РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
На крылечке в местечке
Поэзия
О новой книге Ефима Златкина
Публицистика
Дар с Земли Обетованной
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
100-летие со дня рождения Григория Окуня

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Главы из книги "Драма выбора"

Публицистика Марк Берсон

С. ПЛАТОНОВ И ЕГО КНИГА «ПОСЛЕ КОММУНИЗМА»

Никто из коммунистов не понял
Маркса и полвека спустя.
Ленин, т.29, с.162.


В 1990 г., когда понятия «марксизм» и «коммунизм» стали употребляться в Советском Союзе в отрицательном контексте, в Москве появилась книга «После коммунизма».
В той накалённой обстановке всеобщего идейного разброда и интеллектуальной сумятицы само название книги не могло не вызвать огромный интерес. Один из самых сложных вопросов общественного сознания «что такое коммунизм» и «что может быть после коммунизма» не оставил равнодушными многих. В считанные часы книга исчезла с прилавков. На чёрном рынке цена доходила до 15 номиналов. И уже в следующем году книга вышла вторым изданием в 50 000 экземпляров. Появилась масса откликов и рецензий. Высокую оценку книге дали академик В.В.Раушенбах – завкафедрой МФТИ, писатель Д.Гранин.
Автор книги – С.Платонов. Это псевдоним. Настоящая фамилия для читателя осталась неизвестной. Родившийся в 1949 г., он умер в 37 лет (1986) от неизлечимой болезни крови. Окончив МФТИ, успешно трудился в одном из исследовательских центров в системе обороны и безопасности страны. Системщик и математик, он знал несколько языков, любил музицировать. Уже в 20 с небольшим лет мыслил государственными категориями. Любимые философы – Гегель и ранний Маркс. С.Платонов стремился проникнуть в суть происходящего в стране, по-новому осмыслить теорию марксизма.
В 1983 г., когда Андропов поставил перед обществом свой знаменитый триединый вопрос о том, кто мы такие, где находимся и куда идём, С.Платонов решил, что теперь он будет услышан. Он не собирался ничего издавать. Он хотел донести свои идеи непосредственно до тех, от кого реально что-то зависело в стране. Ему удалось войти в контакт с представителями партийного и государственного руководства высокого уровня. Начался диалог. Это продолжалось без малого три года. В1984 г. умер Андропов. В 1986 году – С.Платонов. Свои архивы он оставил духовно близким ему людям, учёным, тоже физтеховцам, Виктору Криворотову и Сергею Чернышёву, которые и стали публикаторами этих материалов под названием «После коммунизма», дополнив книгу своими беседами об идеях С.Платонова с корреспондентами различных изданий. Эти беседы они назвали «Второе пришествие».
Во вступлении, подписанном, кроме В.Криворотова и С.Чернышёва, ещё одним физтеховцем – учёным и общественным деятелем Владимиром Аксёновым, говорится, что С.Платонов был убеждён, не пережив момента истины, не обретя адекватного самосознания, общество не в состоянии реально влиять на процесс собственного развития. Ему, С.Платонову, говорится во вступлении, было свойственно отношение к идеям как к объективному миру. Идеи, утверждал он, никому не принадлежат. Их не выдумывают, как фасоны шляпок, а открывают в культуре, как острова в океане. Он был чужд модному пафосу моральных обличений прошлого. Он считал, что осуждению должно предшествовать понимание, смелости нравственных приговоров – бесстрашие и бескомпромиссность мысли. Неумелое, неправильное, торопливое реформирование страны сравнивается им с хирургической операцией: вскрытие брюшной полости – необходимый этап многих операций. Однако если к нему и сводится вся хирургия, то дело пахнет заурядным убийством. Что и произошло с Советским Союзом в результате «перестройки» Горбачёва, которую философ Александр Зиновьев остроумно и точно назвал «катастройкой».
Но этого С.Платонов уже не увидел…

Обратимся к самой книге «После коммунизма». В ней С.Платонов приводит схему Маркса о трёх эпохах развития человечества:
1.Царство естественной необходимости = «Предыстория».
2.Царство осознанной необходимости = «Эпоха коммунизма».
3.Царство свободы = Эпоха гуманизма.
Предысторический тип развития осуществляется вне зависимости от того, пытается ли кто-нибудь познать его законы и насколько адекватен результат познания.
В «эпоху коммунизма» познанные законы должны работать в качестве активных элементов двигателя общественного развития. Коммунизм – это отнюдь ещё не «царство свободы», это – царство осознанной необходимости, эпоха, основным содержанием которой явится уничтожение частной собственности. «Как таковой коммунизм не есть цель человеческого развития, форма человеческого общества…»(К.Маркс,1844)
Идеал коммунистов – гуманизм: «положительная деятельность человека, уже не опосредованная отрицанием частной собственности, коммунизмом». То есть путь к подлинному гуманизму лежит через эпоху уничтожения частной собственности. В «Манифесте коммунистической партии» Маркса и Энгельса дана чёткая формулировка: «Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности».

Что же такое частная собственность?
Почему она должна быть уничтожена?
В чём состоит уничтожение частной собственности?
Собственность создаётся трудом. Следовательно, собственность– это накопленный труд.
Рабочий создаёт нечто, что принадлежит тому, кто купил его труд.
Присвоение собственности работодателем превращает её в частную собственность. Происходит процесс отчуждения труда от того, кто этот труд затратил. Значит, частная собственность – продукт отчуждения труда.
Но частная собственность одновременно и средство отчуждения труда, т.к. купить труд рабочего может тот, у кого есть частная собственность, капитал. «Частная собственность,– говорит Маркс,– это форма развития процесса отчуждения труда».
Будучи средством отчуждения труда, частная собственность становится средством эксплуатации. Вот поэтому она должна быть уничтожена.

В чём же состоит уничтожение частной собственности? – Вопрос, практическое решение которого несёт в себе драматические последствия из-за различного понимания его сути.
Человек как общественное животное есть такое животное, стереотипы поведения которого заложены не в нём (генетически), а вне его, в социальной форме общения. Сущность человека – не в его генотипе, а в совокупности всех общественных отношений. Поэтому, как говорит Маркс, животным рождаются, а человеком становятся.
Генетически в человеке заложены лишь определённые потребности, связанные с инстинктом выживания. Формы их проявления, то, как человек стремится их удовлетворить, какими путями, средствами, способами, определяются характером общественных отношений. История, по выражению Маркса, не что иное, как «деятельность преследующего свои цели человека». Поэтому, рассматривая вопрос о частной собственности (которая является элементом производственных отношений) и проблему её уничтожения, нельзя это делать вне связи с характером развития общественных отношений. Вспомним их составные элементы:
формы собственности (частная и общественная);
положение социальных групп в производстве по отношению к той или иной форме собственности;
формы распределения материальных благ (в зависимости от отношения к той или иной форме собственности).
Практически задача уничтожения частной собственности заключается в овладении производственными отношениями, т.е. в создании, выработке таких производственных отношений, которые не сопровождаются отчуждением человека от результатов его труда. Овладение производственными отношениями предполагает изменение характера собственности – вместо частной собственности должна сформироваться общественная. В связи с этим изменяется положение социальных групп в процессе производства. И как результат – решение проблемы социального неравенства.
Процесс уничтожения частной собственности после победы социалистической революции – это целая историческая эпоха, а не акт одномоментного действия в виде национализации всего и вся. Победа пролетарской революции, по Марксу, « есть не уничтожение частной собственности, а лишь начальный шаг к этому…»
И только вследствие уничтожения частной собственности человек «сможет стать человеком не только в мышлении, в сознании, но и в массовом бытии, в жизни», потому что подлинное царство свободы, говорит Маркс, «лежит по ту сторону материального производства», а без подлинной свободы нет личности.
Острейший и актуальнейший вопрос – через какие качественные этапы должен закономерно развиваться процесс преодоления отчуждения, т.е. процесс строительства нового общества. «Практикам», пишет С.Платонов, надеявшимся воспарить на эфирных крылах здравого смысла, придётся убедиться: рождённый ползать – летать не может.
Узко практический подход к решению сложных явлений – это тяжкое наследие «предыстории», когда развитие осуществлялось вне зависимости от стремления познать его законы. В «эпоху осознанной необходимости» законы общественного развития – это двигатель процесса. Незнание этих законов, пренебрежение ими обходится весьма дорого. С.Платонов приводит пример с самолётом. С точки зрения здравого смысла самолёт – противоестественное явление. Но он летит. Стоит, однако, лётчику допустить ошибку или двигателю прекратить работать, и самолёт превращается в естественно падающий предмет.
В письме С.Платонова от 12-13.06.1985 г. читаем, что мы переживаем междуцарствие – предсказанный Марксом переход от «царства естественной необходимости», от развития, осуществляющегося независимо от чьей-либо воли, к развитию, осуществляемому только сознательно, только по воле субъекта, опирающегося на осознанный им механизм управления развития. При этом следует понимать, что «жёсткая линия на наведение порядка при непонимании сущности процесса может привести к катастрофе».
(С этим не считался ни Сталин, ни его преемники. Вот и закончилось всё катастрофой.)

Чтобы вступить в социализм, нужно главное – «действительное коммунистическое действие» (Маркс).
Один из элементов этого «действительного коммунистического действия» – всестороннее развитие личности, о чём, кстати, Ленин многократно говорит в своих статьях, составивших его «Завещание».
К.Маркс и Ф.Энгельс говорят об этом же в «Немецкой идеологии»: частная собственность может быть уничтожена только при условии всестороннего развитии индивидов.
Эпоха осознанной необходимости повышает роль субъективного фактора, т.к. требует от руководителей государства, правящей партии сознательной деятельности на основе познания законов развития. И всё большую опасность представляют в этих условиях проявления субъективизма и волюнтаризма.
Но готовых рецептов нет. И если нет понимания объективных процессов, действует метод проб и ошибок. Со всеми вытекающими последствиями – от провалов в экономике до разрушения страны.
А как источник развития любого реального общественного организма С.Платонов называет наличие противоречивой многоукладности, где один из укладов, как правило, доминирует и определяет формационную принадлежность всей целостности.
(Сталин же, как мы знаем, стремился всё унифицировать, устраняя тем самым естественный источник развития общественного организма.)

Как проходил процесс развития на Западе?
Как известно, в основе капиталистического способа производства лежит то, что капиталист отнимает у рабочего прибыль. Сколько сможет, как говорится в книге, столько и отнимет. Отсюда та жесточайшая эксплуатация рабочего, которая имела место в период раннего капитализма. Но ужесточение эксплуатации (увеличение рабочего дня, снижение расценок, использование детского труда) имеет свой естественный предел. И главное. Капиталист производит, чтобы продать. Но если у людей не за что купить, то и продать нельзя – внутренний рынок оголён. Выход – внешние рынки. Возникает борьба за них с капиталистами соперничающих государств. Войну ведут армии. Армии в руках государства. Их надо снаряжать. Военные заказы распределяет государство. Оно начинает играть всё большую роль. Но война имеет не только победителей, но и побеждённых. Кроме того, её тяготы приводят к революциям. Парижская Коммуна 1871 года – результат франко-прусской войны. Первая мировая вызвала череду революций – в России, Германии, Венгрии, положила начало национально-освободительному движению в колониях. А тут ещё экономические кризисы…
И Запад начинает делать выводы.
1929 г. В США разразился экономический кризис, переросший затем в мировой. На очередных президентских выборах в 1932 г. побеждает демократ Рузвельт, который заявил, что капитализм должен умерить свои аппетиты, капиталисты должны делиться своими прибылями.
Это не гуманизм, не благотворительность. Делиться прибылями – это увеличивать ёмкость внутреннего рынка и, как оказалось, наиболее выгодный путь и для дальнейшего успешного развития экономики, и для снятия социальной напряжённости.

А как же прибыль капиталиста?
Рост производительности труда, особенно в условиях научно-технической революции, привёл к увеличению размера прибыли. В этой ситуации капиталист предпочёл делиться с рабочими.
Каков механизм этого процесса?
Авторы «Второго пришествия» объясняют: «Предприниматель отдаёт всю прибыль, но только не сегодняшнюю, а вчерашнюю. Однако поскольку свежая прибыль больше, возникает постоянный уровень прибыльности за счёт экономического роста». Следовательно, если происходит постоянный и стабильный экономический рост, рост эффективности производства, то параллельно с ним может расти и уровень жизни. Возникло общество, само существование которого возможно лишь в непрерывном развитии. Только если оно непрерывно бежит, оно существует. Но как только экономический рост затухает, наступает кризис. Кризис 70-х годов в США возник тогда, когда темп производства прибавочной стоимости сравнялся с темпами инфляции.
Постоянное повышение уровня эффективности производства требует определённых шагов, механизмов, которые и есть первый шаг к уничтожению частной собственности.
Процесс этот не стихийный. Сама по себе частная собственность приводит к неконтролируемому развитию, ведущему к экономическим кризисам и социальным катаклизмам. Капитализм – высшая форма частной собственности. Он стимулирует капиталиста, но не рабочего. Требуется всё более активное вмешательство государства, которое выступает посредником между капиталистом и рабочим. Оно берёт на себя обеспечение сбыта (через госзаказ). За это взимает с капиталиста часть прибыли в форме налога. Сбыт даёт экономический рост, прибыль. Рабочие имеют работу, зарплату, возможность покупать. Государство из полученных налогов кредитует капиталиста (его дальнейшее развитие), а часть отдаёт рабочему (через общественные фонды, различные льготы, организацию общественных работ). Через приобретение акций предприятий, облигаций государственного займа рабочий становится собственником некоей части общественной собственности. Так формируется уже не просто капитал, а общественный капитал. Государство при этом выступает в роли управителя, который представляет не только интересы капитала, но и рабочего.
При плохом управлении государство через выборы меняет чиновников. Демократия становится реальным механизмом, «который позволяет управлять разнообразными интересами». Теперь интересы капитала и рабочего завязаны: капитал будет воспроизводиться тогда, когда потребительский рынок будет достаточно широк. Рынок для капиталиста – главное средство развития экономики. Обеспечивает рынки государственное регулирование.
Всё это стало возможным, когда трудящиеся массы стали «реальным субъектом общественной собственности, что спасло капитализм, как пишут публикаторы, от неизбежной гибели в схватках социальных революций».
С формирования общественного капитала начинается уничтожение частной собственности. Личная собственность при формировании общественного капитала общественной не становится. Просто, как объясняет «Манифест», меняется характер капитала, он становится общественной производительной силой, регулируемой, созидательной, а не разрушительной. Гигантское достижение современного западного общества в том, пишут авторы «Второго пришествия», что оно создало – наряду с частной собственностью и над ней – реальную общественную. Как только появляется собственность в качестве реальной системы отношений, обеспечивающая не подавление, а завязку интересов, – производство набирает колоссальные темпы. Государство получает возможность если не предотвращать, то справляться с экономическими кризисами, находя для этого необходимые механизмы, позволяющие регулировать собственность капиталиста в общественных интересах.
Ярчайшим примером такого регулирования явились меры американского правительства в условиях современного экономического кризиса, когда было введено государственное регулирование банковской системы, а треть банков вообще национализирована. Это, в сущности, и является практическими шагами по снятию частной собственности.
Необходимость в «подрегулировании» со стороны государства, отмечают Чернышёв и Криворотов, постепенно расширяется. Кроме ограничения пользования собственностью, постепенно возникает социальное, антимонополистическое законодательство, ряд других, которые ограничивают или регулируют некоторые виды деятельности.
Так как ограничение прав собственника осуществляется государством, выступающим посредником (например, в забастовках или других конфликтах), то в результате и собственник, и рабочий настроены на компромисс. По мере того, как государство-посредник будет брать на себя всё новые экономические функции, ограничение свободы частных собственников будет постепенно нарастать в направлении от высших – финансовых – форм к низшим. Этот процесс ограничений и регулирования и есть подлинная экспроприация собственности.
Система регулирования экономики родилась в связи с угрозой экономического краха. Реформирование системы сверху происходит под давлением нарастающих проблем снизу. Регулирование обеспечило непрерывный рост национального дохода и тем самым – возможность повышения жизненного уровня в стране. Идея совершенствования общества не может не быть связана с материальным изобилием.

Как же шло развитие в Советском Союзе?
Советская история, читаем у Криворотова и Чернышёва, «даёт пример реализации прямолинейного мышления, когда замыслы исполняются, причём последовательно и полно, – но только с точностью до наоборот. Общественная собственность обернулась частной, изобилие – нищетой. Замкнулся цикл…»
В книге С.Платонова «После коммунизма» не анализируются причины появления системы, оказавшейся в конечном счёте экономически неэффективной, но есть стремление проанализировать, почему она оказалась менее эффективной, чем экономическая система Запада.
Чернышёв в беседе с обозревателем журнала «Новое время» (№25, 1990) А.Губером говорит, что социализмом можно было бы назвать то общество, где больший акцент делается на воспроизводство самого человека (его воспитание, образование, социальное обеспечение). Противоположное ему общество – условно, капитализм – это общество, где всё-таки больший акцент делается на свободу производства и идей.
Советское общество претендовало на обладание монополией на теоретическую истину, но на деле за творческое применение марксизма часто выдавалось догматически субъективное его толкование. Объявив достижение изобилия своей стратегической целью, достигнуть этой цели государство не смогло, в то время как многие другие народы, которые этой цели перед собой не ставили, давно выбились из худшей нищеты.
В повести В.Тендрякова «Охота» есть четверостишие:
А страна моя родная
Вот уже который год
Расцветает, расцветает
И никак не расцветёт.
Но почему?
При капитализме удовлетворение потребностей человека, не являясь официально заявленной целью государства, достигается опосредованно, через стремление к личной выгоде и наживе. Этот путь оказался более эффективным для достижения материальных благ, чем регламентируемый плановый принцип распределительной справедливости.
Полностью нерегулируемый рынок в настоящее время в мире отсутствует. Но существует проблема механизмов и технологий регулирования рынка, что определяется характером общественных отношений. Рыночная экономика, говорится в главе «Броненосцы ещё не прошли», более эффективна потому, что без рынка производство невозможно, а в условиях капитализма рынок более свободен, менее регламентируем государством.
Перестройка и гласность ещё более усугубили положение в Советском Союзе, породив безудержное отрицание всего, что составляло основу советской идеологии и общественного устройства, вызвав хаос во всех сферах жизни государства. Результат закономерен. Идеология, читаем во «Втором пришествии», была могучим интегратором масс людей, который до поры до времени обеспечивал определённую эффективность неэффективной системы. Выдёргивание идейного стержня из личности оказывает на неё разрушительное воздействие.
«Безудержное отрицание сдирает верхний слой культурной почвы, обнажая нижележащие слои», которые и породили тот, который теперь уничтожается. Общество оказывается отброшенным на целый исторический период. И всё начинается сначала.
Отрицание недостатков без удержания положительного исключает момент развития – и общество проваливается в прошлое, которое вновь ведёт к уже пережитым ранее кризисам.

С.Платонов недостатки и неудачи советского государства стремится понять и оценить не через отрицание марксизма, а с позиций марксизма.
Маркс говорил, что если есть демократия, то революция не нужна. На Западе к началу ХХ-го века демократия в той или иной форме в большинстве стран уже была. Её надо было научиться использовать в целях снижения социальной напряжённости и более эффективного развития экономики.
В России к началу ХХ-го века демократии не было, поэтому в стране, где начал бурно развиваться капитализм, революция оказалась неизбежной.
Но при смене строя в результате революции, как отмечал Маркс, повсюду наступит обнищание масс, а вместе с нуждой возобновится борьба за самое необходимое, и человечество опять будет барахтаться в той же грязи. Так оно и случилось в России.
Во время гражданской войны, в период военного коммунизма многие представляли себе социализм как нетоварное общество. Кронштадский мятеж, начавшиеся крестьянские восстания показали, что к такому обществу «надо идти через гекатомбы трупов» («Второе пришествие»). И тогда родилась ленинская новая экономическая политика – НЭП. Переход к нэпу дался не без ожесточённой борьбы в партии. Многие посчитали введение нэпа предательством идей революции. Были выходы из партии, даже самоубийства. Победил Ленин. Страна ожила, стала выбираться из «грязи».
Но после смерти Ленина руководство страны, столкнувшись с рядом появившихся проблем в экономике и не найдя адекватных решений, свернуло с намеченного пути – нэп был ликвидирован. «Практикам» этот путь показался наиболее целесообразным. В результате вместо создания условий для формирования и развития общественной собственности была закреплена в стране государственная собственность, функционирование которой обеспечивалось административным ресурсом. Государственная собственность стала основой формирования административно-командной системы, которая не могла быть достаточно эффективной из-за отсутствия естественной мотивации для своего развития.
У Маркса сказано, что пролетариат берёт власть в свои руки, чтобы установить демократию, сделав её «инструментом экономических и социальных преобразований». Никакого тоталитаризма марксизм не предполагал. Процесс укрепления административной системы привёл страну к массовым репрессиям, а её функционирование в конечном итоге – к экономическому тупику.
Положение Маркса, что «коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожением частной собственности», было воспринято упрощённо и прямолинейно как требование установить распределительную справедливость. В российской социал-демократии идея распределительной справедливости была распространена ещё до её увлечения Марксом. Эта идея была широко распространена и в массах в силу своей простоты и доступности.
Но если, пишут авторы «Второго пришествия», вся проблема в «отъёме» и «разделе поровну», то причём здесь «Капитал» Маркса?
Каноны развития промышленной цивилизации – это рынок, рыночная культура, демократия. Прежде чем распределять, надо иметь что распределять, нужно овладеть каноном производства вещей.

Академик Раушенбах Б.В. в беседе с Чернышёвым по поводу книги С.Платонова признался, что она стала для него шоком. Оказывается, что экспроприация экспроприаторов должна происходить не с помощью винтовки, а коммунизм – это не идеальное состояние общества, но переходная эпоха, далеко не совершенная, к царству подлинной свободы – к эпохе гуманизма.
Общество должно построить современную экономику, которая, по С.Платонову, не бывает ни капиталистической, ни социалистической. Рынок есть рынок, демократия есть демократия, акции есть акции. Не в отрицании конкретных форм и методов хозяйствования различие социализма и современного капитализма. Вопрос в том, в каких формах должна создаваться современная экономика.

Когда проблема еды, хлеба насущного, отойдёт в каком-то смысле на второй план (вследствие роста производительности труда), на первый план выйдут проблемы личности как условие дальнейшего развития по пути к эпохе гуманизма.
Рыночная экономика при всей своей эффективности ущербна для духовно-нравственного формирования личности. Новая цивилизация будет требовать нового человека. Возникнет цивилизация, где воспроизводство человека как личности будет главным вопросом дальнейшего развития (и выживания) человечества. Но процесс формирования личности, способной обеспечить дальнейшее развитие цивилизации, не может не происходить уже в эпоху осознанной необходимости. И этот процесс должен носить сознательный характер. «Сознательную деятельность, говорит Чернышёв, надо строить на основе осознанного идеала». Идеал – квинтэссенция идеологии. «Идеология, как идеал, не берётся из воздуха, её нельзя придумать, изобрести. Она может быть только органичным, естественным следующим шагом развития». И этот следующий шаг возможен лишь под знаком индивидуальной свободы и социальной справедливости (Из главы «Предчувствие идеологии»).
Что касается современной ситуации, делают в 1990 г. свой вывод публикаторы книги, то надо понять, что заимствовать из экономики Запада нужно прежде всего не рынок (хотя он тоже необходим), а общественную собственность. Она возникла в полном соответствии с теорией Маркса на основе высших форм частнокапиталистической собственности, став основой современного преуспевания западных демократий.

* * *

Вот и закончен беглый обзор некоторых вопросов этой поразившей меня книги, удивительной и злободневной, хотя издана она была ещё до развала Советского Союза и с тех пор прошло уже двадцать лет. Она позволяет взглянуть на происшедшее в Советском Союзе и происходящее в России сегодня не глазами циничного конъюнктурщика, а через призму глубинных процессов исторического развития. И задуматься. И попытаться сделать выводы, наверняка ломающие многие уже устоявшиеся или только ещё складывающиеся стереотипы.
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.