РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ГРИГОРИЙ КОЧУР И ЕГО «ИНТИНСКАЯ ТЕТРАДЬ»
Публицистика
МАЛЕНЬКАЯ И… БОЛЬШАЯ СТРАНА
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
"Земля Израиля и В.В.Верещагин"(ч.1)

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Голос Якова 10

Поэзия Арье Юдасин


Два мира, два взгляда...


Сегодня, друзья, я хочу изменить обычной форме и задать вам небольшую шараду. Предложу стихи сразу двух поэтов – еврея-мужчины и русской женщины, Зиновия Коровина и Галины Ежовой. А ответ: чьи стихи чьи, вы разглядиите мелкими буквочками в конце – если до самолично не разгадаете.
Объединяет эти стихи уже то, что сквозь плотный занавес земного мира в них отчётливо слышится мир горний. Точнее, именно преобразование поэзией, переосмысление, пере-ощущение реальности чуткой и внимательной душой делает железный занавес материи – вуалью, образы вещей – образами прозрений и идей. Добавлю только, что оба автора живут в Америке и отношения между ними самые распрекрасные.
Ради подсказки следопыту пытливому – обратите внимание, как видит мир женщина и как – мужчина. Точнее, откуда, из каких укрытий они за землёй и небом подглядывают? И – я надеюсь, вы ощутите в этих строчках глубинное, тонкое отличие мироощущения еврейского и русского – пусть авторы и воспитаны, прожили немалые годы в одной, русской культуре. Ибо каждому народу дано Создателем своё особое (и необходимое) место в мироздании.
Итак, стихи (и миры) Зиновия Коровина и Галины Ежовой

МУЗЫКА ПРИРОДЫ
Озябшие дремлют дома,
Деревья усталые гнутся.
Ах, как надоела зима!
Пора бы весне улыбнуться!

Заботливый вьюжный февраль
Весь город надежно укутал.
И, кажется, врёт календарь:
С весною он что-то напутал.

Холодная ночь у дверей,
И тучи до крыши достали,
А в желтых лучах фонарей
Снежинки кружились-летали.

Средь этой ночной кутерьмы
Сугробы стеклянно блестели -
Последнее танго зимы,
Прощальная песня метели.

Настанут другие деньки,
И дождь пробежится по крышам,
Мы вместо метельной тоски
Весенние вальсы услышим.

И жизнь удивит невзначай
Нежданным крутым поворотом,
Ворвется сиреневый май
Задорным веселым фокстротом.

Черемуха ветки свои
Раскинет над низкой оградой,
Откроют сезон соловьи
Изящной ночной серенадой.

Какой голубой небосвод!
Как воздуха много и света!
Медлительный старый гавот,
Медовая музыка лета.

Но время пройдет, проскользнет,
И мир станет вновь однотонным,
Но осень, конечно, блеснет
Изысканным вальсом-бостоном.

Моря, корабли, поезда,
Лавины, туманы, восходы...
Нет, нам не понять никогда
Всей музыки вечной природы.

ВЕЧЕР
Парашютом спускается вечер
с высоты пролетевшего дня.
Мир темнеющий сбоку подсвечен,
улеглись суета, беготня.

Всё расслабилось: наше светило,
ветры; люди – внутри и вовне,
наступавшее в них отступило,
отступило оно и во мне.

Я делам, что взывали погромче,
повелю до утра помолчать:
всё равно мне одни не закончить,
а другие дела не начать...

Я люблю благодатную пору,
когда спуск я себе разрешу.
Солнце тихо покатится в нору,
и раскроется вновь парашют.

ПОСЛЕ ГРОЗЫ

Гроза ушла.
В разломах хмурых туч
сполохи испускают дух тревожный.
Трудяга-день стал светел и тягуч,
к делам другим вернулся неотложным –
лишь грозовые завершив дела,
все тучи восвояси отпустил он.
Земля же предвечерье провела
с меланхоличным, ласковым светилом...

А утром небеса уже не те:
затянут свод, зашторены оконца.
Земля ждала тепла в призывной наготе,
но скрыто в облаках застенчивое солнце.


ГЛУХАЯ ПОРА

Жаркие факелы кленов
Осень зажгла неспроста:
Мир был наивно-зеленым,
Нынче - кругом пестрота.

Скромные желтые липы
Чинно стоят у оград.
Красные листья рассыпав,
Сизый ползет виноград,

Груша траву устилает
Розовой легкой листвой,
Рядом березка сияет
Кроной своей золотой.

Низкий кустарник лиловый.
Листья, цветы - кто поймет?
Отблеск заката багровый
В лужах холодных плывет,

Кто-то веселый со вкусом
Этот открыл вернисаж,
Праздничный, яркий и... грустный,
Чисто осенний пейзаж.

Шоу продлится недолго,
Все решено наперед:
Ночкой холодной и волглой
Ветер наряды сорвет,

Коврик из листье узорных
Не доживет до утра,
Праздник увял иллюзорный,
Осень. Глухая пора.

В БРУКЛИНЕ

Старик везёт старейшего в коляске.
Старик печален, а старейший спит.
У старика дела идут к развязке.
Старейшему развязка не грозит:

Уже развязан узел жизни-сцены,
и не тревожат даже и слегка
ни близость тьмы, ни вой сирен, ни цены,
ни грусть родного сына-старика.

 

(Музыка природы, Глухая пора – Галина Ежова, Вечер, После грозы, В Бруклине – Зиновий Коровин)
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*
# Альфред ответить
Бесконечная благодарность Арье Юдасину за такое тёплое, дружеское и квалифицированное представление нам новых авторов. Всегда с интересом жду каждого нового выпуска.
30/07/2012 16:45:17

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.