конкретность целого.
Жизнеспособность образов у А.Файнберга протекает по двум направлениям: по «горизонтали» – в саморазвитии разнообразных «сопряжений», пронизывающих все пласты стихотворения и создающих «обмен веществ» в художественном организме произведения; и по «вертикали» - в структуре отношений между внутренней формой и внешней формой – словесной, звуковой формой стихотворения. У автора возможности поэтического слова расширены за счёт ассоциативности и «подключения» к эмоциональной сфере читателя, к его подсознанию. Создаётся гипнотизирующая сила образов («Праща Давида», «Наследство предков»).
Техника ассоциативного монтажа особенно чётко прослеживается в таких стихотворениях, как «Еврейская мечта», «Шесть миллионов евреев», «Средиземное море», где происходит сплав с образами ассоциативного характера.
У стихов А.Файнберга есть «внутреннее настроение», оно воздействует на чувства воспринимающего, вызывает эмоциональный отклик, доставляет эстетическое наслаждение.

***
Бог сотворил человека по своему образу и подобию – гласит библейский текст. Аристотель считал, что стремление к подражанию (мимесису) свойственно живым существам, а людям в особенности (трактат «Поэтика»). Мимесис вовсе не является механическим воспроизведением существующего, но основан на сложной эмоциональной и умственной работе, а в литературе – на семантическом преобразовании слова. «Задача искусства не в том, чтобы копировать природу, но чтобы её выражать» (О.Бальзак, «Неведомый шедевр»).
Семантический разбор лирики А.Файнберга, раскрывающей множественность пластов таящегося в ней смысла, выражающей внешность жизни с её бьющим через край избытком, её колоритом, выдвигает на первый план не сюжет и характеры, а поэтическую структуру, открывающую смысловое богатство стихов. Это проявилось в отборе слов определённой стилистической окраски. Высоким, эмфатическим стилем отмечены строки стихотворений «Исход», «Сквозь тернии – к звёздам»; усилением эмоциональной выразительности и риторическими фигурами отличаются стихотворения «Звезда Давида», «Праща Давида».
Автор придал обычным в поэзии метафорам обобщённо-символический смысл, превратил иносказательность из частного поэтического приёма в основной способ словообразования («Голос Лорки», «Крылатый букет», «Солнце на ладонях»). Переход конкретных звуковых особенностей текста к индивидуальной психологической характеристике лирического героя характерен для стихотворений «Сыну-первенцу», «Моя еврейская душа», «Художник». Переход от стилистического явления к его психологической основе и обратно характерен для поэмы «Хрупкий мир». Да и звуковой состав текста «Хрупкого мира» приобретает эмоциональную окраску под влиянием семантики. Поэтический костюм стихотворений «Вдохновение», «Сугихара», «Промчались годы» - знак, к которому корреспондирует смысл. Простое заглавие становится словесной доминантой в стихах «Голосуют евреи ногами», «Израиль мал, но он велик», «Летающий человек», «Любовь волка», «Грузинская красота». Многозначность поэтического образа получает импульсы в «Золотых огнях». Форма художественной рефлексии, анализ душевного состояния лирического героя проявились в стихотворении «Найти себя»:

Найти себя – и воплотиться в дело.
Найти себя – искать повсюду толк.
Найти себя – умом, душой и телом.
Найти себя – и выполнить свой долг.

Романтическая философия языка лирических сборников делает упор на индивидуальной речи автора («Баллада о хромом певце Тиртее», «Счастливого пути» и др.), тогда как рационалистическая философия его языка на первый план выдвигает описание событий («Затравленный Пастернак», «Петля Цветаевой»).
Мимесис – важнейший способ эстетического словообразования. Эта особенность с необычной чёткостью проявляется в стихотворениях «Детство», «Старое письмо».

***
Лирика Авраама Файнберга-поэта – явление тонкое, глубокое, сложное. В художественном мире его «все ружья стреляют». Но особое внимание поэт уделяет цезуре (пауза на границе стихов). Понятно, что для её заметного функционирования нужна наличествующая у автора сверхчувствительность – особого рода радар, улавливающий то, мимо чего спокойно проходят другие.
Но обратимся к теоретическим истокам.

О ритме помните, с размера не сбивайтесь;
На полустишия делите так ваш стих,
Чтоб смысл цезурою подчёркивался в них,

- писал Никола Буало в своей поэме-трактате «Поэтическое искусство» (1674), задуманной по образцу «Науки поэзии» римского поэта-теоретика Горация (65-8 годы до н.э.).
В лирике А.Файнберга цезура перерастает свои функции стихораздела. Поэт ищет новые средства поэтической выразительности. Как тени нужны для украшения, так цезура нужна для большей отчётливости.
Декламационная манера письма А.Файнберга – живая и разнообразная – исполнена музыки. Поэту удаётся достичь синкретического слияния музыкально-ритмического и словесного начал. Он смело пользуется звукописью и внезапными перебоями ритма, то бурно-порывистого, то замедленного, затихающего. Сочинитель добивается гармонии целого, рождающегося из резких диссонансов, например, в неожиданно сменяющихся ритмах, и вместе с тем – и настроениях, – в образах цикла «Хрупкий мир».
Иногда строительным цезурообразующим элементом выступает эффект бумеранга, чему способствует мелодический рисунок стихотворения, концентрические круги от верхних до нижних, и древнееврейская интонация из хрупкого лирического ростка стихов поэта, в которых смешано архаическое и современное, эпическое и аналитическое.
В этой конструкции цезура как бы превращается в мини-стихотворение или афоризм (тематический цикл «Солнце на ладонях»). Подогнанная звуковым составом стихотворной речи, цезура из интонационной паузы превращается в содержательную паузу.
Автор, как правило, не нарушает установленный им порядок стихотворения (анданте – адажио – аллегро), последовательность которого позволяет читателю в определённое время и в определённом месте сочинить «цезурную фабулу».
Рассмотрим типологию цезуры А.Файнберга. Помимо её прямого, буквального смысла, цезура, будучи выделительным средством повышенной эмоциональной напряжённости, вырастающей до экспрессии, на многое намекает воображению читателя. И это при том, что сама мелодия голоса поэта членит стихотворение. Интонационное нагнетание сменяется цезурой; строфораздел достигает особой выразительности, взламывая звуковой строй языка и привычные метрические и композиционные формы. Образуется своеобразный инерционный ритмический курсив.
Поэзия А.Файнберга подобна айсбергу, семь восьмых которого скрыты под водой. В стихотворении «Сирены» это особо ощутимо: сирены Холокоста сменяются шумом будней, чтобы в цезуре взорваться мыслью о невозвратимости трагических потерь:

Сирены взвыли в жизни мирной.
На миг остановился бег.
Застыл народ по стойке «смирно»,
Припомнил холокостный век.

Умолкнет вскоре хор сиренный.
Сойдёт на нет тревожный вой.
Наступит переход мгновенный
К обычной спешке трудовой.

Но в шуме будней, всплесках пены,
Когда открылась к свету дверь,
Звучат в моей душе сирены
Невозвратимостью потерь.

Поэт неоднократно возвращается к звукам Холокоста. Самый смысл его стиха усиливает смысловую выразительность цезуры.
Интонационные паузы у А.Файнберга то вопрошают («Сражаться за идеалы»), то восклицают ( «Летающий человек»), то выражают страдание и горе («На смерть Ицхака Рабина»), то излучают восторг («Родной народ», «Лазурный небосвод») и воодушевляют («Уезжаем», «Сильные духом» - здесь львиную долю занимают события прошлого, а касаются они вопросов, ставших злободневными сегодня , - «материал» для цезуры). У поэта нет бессодержательных пауз. Все они выражают определённые страсти и импульсы, составляющие содержание человеческого поведения.
Магия цезуры А.Файнберга – это когда стоишь на пороге, ждёшь, как при раскопке клада; чувствуешь, сейчас предстоит сделать находку глубокомыслия. И это случается: пессимизм – это настроение, оптимизм – воля (стихотворение «Не сдаваться!»). Кто не может найти счастье в пути, не найдёт его и в конце дороги («Найти себя»).
Величие нации не измеряется численностью, как величие человека не измеряется его ростом. Величие евреев должно уместиться в каждом («Сражаться за идеалы», «Сквозь тернии – к звёздам», «Евреи-корифеи» - фрагмент поэтического национального эпоса «Евреи»). Звукоизобразительность цезуры превращается в развёрнутую метафору. Магия была бы невозможна, если бы всем строем своего произведения автор не паредпочёл бы предоставить свободу воображению читателей.
Хочу добавить, что стихотворные произведения разбираемой мною московской серии вошли в итоговый поэтический сборник Авраама Файнберга «Душа поэта» (Израиль, 2007 г., 472 стр., в твёрдом красочном переплёте).

***
«Кто-нибудь всегда смотрит из-за твоего плеча, когда ты пишешь. Гомер, Шекспир, Бог…» , - говорил Авраам Борисович, испытывая величайшую ответственность за каждое своё слово, которое и после его смерти творит. Поистине, трудно жить после смерти. На это ушла целая жизнь.
Недостаточно знать себе цену – надо ещё суметь себя реализовать. А.Файнберг знал и умел. Он чувствовал неодолимую силу собственного внутреннего духа.
…Со страниц номеров Всеизраильских журналов «Русское литературное эхо» и «Мысль» смотрят на нас фотографии академика, писателя А.Б.Файнберга (1930-2010), человека светлого ума, высокого интеллекта и доброй души. Невосполнимая утрата. Это ощущаешь с бегом времени всё более болезненно…
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.