РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
На крылечке в местечке
Поэзия
О новой книге Ефима Златкина
Публицистика
Дар с Земли Обетованной
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
100-летие со дня рождения Григория Окуня

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Лирика

Поэзия Валерий Жукин

ПРЕДИСЛОВИЕ К СБОРНИКУ СТИХОТВОРЕНИЙ ВАЛЕРИЯ
ЖУКИНА «БОЖИЙ ДАР» (2013).

Всякий раз, когда искушенный в поэзии читатель стоит у книжного прилавка перед выбором того или иного сборника, – он с внутренним волнением листает пахнущие еще краской страницы, выборочно читая стихи. И если в эти короткие минуты его поразит какой-либо неожиданный художественный образ, или необычное по своей музыкальности стихотворение, затронет до глубины души чья-нибудь неординарная, испытавшая немало лиха, судьба, – тогда-то и почует он всеми фибрами души, что нашел именно ту, из множественного книжного вала новинку поэзии, которая доставит ему радость знакомства с новым талантливым автором, продлит незабываемые часы общения и восторга от прочитанного.
Посчастливилось встретиться среди собратьев по творчеству с таким самобытным поэтом и мне. Участвуя в IV Международном конкурсе песенной поэзии «Зов Нимфея - 2012», я познакомился с членом Союза писателей России, Валерием Жукиным. Завязалась накоротке творческая дружба с нашими совместными выступлениями в различных аудиториях г. Керчи.
Вскоре Валерий прислал мне рукопись своей новой, готовящейся к изданию, книги стихотворений «Божий дар». Читая ее с карандашом в руках и делая в ней те или иные пометки возле многих стихотворений, я понял, что предо мной талантливая рукопись самородных стихов с отражением в них национального самосознания русского народа, его исторического прошлого, сохранившего в себе нетленные истоки Русского Православия. Это прослеживается в стихотворениях поэта: «Иконка», «Научите поверить в Бога» и в др.. Недаром в последнем из них он пишет:


* * *
Научите поверить в Бога
окаянную душу мою.
Ей бы веры, как хлеба, немного,
в церковь дверь я тогда отворю.


Может быть, обрету там смиренье,
и поставлю большую свечу,
под церковное дивное пение
у иконы Христа помолчу.

Композиционно в книге Валерия Жукина я выделил четыре тематических цикла – это «Стихи о любви», «Стихи о войне», «Стихи о старости», незаслуженно обиженной государственными чиновниками и олигархами…И четвертый, заключительный цикл, это – «Разноплановые лирические стихи», вобравшие в себя оттенки всех эмоциональных красок: от светлой радости при общении с прекрасным – до печальных горестных и трагических минут.
При этом особо хочется отметить самородный художественный язык поэта. Как удивительно образен и поэтичен он в стихотворении «Подарите зеленый сафьян». Иллюстрацией тому служат строки:

С шестиструнной гитарой в руках
по тропе удалым молодцом
из малиновых зорь в сапогах
я пройдусь пред заветным крыльцом.

Или вот еще пример яркой, запоминающейся образности:


Крал любовь по мелочёвке
Чтобы весело пожить,
Но попался на девчонке,
Что посмела полюбить.
И теперь, гремя цепями
Я на каторге судьбы,
Часто слышу над полями
Плач кукушкиной мольбы.

Высоким элегическим слогом написаны многие лирические стихотворения Валерия Жукина. Его не заёмный поэтический язык образен, музыкален и ритмически отточен. А отсюда – и та легкость восприятия его поэзии. К таким стихам можно отнести «Вечерница», «Половинки», «Снегири», «О, музыка», «Гармонист», «Пламень» и мн. другие.
Хочется поговорить и о самих циклах книги. Вернемся к ее первому циклу «О любви», который как бы состоит из двух, диаметрально противоположных, циклов – это о неразделенной любви и о любви соединившей влюблённые сердца в унисон.
Горестно, порой трагично заканчиваются судьбы лирических героев, познавших неразделенную любовь. Ярким примером такой любви служат стихотворения: «Ой, речка, речка, реченька…», «Душа болит» и мн. др. Эти стихотворения я бы назвал классикой жанра современной лирической поэзии. Они написаны как бы на одном дыхании, вобравшем в себя тонкий лиризм и элегическую грусть. Одним из таких ярких стихотворений о неразделенной любви женщины является и стихотворение «Голубок»:


Голубок мой сизокрылый,
Где же ты летаешь,
На чужбине край родимый
Часто ль вспоминаешь?
Может, там тебе вольнее,
Хлеб с водицей слаще?
Иль невесты там справнее,
Наших много краше?

Ухажёры под окошком
До утра воркуют…
Только сердце их гармошки
Вовсе не волнуют.
А твоя молчит гармошка,
кнопки запылились.
Заросла травою стёжка
где с тобой простились…

Многие стихи о неразделенной любви, возможно, и автобиографичны. Но поэт здесь очень деликатен к читателю и к своим возлюбленным, – не сетует на них и не брюзжит, оскорбляя каждый раз святыню своего влюбленного сердца.
…А теперь, уважаемый читатель, вернемся к одному из важных циклов книги – к циклу «Стихи о войне». По времени повествования в них – стихотворения разделены здесь на две исторические эпохи – это защита Советской Родины в дни Великой Отечественной войны от фашизма и участие российских войск в конце 90-х начале 2000-х годов в боевых действиях для подавления крупных бандитских формирований в мятежных регионах нашего Отечества, названных в мирное время «горячими точками».
Особенно пронзительно звучат у поэта строки об освобождении Чечни, где он сам принимал участие в боевых действиях. Потому так правдиво и очень образно, описаны им эти жуткие трагические события, которые невозможно читать без подступающих к горлу слёз в связи с гибелью многих из его друзей.
Какими меткими, рублёными фразами звучит об этих событиях стихотворение «Седая молодость». Как умело для него подобраны в словесной палитре художника скупые на восклицания словесные краски и как высок накал от строки к строке, передающий читателю трагизм и неоправданную гибель молодых ребят.


Стриженые головы
Под огнём лежат.
Листья, словно вороны,
Стаями кружат.

Поле взрывом вздыбилось,
Будто конь гнедой,
И земля насытилась
Кровью молодой.


И таких стихов, написанных поэтом, Валерием Жукиным, его незабвенной памятью о грозных событиях в Чечне, в книге немало. Все они дышат пафосом русского патриотизма, воспитанного на лучших многовековых военных традициях нашего многострадального Отечества. К ним можно отнести такие стихи, как: «На вокзале, искорёженном войной», «Скажи мне, мама…», «Как над полем», «Третья лишняя», «Сто двадцать три», «Старики», «Высота» и др. Последнее, упомянутое стихотворение, считаю необходимым полностью процитировать:


Мне командир, ткнув в карту, приказал
Взять высоту, во что бы то ни стало.
“А не возьмешь – отдам под трибунал ”,-
Взглянув в мои глаза, сказал устало.
“Вся грудь в крестах, иль голова в кустах”.
Не раз уже такое мне случалось.
Но в командирских слышалось устах:
“Ступай, сынок, немного нас осталось”.
И мы пошли, открыто в полный рост.
Захлёбывались наши глотки кровью.
На клочья рвался неба грязный холст,
Чтоб завернуть в тряпицу долю вдовью.
Мы, скрежеща зубами, шли вперёд.
За каждый метр земли мой взвод цеплялся.
И знаю я, что тот конечно врёт,
Кто говорит,
что смерти не боялся.
Проклятую мы взяли высоту.
Быть по-другому
не могло иначе.
Увидел я
сквозь дыма черноту
Как наш суровый
ротный
скупо плачет.


В этом пронзительном по интонации стихотворении правдиво, с тщательным отбором всех деталей и примет автор сумел воспроизвести ту грозную, смертельно опасную обстановку, в которой не жалея живота своего, пришлось брать взводу Валерия Жукина стратегически важную высоту.
Уникальным в цикле «Стихов о войне» является и стихотворение «Отработала пехота, отработала». Оно является как бы обобщающим в теме о войне, а точнее, связующим звеном между стихами о Великой Отечественной и между стихами о боевых действиях в «горячих точках», когда редкие минуты отдыха после боя для бойцов дороже всего на свете. Здесь очень трогательно воспроизведены во сне мысли сына, который, обожая свою мамочку, обещает ей вернуться живым…а пока:


Для бойца важнее сон
продовольствия.
Лучше нет ему сейчас
удовольствия.
Ни какою не поднять
его силою.
Без войны наладит жизнь
он красивую.

Ой! Ты, мамочка моя,
ты родимая!
Я вернусь к тебе живой,
моя милая!
И отведаю с картошкой
вареничков,
Потерпи ещё, родная,
маленечко.
Оригинально звучит в стихах Валерия Жукина тема о Великой Отечественной войне, дошедшая до читателя порой в виде солдатских писем, когда писавшие их были в ту роковую пору живы и полны веры в победу. Для Иллюстрации приведем строки стихотворения «Письмо»:


“… Прости, Лукерья, если что не
так.
Ну, что ты льёшь напрасно бабьи
слёзы?
Раздавлен будет нами подлый
враг,
Пусть только отойдут чуть-чуть
морозы.
Ты баба глупая, Лукерья, на
сносях.
Тебе нельзя так шибко

волноваться.
Прости, что бестолковый второпях
Не смог с тобой как надо
попрощаться…”
Писал боец в окопе под Москвой,
А смерть была в одном лишь
Только
шаге.
И всё-таки вернулся он живой,
Свою, оставив надпись на
Рейхстаге.

К таким стихотворениям, донесшим до нас героизм и самоотверженность советских солдат из той, прошедшей, жизни можно отнести: «Достойным будь Победы», «Я на войне был», Артист», «Про Победу».
Примером героизма и верности воинской присяге, несмотря на увечье, полученное на войне, служит стихотворение «Молодо, зелено»:

Молодо и зелено
Нынешней весной.
Под высоким деревом
Воин молодой
Пишет маме весточку:
«Плац, метлой метём …
Шлю платочек в клеточку…
В общем, всё путём…»

 

 



Правою култышкою
Гладит мятый лист,
Обожженный
вспышкою,
Весь седой танкист.

Многие лучшие «Стихи о войне», – о Великой Отечественной и о Чеченской – я бы отнес к хрестоматийным, включив их в обязательную школьную программу: ибо их не придуманный патриотический пафос и яркие примеры героического мужества наших солдат имеют важное воспитательное значение для подрастающего поколения, как, например, наглядно мы видим в стихотворении «Про Победу»:


На скамейке в детском парке
(Время шло к обеду)
Рядом с дедом внук в панамке
Рисовал Победу.
«…Вот Рейхстаг, вокруг руины,
Лижет стены пламя…

Это дед мой… тут две мины…
Это наше знамя…»
Дед свернул свою газету
И взглянул на внука:
«Помню я картину эту,
Вот какая штука…»


Как поэт и гражданин, Валерий Жукин не мог обойти в своем творчестве и тему одинокой старости. Очень остро и проблематично она поднята им в цикле «Стихи о старости». К наиболее ярким стихотворениям такого плана можно отнести следующие: «Божий дар», «Старик», «Не обижайте мать», «Старый пень» и др.
Тема одиночества стариков, которые на своих плечах вынесли Великую Победу, принёсшую мир всему человечеству, а позже – восстанавливали разрушенное народное хозяйство – и теперь в силу своей немощности остаются зачастую никому не нужны: ни сердобольному государству с его нищенской пенсией, ни родным и близким их людям, поправшим заповеди Русского Православия, – до слёз волнует нас животрепещущими строками поэта.


Смотрю с печалью я, мой друг,
На нынешнее время.
Опять усердно рубим сук,
Кляня эпохи бремя.
Вокруг как будто благодать,
Но если приглядеться…
То продолжают воровать,
И на бесстыдстве греться.
Теперь не вор, а «олигарх»
С большим числом охраны

Живёт покруче, чем монарх,
Набив казной карманы.
Соря деньгами в кабаках,
Тусуется «элита».
Судьба страны в её руках,
Но совесть вся пропита.
А рядом в двух шагах всего
Считает мелочь старость,
Чтоб на харчишко кой-чего,
Да на жильё осталось.

(Стих. «О России»)

Впитавший в себя с молоком матери тепло и родительскую ласку, Валерий Жукин, как благодарный сын, трепетно воссоздает незабываемые портреты своих родителей. Ярким подтверждением сказанному служат строки стихотворения «Отец»:


Каждой жизни даётся начало
от слиянья горячих сердец.
Слов хороших на свете
немало,
и среди них святое - отец!
В нём и строгость,
и нежная ласка,
и поддержка, когда нелегко.

В нём и добрая детская
сказка,
и тоска, если сын далеко…
Знаю я, что безжалостны
годы.
Не придумали вечных сердец.
Я надеюсь, не выйдет из моды
это слово святое – отец!


Нельзя без чувства трепетного обожания читать и строки стихотворения «Отыщи меня, мама!», посвященные матери. Сколько нежных молитвенных слов обращено поэтом к ней:


Отыщи меня, мама, родная!
Среди павших своих и врагов.
Мне б вернуться домой, дорогая,
Мне б отведать твоих пирогов,
Посидеть за столом вместе с вами,
С батей выпить за встречу
грамм сто,
С младшим братом босыми ногами
Обойти всё родное село.


Отыщи меня, мама, родная!
У забвения имя отняв.
Я в Чечне звал тебя, умирая,
Фотографию к сердцу
прижав.


…И вот, уважаемый читатель, мы подошли к последнему циклу книги. Нельзя без волнения, без глубокого сострадания видеть во многих стихах переживания поэта о людской жестокосердности, попирающей нравственные законы, об умирающих деревнях, которые всегда были существенным базисом нашего Православного исторического бытия.

Родимая земля! В ней русский дух издревле.
Порушенных церквей колокола поют.
Помянем по-людски все русские деревни,
что в памяти у нас нетленными встают.

(Стих. «Помянем»)

Но в заключительном цикле, помимо стихотворений, отражающих нелицеприятные события и трагические моменты жизни, есть немало жизнеутверждающих стихов, лирических зарисовок: «Давно весны пришла пора», «Зацвела калина белыми цветами», «Морозом ошпарило кисти рябины», где поэт восторженно создает удивительно прекрасные картины времён года, с чувством восхищения преклоняется перед единственным величественным созданием природы – перед красотой женщииы.
И тогда блестяще, с неописуемым мастерством, воспроизводит Валерий Жукин в своем поэтическом творчестве неповторимые образы женщин.


В зеркало вагонного стекла
Я украдкой наблюдал за Вами.
Вы сидели рядом, у окна,
Женщина с красивыми глазами.
Отражался в стеклах окон свет,
И блуждал в вагоне между нами.
Из окна Вы бросили букет,
Женщина с красивыми глазами.

(Стих. «Женщина с красивыми глазами»)

Ни упрёков, ни горячих слез.
“Не прощу!”- лишь пальцем написали.
Поезд в неизвестность Вас увёз,
Женщину с красивыми глазами.
А цветы остались умирать
На сыром перроне, под ногами,
Так и не сумевшие понять
Женщину с красивыми глазами.

 


Особым лиризмом освещены стихи Валерия, воссоздающие картины детства. К ним можно отнести стихотворение «Ностальгия», где память переносит поэта в ту романтическую пору, где нет «ухабистых дорог», где под чистым, «голубым небом», его любимая, до боли узнаваемая сердцем школа, – которая иногда огорчала его двойками за контрольные, – но всё равно была родной и, как мать, всепрощающей.
А как удивительно живо, весело и зримо в стихотворении «Февральский день» воспроизвел поэт один из ярких, запомнившихся ему на всю жизнь эпизодов из деревенского детства, где вместе с ним так и хочется взбежать на солнечный пригорок, полыхающий куполами церкви, – и одним махом вслед за мальчишками скатиться с крутизны вниз.


А на небе февральском ни
облачка.
Солнце красное глаз веселит.
Убегает по снегу вдаль тропочка,
На пригорок, где церковь стоит.
Куполами горит – не
насмотришься,
Будто вспыхнул костёр
небольшой.
Не захочешь, а Богу помолишься,
И воспрянешь озябшей душой.
Дети с горки на санках катаются.
Их сегодня домой не загнать.
Через голову
в снег кувыркаются –
не беда,
что ругается мать.
Щёки красные,
будто бы яблоки
Растерял кто-то тут на снегу.
Неужели же я
снова маленький,
Вон тот рыжий
без шапки бегу?

(Стих. «Февральский день»)

 

Удаль молодого задора слышится во многих стихах Валерия Жукина. Особенно поразило меня своим игривым настроением, весёлой, хмельной удалью и каким-то словесным куражом, стихотворение «Снегири», неповторимую живость и фольклорную окраску которому придают залихватское звучание восьмистиший и упругий, почти чечёточный, ритм, –что так и хочется, очертя голову, пуститься в пляс с какой-нибудь озорной молодушкой.


На ветвях рябины
снегири сидели.
Снегири сидели,
на меня глядели.
Что во мне такого
усмотрели птицы?
Ну, хватил хмельного,
чтоб развеселиться!

Я ходил по снегу
весело вприсядку,
весело вприсядку,
скинув лисью шапку.
Эх, гуляй, бедовый!
Веселись с размахом!
Веселись с размахом!
Всё равно жизнь прахом!


Заканчивая разговор о книге «Божий дар», хочу признаться, что в этой статье я не претендовал на полноту анализа и в самом начале не ставил такой задачи. Читая от страницы к странице, я всё больше и больше удивлялся, открывая для себя неординарность стихотворений, постигая их языковое богатство и музыкальность.
Подводя итог сказанному, я искренне поздравляю Валерия Жукина с замечательной книгой, радуюсь самобытному таланту поэта.

Владимир КОРНИЛОВ – член Союза писателей России, член Международной Федерации Русских писателей и Международной Гильдии писателей, член Союза журналистов России, лауреат Международной Гомеровской премии

 

На вокзале, искорёженном войной

На вокзале, искорёженном войной,
две усталых женщины сидели.
Застелив под хлеб платок цветной,
из одной кастрюли молча ели.

Поделив горбушку пополам,
разделив беду на половинки,
подносили бережно к губам
суп солдатский с хлебом по-старинке.

Уступала каждая черёд
зачерпнуть горячего погуще.
То одна слезу рукой смахнет,
то другая. Дома было б лучше…

Только нет пути-дорог назад.
Ищут сыновей на бойне страшной.
А сыны, смешав с молитвой мат,
под Аргуном были в рукопашной.

Два врага сплелись в один клубок.
Встретились они на тропке узкой.
Им обоим в грудь вошёл клинок.
Кровь чеченская смешалась с русской.

Выпало им рядышком лежать
полным злости и кровавой мести.
Долго будут сыновей искать
русская с чеченской мамой вместе.


Иконка

Это было в сорок… огненном году.
Уходил мой дед солдатом на войну,
Под бомбёжки и снарядов свист
Защищать страну.
Мой дед был коммунист.

Троеперстием жена его крестила
И украдкою иконку подложила,
Чтоб хранила мужа,
за собой вела,
Чтобы жизнь его от смерти берегла.

Дед отчаянно с боями шёл вперёд.
Верил -
Сталин их к победе приведёт!

Перед вражьей силой не сгибал колен,
Но беда случилась,
Угодил он в плен.
По утру,
Едва край неба заалел,
Вывели всех пленных на расстрел.

“Коммунисты!
Сделать шаг вперёд!
Смерть давно всех вас к себе зовёт!”
Пленные шагнули, как один.
Был советский дух непобедим!

“Прощевай, родимая сторонка…”

…А у деда выпала иконка…
Удивленно посмотрел фашист:
“Эй!
Иван!
Какой ты коммунист?

Разве коммунисты верят в Бога?
Шаг назад!
В рабы тебе дорога!”
…………………………………..
Многое в плену дед пережил,
Но иконкой свято дорожил.
Победителем солдат вернулся в дом
И всегда сидел с иконкой за столом.
За Победу, если пил с друзьями,
Целовал иконку со слезами.

Дед ушёл…,
(не вечны старики),
Мне шепнув:
”Иконку береги”.

Высота

Мне командир, ткнув в карту, приказал
Взять высоту, во что бы то ни стало.
“А не возьмешь – отдам под трибунал ”,-
Взглянув в мои глаза, сказал устало.

“Вся грудь в крестах, иль голова в кустах”.
Не раз уже такое мне случалось.
Но в командирских слышалось устах:
“Ступай, сынок, не много нас осталось”.

И мы пошли, открыто в полный рост.
Захлёбывались наши глотки кровью.
На клочья рвался неба грязный холст,
Чтоб завернуть в тряпицу долю вдовью.

Мы, скрежеща зубами, шли вперёд.
За каждый метр земли мой взвод цеплялся.
И знаю я, что тот конечно врёт,
Кто говорит, что смерти не боялся.

Проклятую мы взяли высоту.
Быть по-другому не могло иначе.
Увидел я сквозь дыма черноту
Как наш железный ротный скупо плачет.


Отец

Каждой жизни даётся начало
от слиянья горячих сердец.
Слов хороших на свете немало,
и среди них святое -
Отец!

В нём и строгость,
и нежная ласка,
и поддержка, когда нелегко.
В нём и добрая детская сказка,
и тоска,
если сын далеко.

В нём до боли колючие щёки,
запах дыма простых папирос,
и суровые жизни уроки,
и следы детских пролитых слёз.

Знаю я, что безжалостны годы.
Не придумали вечных сердец.
Я надеюсь, не выйдет из моды
это слово святое –
Отец!

Я на струнах радуги

Я на струнах радуги
под окном сыграю,
для тебя в полголоса
песню запою.

Ты за штору, спрятавшись,
будешь слушать, знаю,
песню задушевную,
что тебе дарю.

Пусть слова обычные
в песне, как зарницы,
сполохом малиновым
душу озарят.

Подпоют мне весело
на деревьях птицы,
на четыре стороны
пусть потом летят!

Белоснежным облаком
загляну в окошко.
хоть одним глазочком
гляну на тебя.

Васильки с ромашками
соберу в лукошко,
Знай!
В твой день рождения
это от меня!
Старушка

“В каменной избушке”
ангелок летает.
Тихая старушка
век свой коротает.

Высохшей мадонной
у окна сидит,
а луна иконой
над окном висит.

Одиноко старой,
никого уж нет.
Льётся от лампады
мягко тусклый свет.

Ничего не видят
старые глаза,
и в морщинах стынет
горькая слеза.

Молится старушка:
“Боже! Прибери”.
а луна- подружка
ей в ответ: “Живи!”


Старик

Дед, старость свою проклиная,
на печку лез косточки греть:
“Старуха – коряга кривая
спокойно не даст помереть!

А были деньки золотые,
на славу бывало, гулял!
И груди, как мёд, налитые
в сенях не одной девке мял.

И сколько раз бит батогами,
резвился в кулачном бою…
Кружился, как сокол, кругами,
обхаживал кралю свою.

Но нетути в жизни знать счастья!
Лебёдушка стала змеёй.
Ломота в костях от ненастья,
знать скоро укроюсь землёй.

Что, старая, в руку смеёшься?
Как роза цветёшь, погляжу!
Нет, милая! Ты не дождёшься!
Я в гроб лечь пока погожу!”

Старый пень


Усталый день забрался в омут,
сбежав от местных петухов.
Печалью куст жасмина тронут
средь запылённых лопухов.

В избе распахнуты окошки.
Дрожит лампадки тусклый свет.
Там жизнь ведут две старых кошки
и с ними их ворчливый дед.

Дымит он свойским самосадом.
У ног хвостатая родня.
Вздохнёт, покроет старость матом,
так каждый раз, день ото дня.

Скребёт он памятью по ране…
Да всё никак в толк не возьмёт,
за что же сгинул внук в Афгане,
а он вот, старый пень, живёт?


Ноктюрн

В белом тумане покоится вишня.
Дразнит черёмуха кистью своей.
В ивовой куще душевно чуть слышно
грустную песню поёт соловей.

Пасмурно. Пахнет листвой молодою.
Солнца осколки желтеют в траве.
Дождь попугал и прошёл стороною,
капли оставив на пыльном окне.

Веет прохладой. Окно нараспашку.
Может, ещё разыграется день.
Лижет нахально оса мою чашку…
Скоро уже накалится сирень.


Расплескалась калина

Расплескалась калина
красным цветом зари.
Память, как паутина,
ловит в сеть сентябри.

Жёлтый лист опадает
прямо под ноги мне.
Бабье лето сгорает,
отражаясь в окне.

Жжет тоска без причины,
весь я грустью пропах,
как от ягод калины,
горький вкус на губах.

А на небе высоко
голосят журавли.
Может быть, это годы
улетают мои.

* * *

“… А теперь я милой ничего не значу.
Под чужую песню и смеюсь и плачу.”
/С.А. Есенин/

Выбелило холодом
Грустный лик травы.
Почернело золото
Высохшей листвы.

Стёкла луж прихвачены
Молодым ледком.
Мной сполна заплачено
За любовь тайком.

Выстужен протоптанный
На асфальте след.
Я судьбой лист сорванный
На закате лет.

На ветру полощется
Утро в полутьме.
То смеяться хочется,
То заплакать мне.

 

 

 

 



 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.