РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
Памяти Минского гетто
Публицистика
Судьба еврейского солдата с русским именем Федор…
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
Интервью с Ефимом Златкиным

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

БРИЛЛИАНТ ИЗРАИЛЬСКОЙ ПРОЗЫ

Литературная критика Авраам Файнберг

БРИЛЛИАНТ ИЗРАИЛЬСКОЙ ПРОЗЫ

Авраам Файнберг, академик Израильской Независимой Академии развития наук (ИНАРН), профессор, доктор искусствоведения, член Союза писателей Израиля, автор 23 книг.
Ольга Файнберг, член Союза журналистов СССР, руководитель пресс-центра Института мыслительной деятельности ИНАРН, автор 4 книг.

Выход в свет в переводе Эфраима Бауха на русский язык лучшего произведения Ицхака Шалева «Дело Габриэля Тироша» (Москва - Тель-Авив, «Сиван» - «Книга-сэфер», 2007) – событие, значение которого трудно переоценить. Этот роман израильского классика, впервые опубликованный в 1965 году, выдержал 18 переизданий на иврите, сразу став бестселлером.
В героическом поэтическом эпосе «Евреи» (см. книги Авраама Файнберга «Еврейское сердце» (Тель-Авив, 1997), «Солнце на ладонях» (Москва, 1999), журнал «Русское эхо» №№ 2-3 (Ашдод, 2004), «Душа поэта» (Израиль, 2007) сказано:

…Алмазных заведений – сотни.
Шлифуют точно. Зорок глаз.
Израиль весь – сплошной работник.
Красив и крепок, как алмаз.

… Как по огранке бриллиантов
Израиль- лидер мировой,
Так концентрацией талантов
Блистает на коре земной.

Подобным гранёным алмазом – бриллиантом – воспринимается ныне драгоценное творение Ицхака Шалева, воспитавшего кроме того другого выдающегося мастера израильской прозы Меира Шалева, своего сына.
Этическое обогащение и эстетическое наслаждение, которое доставляет роман Шалева-отца, на наш взгляд, несравнимы ни с одним произведением израильских писателей, которые нам удалось прочитать на русском языке в оригинале или в переводе.
Своей увлекательностью, патриотическим накалом, величием и красотой действующих лиц, лёгкостью языка роман Ицхака Шалева, на наш взгляд, выдерживает сравнение с такими шедеврами мировой литературы, как «Мартин Иден» Джека Лондона, «Педагогическая поэма» Антона Макаренко, «Как закалялась сталь» Николая Островского, «Эксодус» Леона Юриса.
Развитие действия приковывает внимание с первых страниц и не отпускает до конца сравнительно небольшой книги (282 стр.). Центральный вопрос судьбы еврейского народа в Палестине накануне Второй мировой войны: быть еврейскому государству или не быть, а если быть, то каким путём добиться желаемого, - мастерски раскрывается автором на примере бурной и опасной деятельности группы семнадцатилетних учащихся иерусалимской гимназии и их молодого учителя истории Габриэля Тироша.
Повествование ведётся от первого лица, автор – один из героев избранного Тирошем «узкого круга» подпольщиков, состоявшего из четырёх юношей и одной девушки. Их «охватил и всколыхнул мощной и величественной рукой ураган событий, призывающий к действию». Габриэль Тирош внушает: «Время учить историю и время – её творить. Время – толковать факты, и время – их создавать! До сих пор мы толковали факты. Настало время их создавать!» Уже экспозиция захватывает:
«Вот идёт небольшая группа евреев, капля в море чужих народов, чужих храмов, и собирается захватить эту землю, вокруг которой бесконечные пространства врагов, и она не чувствует этого, не знает, словно бы летит на крыльях ветра. Не касаясь этой древней земли, полной памятников и могил, каждая из которых является предупреждением или мрачной повестью, шагает она, обратив взоры внутрь себя на какое-то пророческое чудо, витающее в воздухе, надеясь, что все эти кресты и полумесяцы рассеются сами по себе».
Развитие событий то ускоряется, то притормаживается, но неизменно удерживает внимание читателя. Каждый из основных персонажей проходит свой самобытный путь, находясь под пристальным вниманием автора. Мастерство Ицхака Шалева как тончайшего психолога раскрывается в полной мере. И, конечно, сердцевиной повествования предстаёт любовь в её классическом варианте треугольника: юноша обожает одноклассницу Айю, умницу и красавицу, а она безнадежно влюблена в героя-учителя. Её любовь так велика и самоотверженна, что Айя, не задумываясь, заслоняет собой Габриэля, приняв арабскую пулю и получив смертельное ранение. За оборванную юную жизнь девушки Тирош отомстил, погибнув в неравной схватке. Все без исключения главные персонажи– положительные, более того – прекрасные благородные личности без существенных изъянов, и оттого роман производит неотразимое воспитательное воздействие на читателей, вызывая стремление подражать молодым героям. Атмосфера тайны, секретности, которая плотно окутывает деяния и переживания мужественных и патриотически настроенных действующих лиц, придаёт им особую привлекательность. А святое дело самозащиты от растущего арабского террора и учиняемых им еврейских погромов, прокатившихся по Палестине в 1935-1936 годах, пробуждает у читателей не только сочувствие, но и острое желание тоже принять участие в национально-освободительной борьбе за право жить, трудиться и свободно дышать на своей прародине.
Актуальность событий 70-летней давности, несмотря на создание 60 лет назад, в 1947 году, по решению ООН национального очага еврейского народа - Государства Израиль, к сожалению, почти так же остра. Словно предвидя Войну за независимость, Шестидневную войну и другие арабо-израильские войны, учитель Тирош, ссылаясь на уроки истории, говорил в минуты откровения своим ученикам:
«Я вижу иные языки пламени, охватившие весь наш регион. Это будет война народов за этот регион, и языки этого пламени превзойдут всё, что было раньше.
Он продолжал с явно нарастающим волнением:
«Вы что думаете, что я с вами вместе сделал то, что сделал, чтобы научить правильному поведению жителей Малхи и Лифты? Нет! Не велика эта цель для меня. И нет в ней ничего, чтобы оправдать тот вред, который я нанёс и ещё нанесу вашим родителям. Я отбирал ночные часы вашего сна, я заставлял вас стирать подошвы, я заставлял вас лгать родителям. Всё это делал во имя гораздо более широкой цели. И цель эта – победить в войне за эту землю на берегу Средиземного моря, с которого Восток нас хочет сбросить, как сбросил крестоносцев. И все стремления мои – предотвратить эту трагедию, я бы сказал, новым её, сионистским вариантом. Желание моё – не дать «Маген-Давиду» повторить судьбу «креста»!».
Сказанное становится понятнее, если вспомнить, что первыми учебными экскурсиями, организованными Тирошем, были экскурсии с целью ознакомления гимназистов с крепостями крестоносцев в Галилее.
Наставник заключил: «Всё, что мы сделали до сих пор, не имеет никакой ценности само по себе. Это просто упражнения, цель которых укрепить наш характер перед будущей великой войной».
Он терпеливо разъяснял:
«Восток развяжет с нами войну, не идущую ни в какое сравнение с нападениями банд. Окружающие нас народы не дадут нам властвовать над регионом и сделают всё возможное, чтобы оттеснить нас на узкую полоску берега, а затем сбросить в море, как они это сделали с крестоносцами. Для того, чтобы с ними сражаться, мы должны уже сейчас дать тысячам юношей и девушек военные знания, чтобы победить в бою, а не то дряблое образование, которое они получают. Они ещё не успели взять оружие в руки, а их уже учат не извлекать меч из ножен. Вместо того, чтобы обучать их войне с волками, читают им поэтические слова пророка о том, что «волк и овца будут жить в мире», явно предоставляя им в этой идиллической картине место овцы, а не волка. Днём и ночью вливают им в уши строки о вечном мире, но другие строки того же пророка скрывают от них из боязни пробудить в них «милитаризм».
«Какие строки вы имеете в виду?» - спросил Аарон, который неплохо, но не до такой степени разбирался в Священном Писании.
И Габриэль процитировал нам их в сефардском произношении, с гортанными «айн» и «хет»:

И полетят в море филистимляне,
И сыновья Востока,
Сыновья Эдома и Моава,
И Амона – вместе с ними.

«И вы верите в это пророческое видение? – спросил Яир.
«Да! – был решительный ответ. – Верю, ибо будет у нас ещё сведение счётов с филистимлянами и сыновьями Востока – современным Эдомом, Моавом и Амоном. И встретим мы их объединёнными силами, по словам пророка. Но мы должны подготовиться к этой решающей встрече. Нам следует приучить себя к новой мысли в истории еврейского народа после тысячелетий, и мысль эта – атаковать! Если мы удовлетворимся одной обороной – нас просто уничтожат! Арабский мятеж даёт отличную возможность приучить нашу молодёжь к идее наступления.
… Моя цель, - сказал он с уверенностью, - создать достойный для подражания образец одного ударного отряда. Вскоре такие отряды возникнут и в других местах. Мы должны утвердить эту новую линию. Я верю, по ней пойдут тысячи или десятки тысяч. Но кто-то первый должен это сделать. Вы и будете среди пионеров новой доктрины».
Дело Габриэля Тироша и любившей его больше жизни Айи Фельдман достойно завершили его воспитанники, не щадя своих жизней. Аарон Йардени был разорван в клочья, когда командовал минированием железной дороги, по которой должен был проехать известный своей активностью батальон британцев. Он взял на себя то, что мог приказать сделать другим.
Дан Гурвиц погиб в Войне за Независимость. Вот как описан финал его молодой жизни в романе И.Шалева:
«Рота, которой он командовал, оказалась в тяжелейшем положении, когда из села Дарб-а-Шамс, которое, по данным офицера разведки, было пустым, оставленным жителями, внезапно вышли бронетранспортёры врага и повели сокрушительный огонь по шеренгам пехотинцев. В результате этого обстрела сразу же погибла треть подразделения. Чтобы спасти оставшихся в живых, надо было их увести в в безопасное место за холм, по склону которого они двигались. Но враги пошли в рукопашную атаку, сопровождаемую криками. И в этот миг, когда смятённые и почти сметённые ударом бойцы, в замешательстве, уже чувствовали на своих спинах сверкающие лезвия штыков, Дан задержал своих пулемётчиков, взял в руки ручной пулемёт и стал обстреливать неприятеля, прикрывая отход своих, которые достигли каменной ограды на холме, чтобы за ней укрыться.
Но тут волны вражеских войск достигли одинокого пулемётчика, излив на него всю свою ярость».
Яир Рубин служил в ударных отрядах «Хаганы» - Пальмахе, сидел в тюрьме, но был выпущен за недостатком улик. В свободном Израиле он станет экономистом.
Не стоял в стороне от борьбы и пятый из главных персонажей, от имени которого ведётся повествование. Впоследствии своего сына он назвал именем Габриэль. Посвятил себя медицине.
А госпожа Фельдман вторично вышла замуж и родила дочку Айю-младшую, такую же медноволосую красавицу, как светлой памяти старшая сестра. Ей досталось больше материнской любви и, хочется верить, достанется разностороннее человеческое счастье...
Конечно, историческая обстановка неустанно изменяется. В настоящее время на авансцену выдвигается новая проблема: как сохранить и укрепить достигнутое в тяжёлых кровавых войнах за независимость Государства Израиль? Современная мощь Армии Обороны Израиля многократно превосходит возможности бывших нелегальных военизированных организаций, о которых упоминает И.Шалев, однако и защищаться приходится от значительно возросшей силы огромного мира недругов Израиля.
Поэтому сложившаяся ситуация не умаляет, а, наоборот, усиливает значение книги Ицхака Шалева «Дело Габриэля Тироша», воспитывающей идеи сионизма и патриотизма лучше многих других книг израильской прозы. Из документа уходящей эпохи она превратилась в животрепещущий документ настоящей и предстоящей эпох, пока не будет достигнута высшая цель человечества – установление прочного мира на нашей многострадальной планете. Иначе говоря, бриллиант израильской художественной прозы не только не потускнел за минувшие годы, но сверкает новыми оттенками и ещё будет путеводно сверкать на благо еврейского народа и всего человечества.
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.