РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ОЛЕСЬ ДЯК ЗВУКИ НЕПОБЕДИМЫЕ
Публицистика
Красавица с восточными глазами? Это - Япония!
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
Презентация 41 номера журнала

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Соня

Проза РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО


Соня открыла глаза... Посмотрела на часы, висевшие на стене напротив. Она давно уже не видела стрелки, определяя время интуитивно, глаза устали смотреть на белый свет. Но часы не убирала, пусть висят. Они напоминали ей то время, когда ее глаза видели все вокруг. Перевела взгляд на окно – светало. Вставать не хотелось... Вокруг была мертвая тишина... Именно мертвая... Последние дни шла война... Вернее, один из ее бесконечных эпизодов... Долгих и страшных...
Вдруг вой сирены проскрежетал в ушах. Соня даже не пошевелилась, ей уже все равно. Когда тебе за 90, можно и не вставать. Но в дверь застучали... Это Света, дежурная по этажу. Надо встать, а то она выбьет дверь. Спасибо, что так за всех беспокоится. Она помоложе, и ноги у нее еще ходят.
- Иду... – Соня тяжело встала, набросила халатик, лежаший рядом, и заковыляла к двери... Света, услышав шаги, пошла дальше. Только Соня открыла дверь своей комнаты, раздался сумасшедший вой. Она охнула и зачем-то закрыла голову руками, как будто это могло спасти. Вокруг топтались соседи по этажу... растерянные и испуганные... За 45 секунд добежать до защищенной комнаты могли только молодые, старики «выбегали» в общий коридор.
Раздался звон посыпавшегося стекла, крики...
- Чего испугалась? – рассердилась она на себя. – Каждый день причитаешь, что пора туда, а сейчас испугалась! Трусиха!
- Ракета упала рядом, - пробежал мимо моложавый сосед. – Вам помощь нужна? – спросил на ходу.
- Нет, спасибо. Я сама. - Она повернула к себе в комнату. - Ничего ты уже не можешь, старая развалина. Когда-то воевала, а сейчас...
Соня долго сидела, уставившись в одну точку... Время для нее остановилось...
Когда началась война, ей было немного лет. Родители не хотели эвакуироваться, а как же добро? С таким трудом наживали... Она хотела бежать в Красную армию, но как бросить родителей. Детей много, все маленькие. Она была старшей.
Когда их повели на расстрел, отец резко вытолкнул ее из колонны и крикнул: «Прости!». Конвоиры бросились вдогонку, но сомкнулась толпа, а ее подталкивали вглубь...
Ночью она пошла на это место, надеялась, что, может быть, кто-то еще жив. Но увидела только засыпанную шахту... Вернулась туда, где ее прятали, вся седая. Назавтра пошла искать партизан. Не было у нее больше страха, там он остался вместе с Йоником, Абрашей и другими. Долго брела по лесу, много дней не ела, только пила росу, ослабела совсем... Нашли ее партизаны, взяли к себе. Ни о чем не спрашивали, у каждого было свое горе горькое. Просилась на самые опасные задания, шла в самое пекло. Однажды спасла одного командира соседнего отряда, попавшего в западню и разгромленного немцами и полицаями. Так он посмотрел на нее, что влюбилась она без памяти. Довоевали вместе до Победы. Вернулись к мирной жизни. Да только жизни и не было. Весь израненный, болел часто. Она вместо сиделки. Рано стала вдовой. Детей Б-г не дал. Так и осталась она одна. Работала в больнице санитаркой, помогала людям.
Много лет назад приехала сюда, чтобы пожить и стала Соней без Вячеславны. Даже помолодела, прикипела к этой земле. И вот снова сирены, снова война...
Но что ты можешь, старуха? И решила Соня, что должна она сделать еще что-то хорошее в этой жизни, а потом пусть забирают ее туда, откуда не возвращаются... Уже не первый раз ей оттуда звонили, только она все отмахивалась...
В двери снова стучали, сильно и звонко. Кто это? Явно, не Света. Соня с трудом встала и подошла к двери. На пороге стояли молоденькие солдатики.
- Как у вас дела? Нужна ли вам помощь? Как вы себя чувствуете? – они плохо говорили по-русски, иные только улыбались, не зная языка.
- Спасибо, родные, мне ничего не нужно. Я – старый солдат.
И вдруг у нее возник вопрос:
- А где находится этот купол, который нас защищает? Как до него добраться?
- Не знаем,- шутила молодежь, - спросите у таксистов, они все знают.
В этот момент Соня уже знала, что она должна делать. Она собрала всех на этаже и сказала:
- Мы должны отблагодарить солдатиков, спасших нам жизнь. Я видела по телевизору, что они живут в песках, без удобств. А питаются, наверное, какой-то ерундой.
- Что ты говоришь? В армии хорошо кормят.
- Кормят казенным, а мы их угостим домашним. Как внуков своих. Кто за?
Что тут началось! Все кричали и говорили, трудно было что-то понять. Соня дала всем выговориться, затем остановила поток красноречия.
- Значит, так! Я еду туда завтра утром! Кто что хочет приготовить и принести - жду до 7 утра!
И, тяжело поднявшись, опираясь на палочку, пошла к себе. Полдня ушло у нее на то, чтобы вытащить все свои запасы. Шоколадки, конфеты. Даже тортик нашелся. Салфетки надо не забыть. Соня приготовила свою сумку-тачку, куда она сложит все продукты.
Хостель гудел, как улей. Все хотели чем-то угостить солдат. Утром дверь у Сони не закрывалась, несли котлеты, фаршированный перец, фаршированную рыбу, как же без нее!
Все это завязывали, чтобы не остыло, укладывали, чтобы не опрокинулось. Набралось две тачки.
- Как ты это унесешь, Соня? – недоумевали все. Но Соня молчала, она не знала, как, но понимала, что это ее последний подвиг на этой земле.
Вызвали такси. Погрузили тачки, Соня, взяв костыль, воду и шапку, тяжело втиснулась в машину. Провожали все.
- Куда едем, сафта? – спросил молодой таксист.
- Пески за городом знаешь? Едем туда!
- А что ты там будешь делать? – удивился водитель. - Там же никто не живет.
- А я к внУчкам, которые там дежурят.
- Это где купол стоит, бабуля? Туда же не пускают! Нельзя!
- Мне уже все можно, сынок.
- Ты с ума сошла, сафта, по песку трудно идти, ты не сможешь... А зачем тебе?
Соня не могла тратить силы на долгие объяснения, ей надо было их беречь.
- Хочу угостить их домашним.
Таксист посмотрел на нее, решив, что она выжила из ума.
- Давай поедем домой, а, сафта?
- Я тебе поеду, вперед!
Соня сердилась, как он ее не понимает, ведь они его тоже защищают.
Подъехали к пескам.
- Все, дальше песок, машина не проедет. Выходим.
Пока Соня с трудом покидала машину, таксист вытащил тачки с продуктами и жалобно смотрел на сумасшедшую старуху, не зная, что делать.
- Спасибо, сынок. Вот возьми деньги.
И Соня протянула ему пятьдесят шекелей.
- Да, ты что, сафта? – обиделся парень. – Денег не возьму!
- Так это туда и обратно. Ты ведь подождешь меня, сынок?
- Да ты что, бабуля, пока ты до них дойдешь, я столько денег потеряю. Позвони мне потом, я приеду. И он стал рыться в карманах в поисках визитки.
- Да нет у меня ... такого телефона... Не завела, не нужен был... А как же я одна?
- Г-ди, что же это такое? Ты же даже идти не сможешь!
Таксист, ругаясь по-грузински, схватил тачки с едой и пошел, не оборачиваясь, по песку туда, где стояла батарея и виднелась палатка.
Соня благодарно посмотрела ему в спину и поплелась за ним. Идти по песку ее ноги не хотели, но Соня дала им приказ! Она больше не берегла силы, она собрала их в кулак. Солнце пекло ужасно – пустыня! Соня прошла только половину, дальше ноги не хотели идти. Таксист ушел далеко вперед, но, увидев, что она осела в песок, вернулся.
- Давай, бабуля, еще немного. К ним уже бежал солдатик, которого послали выяснить, что происходит, увидев в бинокль эту странную картину.
Водитель долго что-то объяснял ему, показывая то на себя, то на Соню. Она терпеливо ждала, понимая, что здесь, как на фронте. Наконец солдат заулыбался и стал кому-то звонить. Через несколко минут к ним лихо подкатил военный вездеход. Соня не успела оглянуться, как сильные молодые руки подняли ее на машину, и она покатила вместе с таксистом.
Соня смотрела на счастливые лица солдатиков, которые ели с удовольствием, смеялись и шутили. Среди них была даже девушка. Соня подумала, что она очень напоминает ее в молодости. Пусть никогда у нее не будет такого горя, которое довелось пережить Соне. Единственное слово, которое она понимала, это спасибо, звучавшее на русском и иврите.
- Ешьте, родные, ешьте! Это вам не казенные харчи, это ваши бабушки и дедушки старались.
Прощались долго, даже букетик цветов где-то раздобыла молодежь. Назад Соня ехала с почетом на вездеходе. Он домчал их до машины.
Она была счастлива. Расцеловала таксиста. В хостеле все высыпали на улицу встречать Соню. Ей пожимали руки, благодарили... Ноги не хотели идти, но Соня снова приказала им. Это был ее последний рывок. Она искупалась, надела все чистое и уснула со счастливой улыбкой, выполнив свой долг. Теперь она знала, что Земля, ее Земля, в надежных руках.
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*
# Файнберг Ольга Натановна ответить
Ася, как хорошо, когда у Вас остаётся время на рассказы! Все они, как и этот - "Соня" - щ1пронизаны любовью к человеку и верой в его возможности.
Кстати, во время Огненного столпа один из моих внуков защищал народ Израиля на таком "куполе". Жизнь вторгается в литературу, а литература вторгается в жизнь...
06/12/2012 11:22:59
# Полина Токаревич ответить
Читала и плакала, моя сестра тоже. Очень трогательно и одновременно актуально, жизненно.
Спасибо, Асенька, за чудесный рассказ!
26/11/2012 00:13:42

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.