РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
Памяти Минского гетто
Публицистика
МАЛЕНЬКАЯ И… БОЛЬШАЯ СТРАНА
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
Интервью с Ефимом Златкиным

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Еврейский национальный фонд

Публицистика «ИЗРАИЛЬ: РУССКИЕ КОРНИ»

Еврейский национальный фонд

I. Еврейская пушка

Владимир Бейдер*

Красота Израиля производит ошеломляющий эффект практически на всех, кто оказывается в стране впервые. Разнообразие и роскошь пейзажей вызывают восхищение и даже недоумение: откуда такая щедрость природы здесь, на крошечной территории, у самой кромки огнедышащих песков Африки – вот уж Бог дал… Удивление должно быть стократным. Дело в том, что вся здешняя красота – рукотворна. Вся она – плод упорного труда людей.
Эта цветущая страна была пустыней. Редкие деревни, жалкие восточные городки, развалины древних крепостей, поросшие иссохшей травой, утопленные в каменистых склонах остатки сельскохозяйственных террас, козьи тропы вместо дорог, унылый пейзаж и безлюдье. Такой стала «земля, текущая молоком и медом» после изгнания отсюда евреев. Такой они застали ее, когда начали возвращаться…
Возвращение на свою землю было вековой мечтой еврейского народа. Прошло почти две тысячи лет, пока она оформилась в идею. А затем – в политическое движение, поставившее своей целью создание еврейского государства и получившее название сионизм.
Мечты могли так и остаться мечтами. Сионизм могла постигнуть та же судьба, что и рожденную в таких же воспаленных еврейских умах идею коммунизма. Теодор Герцль и его ближайшие соратники пытались убедить правительства великих держав – прежде всего владевшую Палестиной Османскую империю, Россию и Германию – выделить землю для еврейского государства, а также дать возможность евреям диаспоры переселиться туда и предоставить помощь для обживания на новом месте.
Российские евреи, в отличие от своих давно эмансипированных соплеменников в Западной Европе, не имели, да и не могли иметь, каких-либо серьезных контактов с верховными властями, а потому меньше всего верили в возможность договориться с правителями мировых держав о судьбе будущего еврейского государства. А погромы – уже сейчас и завтра могут стать еще страшнее. А молодые евреи __________________________________
____
* Владимир Бейдер – журналист, автор книг, в их числе «Еврейский феномен: “Керен кайемет ле-Исраэль”» (2008). Телеведущий программы «Персона».


России (кстати, в основном в России) хоть сегодня готовы отправиться в Палестину, осваивать свою землю. Но нет той земли. Купили бы – так и денег нет.
Еще один из провозвестников сионизма, сефардский раввин Иехуда Алкалай (1798–1878), который одним из первых стал отстаивать крамольную в ультраортодоксальной среде идею переселения евреев в Эрец-Исраэль, предлагал создать для этого фонд, в который все евреи мира перечисляли бы десятую часть своих доходов.
На I Сионистском конгрессе в Базеле в 1897 году идею создания еврейского фонда для возвращения на родину и заселения этой земли выдвинул уроженец Ковенской губ., выдающийся еврейский мыслитель Герман (Цви Хирш) Шапира (1840–1898). «Если бы сыны Израиля, – убеждал он делегатов, – со времен разрушения Второго Храма собирали по грошу, этих денег хватило бы для выкупа всех земель в Эрец-Исраэль». Но его не услышали… Известного математика, публициста, дипломированного раввина и общественного деятеля – он был организатором кружка «Ховевей-Цион» в Одессе, оценили позже – прах Германа Шапиры в 1953 г. перевезен в Израиль и захоронен на горе Герцля в Иерусалиме.
То, что не удалось Герману Шапире, сумел сделать промышленник и электроинженер, одессит Йоханан Кременецкий (1850–1934). Ему это тоже далось не без труда. Когда он вынес на обсуждение уже V Сионистского конгресса, в 1901 году, меморандум об учреждении Еврейского национального фонда, большинство проголосовало против. Кременецкий даже расплакался: рушилась мечта его жизни. Лишь после резкого вмешательства Теодора Герцля, жаркой дискуссии и повторного голосования с небольшим перевесом голосов было достигнуто положительное решение. Все висело на волоске. Кременецкий тут же внес и первое пожертвование в фонд, который он возглавил, – 10 фунтов. Второе поступило от Герцля.
Далеко не все тогда понимали, какой шаг совершен.
Кременецкий руководил ЕНФ с 1901 по 1907 год.

С момента создания фонда началось практическое осуществление сионистской мечты. Евреи взяли дело возвращения на историческую родину в свои руки, и с этого и начинается подлинная, практическая история Израиля, а не с того, что принято считать: конгресса в Базеле в 1897 году, Декларации Бальфура в 1917-ом, голосования ООН в 1947-ом и провозглашения государства в 1948-ом.
Еврейский национальный фонд (ЕНФ) – Керен Каемет ле-Исраэль строился не как агентство по недвижимости в Палестине для богатых евреев и адрес для щедрых филантропов. С самого начала было определено, что ЕНФ приобретает земли в Эрец-Исраэль в собственность всего народа Израиля. При этом принципиально важно было, чтобы весь еврейский народ участвовал в приобретении и освоении земель. Кто копейкой, кто рублем, кто миллионами фунтов стерлингов, франков или долларов – кто как может, но все.
С самого начала было определено (и это условие соблюдалось свято, а затем вошло в законодательство государства Израиль), что земли ЕНФ не могут передаваться в частное владение. Они предоставляются евреям или еврейским хозяйствам в пользование или в аренду. Договор аренды может быть продлен, что обычно и происходит, но право собственности не меняется. Земля Израиля остается народным достоянием. Таково с древности традиционное отношение к земле Израиля, заповеданной нам Богом.
Лидеры сионизма и создатели фонда стремились, чтобы он привлек к делу практического сионизма самые широкие еврейские массы, и сбор финансов преследовал идеологические и воспитательные цели.
ЕНФ выпускал и продавал памятные и почтовые марки, устраивал благотворительные вечера в пользу фонда. Была создана Золотая книга, куда до сих пор вносятся знаменательные события и имена почетных людей и самых крупных жертвователей. Но наиболее простым и в то же время беспрецедентно действенным средством вовлечения масс в движение за возвращение своей земли стала всееврейская акция «Голубая копилка».
Идея родилась почти случайно. В 1901 г., еще до образования ЕНФ, Хаим Клейман, служащий банка в маленьком галицийском городке, поставил на своем рабочем столе коробку для сбора денег на покупку земли в Палестине. Эффект превзошел все ожидания: вслед за клиентами, посещавшими Клеймана, к нему стали специально приходить евреи, чтобы опустить деньги в копилку. В скором времени голубые жестяные коробки-копилки (их называли на идиш – «пушке») для сбора средств в ЕНФ появились в большинстве еврейских домов России, Австро-Венгрии, Германии. Раз в месяц активисты ЕНФ обходили дома в своем местечке или квартале, собирали накопленные деньги и передавали в фонд. Подсчитано, что до Второй мировой войны «голубые копилки» были в миллионе семей евреев Европы – то есть фактически в каждом доме существовал свой филиал Еврейского национального фонда. Затем они стали обязательным атрибутом еврейского дома в Северной и Южной Америке, ЮАР и Австралии – тоже миллион.
Еврейская «пушка» попала в цель. Благодаря ей множество евреев диаспоры – богатых и бедных, образованных и не очень, взрослых и – что самое важное! – детей могли принимать и на деле принимали участие в возрождении Эрец-Исраэль. Средства, которые они собирали в домашних «голубых копилках», не имели существенного материального значения для покупки земель в Палестине. Но моральное значение было огромным. Все эти люди, каждый из них (а многие выросли с этим), ощущали личную причастность к возвращению земли обетованной евреям – личными вкладами.
И до образования ЕНФ в Палестине существовали еврейские поселения и еврейские хозяйства. Считанные, несамостоятельные, целиком зависящие от благотворительной помощи зарубежных филантропов. С созданием фонда возвращение земель, возвращение евреев к земле приобрело характер национальной задачи, целенаправленной систематической деятельности.
Первая земля, поступившая в распоряжение фонда, была получена им в подарок. Весной 1903 года еврейский филантроп, активист возникшего в России движения «Ховевей-Цион» Ицхак-Лейб Гольдберг (1860–1935) передал ЕНФ принадлежавший ему участок размером в 20 гектаров в районе Хадеры. Это был не последний его подарок. Затем благодаря И.-Л.Гольдбергу фонд смог приобрести землю на горе Скопус в Иерусалиме, где был впоследствии построен Еврейский университет. После смерти филантропа по его завещанию фонд получил 75 тысяч фунтов стерлингов.
Первая покупка на деньги, собранные евреями диаспоры, в том числе и в «голубых копилках», состоялась в 1904 г. На землях, приобретенных фондом, возникли и первый киббуц – Дгания, и первый мошав – Нахалаль, и первый город – Тель-Авив, и первый лес – лес Герцля.
Все эти и последующие покупки совершались в сложных условиях противодействия властей, сопротивления местных арабов, споров внутри сионистского движения о приоритетах. В борьбе за обретение земли выдвинулись свои легендарные личности – такие, например, как активист фонда Йехошуа Ханкин (1864–1945), благодаря которому в еврейских руках оказались огромные по масштабам страны территории, среди которых, в частности, были Изреэльская долина и Шомрон.
Этот энтузиаст возвращения земли Эрец-Исраэль в еврейскую собственность родился в Кременчуге в семье еврейского земледельца. Окончил хедер и русскую гимназию, участвовал в революционном движении. После погромов 1881-82 гг. эмигрировал вместе с отцом в Палестину. Они вошли в число первых семей профессиональных крестьян среди еврейских поселенцев, занявшихся сельским хозяйством. После смерти отца и по его завету Йехошуа полностью посвятил себя покупке земли у арабов. Овладел арабским языком и обычаями, дружил с шейхами и чиновниками Османской администрации. Верхом на лошади, с мешками серебра забирался в самые дальние уголки Эрец-Исраэль. Благодаря его усилиям, талантам и самоотверженности (в ходе своих рискованных сделок Ханкин разорился) в еврейскую собственность перешло 60 тыс. га земли. На приобретенных с его помощью землях построены Реховот, Хадера, еврейские кварталы Хайфы, Тель-Авива и Иерусалима. Именем Ханкина назван мошав – Кфар-Йехошуа, а в честь его жены, одной из первых дипломированных акушерок в Эрец-Исраэль, – поселение Гиват-Ольга, ныне район Хадеры.
В 1937 году британскими властями был предложен первый план раздела Палестины («план Пиля») на еврейское и арабское государства, а также территорию, остающуюся под британским мандатом. Тогда впервые появился принцип: еврейская государственность может быть осуществлена лишь на территориях, фактически принадлежащих евреям.
Однако вскоре, в 1939 г., власти Великобритании издали «Белую книгу», согласно которой были введены ограничения на репатриацию евреев в Палестину и запрет приобретения земель.
Ответом на это стало организованное фондом основание новых поселений по принципу «Стена и башня». Акция, начатая еще во время арабского восстания (после каждого теракта и погрома, учиненного арабами, возникали за один день новые охраняемые поселения), приобрела массовый характер. Именно так, уже накануне решения ООН о разделе Палестины, в 1947 году, еврейским стал Негев.
Поселения, города, киббуцы, мошавы и даже леса, посаженные ЕНФ, определили границы Государства Израиль.
Со времени образования государства деятельность фонда по приобретению новых земель завершилась. ЕНФ сосредоточился на том, чтобы сделать эту землю лучше.

Начиная с Германа Шапиры, Ицхака-Лейба Гольдберга, Йоханана Кременецкого и Йехошуа Ханкина, почти все видные основатели и руководители ЕНФ были выходцами из России.
В 1921 г. в совет директоров ЕНФ был избран Зеэв Жаботинский.
Менахем Усышкин (1863–1941) – одна из самых заметных фигур в сионистском движении, глава ЕНФ в 1923–1941 годах. Родился в Белоруссии. Окончил Высшее техническое училище в Москве. Жил в Екатеринославе (ныне Днепропетровск) и Одессе. Включился в еврейскую деятельность после погромов 1880-х годов. Был в числе основателей первых сионистских организаций в России. Горячий сторонник практического сионизма. Один из основных противников плана основания «автономной еврейской территории» в Уганде. Будучи руководителем сионистского движения на Юге России, первым привлек к сионизму неашкеназские общины Кавказа. С 1906 по 1919 год возглавлял Одесский комитет (Общество вспомоществования евреям земледельцам и ремесленникам в Сирии и Палестине). На каком бы посту ни находился Усышкин, он уделял особое внимание заселению Эрец-Исраэль и сделал для этого чрезвычайно много. За время его руководства ЕНФ земельная собственность фонда выросла с 2,2 тысяч до 56,1 тысяч гектаров.
С 1941 по 1945 год ЕНФ возглавлял комитет в составе Б.Кацнельсона, М.Бар-Илана и экономиста и общественного деятеля Аврахама Гранота (до 1960). Позже Фондом руководил Я.Цур – до 1976, а с 1976 – Моше Ривлин – член семьи, переселившейся в середине XIX в. из Восточной Европы в Иерусалим.
Берл Кацнельсон (1887–1944) участвовал в рабочем движении в родном Бобруйске, в Киеве и Одессе. Прибыв в Палестину в 1909 году, он стал сельскохозяйственным рабочим, но вскоре вошел в комитет этих рабочих. Кацнельсон добился превращения сельскохозяйственной фермы «Киннерет» в самоуправляемую коммуну. Стал публицистом. Начиная с 1918 года, в течение четверти века сотрудничал с Хаимом Вейцманом. Был авторитетнейшим идеологом рабочего движения и формирования рабочей партии в Израиле. Много времени уделял молодежи и культурной работе.
Меир Бар-Илан (ранее Берлин; 1880–1949), один из лидеров религиозного сионизма, родом из Воложина. Учился в иешивах. Участвовал в 7-ом Сионистском конгрессе. В 1926 переселился в Иерусалим, где стал председателем Всемирного центра Мизрахи. Много лет редактировал его газету. Бар-Илан разрабатывал юридическое законодательство Государства Израиль с точки зрения еврейского права. Был инициатором и организатором «Талмудической энциклопедии». Университет Бар-Илан (в Рамат-Гане) назван в его честь.
Многолетний глава ЕНФ, экономист и общественный деятель Аврахам Гранот (1890–1962) родился в Бессарабии. Получил юридическое образование в университетах Фрейбурга и Лозанны. В 1919 г. был утверждён секретарём Еврейского национального фонда в Гааге, с 1922 года стал управляющим фондом в Иерусалиме (с 1945 года пост преобразован в председателя совета директоров, с 1960 года – в президента ЕНФ). Гранот был одним из 37 человек, подписавших Декларацию независимости Израиля, был избран в Учредительное собрание (первый Кнессет) и стал председателем его финансового комитета. План Гранота по объединению земель «Керен кайемет ле-Исраэль» послужил основой для разработки законодательства о земельных владениях и управлении ими, принятого Кнессетом в 1960 году. Гранот стал ведущим теоретиком сельскохозяйственной колонизации Палестины и разработчиком аграрной политики Израиля. Он преподавал в Еврейском университете в Иерусалиме и был автором многих экономических монографий. Его именем названы район (Неве Гранот) и улица в Иерусалиме.
В начале 30-х годов прошлого века в Керен Каемет экономическим советником д-ра Гранота начал работать Лев Осипович Могилевер (1904–1996). Он родился в Белостоке и в Эрец-Исраэль приехал в 1920 году. А крестным отцом на этой его работе был Менахем Усышкин, сказавший знаменитую фразу: «Деревья не плачут!». Говоря так, он имел в виду, что если не будет отдельного фонда для озеленения страны, то все средства, собранные на Палестину, уйдут людям: «человеки» плачут. Лев Осипович в течение 40 лет оставался финансовым и экономическим директором ЕНФ.
Яаков Цур (1906–1990), родившийся в Вильне, возглавлял ЕНФ в течение 20 лет – с 1956 по 1976. Он приехал в Иерусалим в 15-летнем возрасте и здесь окончил гимназию. Учился в университетах Флоренции и Парижа. Вернувшись в подмандатную Палестину, стал служащим, а потом одним из руководителей ЕНФ. Многие годы был на дипломатической работе. В числе его общественных должностей – президент Общества культурных связей с Латинской Америкой, консультант книгоиздательства «Библиотека-Алия» и «Краткой Еврейской Энциклопедии».
Зелиг (Евгений) Соскин (1873, Крым, – 1959, Тель-Авив), один из инициаторов создания «Сионистского Центра» и Основного фонда (главный финансовый орган Всемирной сионистской организации – Керен ха-Иесод) изучал агрономию в Германии, в 1896 году прибыл в Эрец-Исраэль. Руководил работами по осушению болот в Хадере. В 1898 году сопровождал Теодора Герцля в поездке по Эрец-Исраэль и вскоре после этого занялся изучением агроклиматических условий различных районов, выясняя их потенциал для ведения сельского хозяйства. В 1918 году Соскин начал руководить поселенческим отделом Еврейского национального фонда и претворять в жизнь модель хозяйства, увиденную им в Европе, – интенсивное многоотраслевое хозяйство (коровник, птичник, выращивание овощей) на небольшом участке земли.

Первое, что предпринял ЕНФ одновременно с приобретением земли, – это изучение ее возможностей. Так ли она скудна и бесперспективна, какой стала за время еврейского отсутствия? Один из исследователей, ботаник из Зихрон-Яакова Ахарон Ааронсон, обнаружил в Верхней Галилее самый древний в мире сорт дикой пшеницы. Его находка произвела фурор в научном мире и окрылила сионистов: земля, где произрастают дикие злаки, не может быть бесперспективной для культивирования, и богатые евреи Америки учредили специальный фонд для сельскохозяйственных исследований в Эрец-Исраэль.
Была открыта растениеводческая опытная станция, и ЕНФ занялся составлением почвенной карты Палестины, отбором растений для культивирования на местной почве с учетом местного климата.
Научный подход был спасением для зарождающихся еврейских хозяйств. Дело в том, что арабские землевладельцы продавали Фонду главным образом бросовые земли, не пригодные для сельскохозяйственного использования. Новым владельцам нельзя было держать их просто про запас. Согласно законам Оттоманской империи, земля, не обрабатываемая в течение трех лет, подлежала конфискации и возвращению прежнему владельцу. На этом, кстати, и строилась бизнес-идея местных шейхов: «Продавайте евреям только бесплодные участки. Сначала мы возьмем с них деньги за землю, на которой ничего расти не может, а через три года по закону получим ее обратно – останемся и с деньгами, и с землей».
Но шейхи не учли силы науки и еврейского упорства. На основе своих исследований ученые определяли, что и как сажать на том или ином участке, приобретенном ЕНФ. А киббуцники и мошавники, пользуясь их рекомендациями, добивались результата, получали урожай. Местное земледелие не знало большинства предложенных способов; многие из них изобретались здесь – это были ноу-хау еврейских ученых, агрономов и земледельцев.
Плодородный слой земли в Израиле столь тонок, а темпы испарения в здешней жаре столь велики, что содержание соли в почве быстро становится избыточным. В Израиле создана уникальная методика дренажа для отвода лишних подземных вод (именно они «пересаливают пищу» растений): система труб на глубине пяти метров под землей выводит соленую влагу наружу, не давая залить солью плодородный слой. Этот способ и другие научные мероприятия позволяют сохранить плодородие подверженных риску земель. При сохраненном плодородии и применении передовых технологий умеренно избыточное содержание соли оборачивается благом: растения, вынужденные преодолевать влияние соленой среды, вырабатывают больше сахара – и потому израильские фрукты и овощи такие сладкие.
Значительную часть территории Израиля занимают пустыни и полупустыни. В большинстве стран, где есть такие районы, их пространство неуклонно расширяется. Израиль – единственная страна, где пустыня отступает и сдает позиции. Ведутся успешные поиски новых источников воды в пустынях, внедряются технологии вторичного использования воды. Во время сезона дождей воду собирают в искусственных водоемах, а затем выкачивают и по системе труб и проток подают на поля. Сады Израиля из центра страны распространяются на юг. Знаменитые яффские апельсины растут теперь в Негеве.
В Израиле широко применяется капельное орошение: вода подается не на поля, а непосредственно к каждому растению, компьютерная дозировка позволяет контролировать расход влаги.
Ученые факультета сельского хозяйства, питания и экологии Еврейского университета в Иерусалиме и семи сельскохозяйственных научно-исследовательских центров разрабатывают новые виды сельскохозяйственных культур, устойчивых к жаркому климату. Выведенные ими сорта помидоров, дынь, винограда и цитрусовых можно выращивать в пустыне, они получаются удивительно вкусными, их охотно импортируют страны Европы и Северной Америки – таким образом, затраты на разработку и производство окупаются.
Новая методика ЕНФ – саваннизация пустыни. Собирая воду с возвышенностей, ее накапливают в низинах – и на увлажненных участках выращивают деревья саванны. Немного – по сто деревьев на гектар, но в местах, где раньше вообще ничего не росло. Укрепляется почвенный слой, растет плодородие, повышается разнообразие растительного и животного мира – пустыня отступает.

Еще большую проблему, чем нехватка воды и палящий зной, представляли для первых еврейских репатриантов в Палестине болота. Они занимали значительную часть территории долин, не только пожирая обширные посевные площади, но и отравляя всю округу. Малярия косила первых поселенцев. Растить что-нибудь в этой гнили – сизифов труд, жить на этой зараженной земле было невозможно. «Халуцим» – первые поселенцы, пионеры, взялись за осушение болот. По мере расширения еврейского ишува это стало национальной задачей.
С тех пор как евреи начали хозяйствовать на своей земле, перед ними стоит проблема воды. Израиль занимался созданием системы водоснабжения страны с первых лет существования государства. Одна из первых артерий этой системы – водовод от реки Яркон в пустыню Негев, открытый в 1955 году. ЕНФ построил 200 водохранилищ для сбора осадков и хранения очищенных вод, магистрали для отвода дренажных вод, полива сельскохозяйственных угодий, плотины, пруды для разведения рыб, предприятия по очистке воды. Они очищают русла рек, проводят дренаж, укрепляют берега, высаживая вдоль них деревья и целые парки, восстанавливают растительный и животный мир.
Еще триста лет назад земля Израиля была покрыта лесом. Тогдашним ее хозяевам, арабам, это богатство досталось даром и даром ушло. Почти все оно сгорело в печах. Двести лет весь Ближний Восток грелся дровами из Палестины. Последний удар нанесли турки, затеяв продолжение маршрута знаменитого Восточного экспресса из Дамаска в Каир. Уцелевшие сосны и кедры свалили на шпалы, бросили в паровозные топки. И леса не стало.
К моменту возвращения евреев в Эрец-Исраэль она была почти лишена зелени, и уже сказывались последствия «глобального облысения»: осыпание почв, деформация русел рек и горных склонов, распыление плодородного слоя, наступление пустыни, обеднение фауны и флоры, ухудшение климата, экологии в целом. Не за что было уцепиться растениям, негде укрыться от зноя человеку, не на чем остановить взгляд. Но другой земли у евреев нет. Они взяли ее такую, как есть. Чтобы сделать такой, какой была.
Лес стал ключом к решению проблемы преобразования Эрец-Исраэль – экологии, среды обитания, землепользования и морального возрождения. Озеленение страны – посадка деревьев, разведение лесов, сохранение их и уход за ними – является стратегической задачей Еврейского национального фонда.

Первый руководитель ЕНФ Йона Кременецкий предложил, чтобы каждый еврей купил дерево для посадки его на землях фонда в Эрец-Исраэль. Тогда в мире проживало свыше 16 миллионов евреев. Такой лес представлялся дерзновенной мечтой.
Теодор Герцль отнесся к этой идее с восторгом. Он и не предполагал, что первый рукотворный лес на еврейской земле будет носить его имя. Лес Герцля заложили в 1905 году, в годовщину смерти основоположника сионизма. В районе Хульда было посажено 12 тысяч оливковых деревьев. Предполагалось из плодов этих олив производить масло, экспортировать его в страны диаспоры, чтобы евреи имели возможность почувствовать вкус родной земли и стремились к ней.
Тогда получилось не сразу. Только четверть саженцев прижилась. Через несколько лет на том же участке по совету специалистов посадили сосны. И лес вырос. С этих 25 га в Хульде началось массированное озеленение Израиля.
Сегодня лесное хозяйство фонда занимает более 120 тысяч гектаров. 95% израильских лесов – рукотворные или восстановленные. Посажено более 250 миллионов деревьев. Израиль – единственная страна в мире, которая вступила в XXI век с бόльшим количеством зеленых насаждений, чем в ХХ.
За всем этим – громадное упорство, тяжелый труд, обширный опыт и уникальные технологии.
Так же как приобретение земель фондом определяло размеры и темпы еврейской колонизации Палестины (что в конечном итоге определило территорию еврейского государства), так и леса способствовали закреплению еврейских поселенцев на приобретенной земле. Не всегда хватало людей для заселения полученных в собственность фонда площадей, для их сельскохозяйственного использования. Рукотворный лес обозначал еврейское присутствие еще до того, как появлялись люди.
Преследование этой цели сказывалось на выборе стратегии и тактики еврейских лесоводов. Сначала предпочтение отдавали соснам и кипарисам: они неприхотливы, приживаются даже на не очень плодородных почвах, обходятся малым количеством влаги и чрезвычайно быстро растут.
Со временем в питомниках ЕНФ стали выращивать саженцы других пород деревьев – с учетом климатических условий районов, где им предстоит обрести постоянную прописку, и тех задач, для которых они предназначены: для укрепления почв, горных склонов, озеленения городов, украшения пейзажа, ограничения пустыни, обочин дорог, границ пастбищ, территорий военных баз, разбивки садов.
Нигде в мире нет таких специалистов и таких технологий озеленения, какими располагает ЕНФ. Они – авторы настоящего израильского чуда: в жарком средиземноморском климате полупустыни приживаются девять из каждых десяти саженцев без постоянного полива.
Нигде в мире не выращивают леса в пустыне, а в Израиле самый большой по площади лес – Ятир находится в пустыне Негев. Все три тысячи гектаров его площади посажены вручную.
Сегодня леса занимают более 6,5% территории страны. Для сравнения: в тенистой, прохладной, богатой водой и плодородными почвами, традиционно зеленой Ирландии – столько же.
Для евреев, израильтян особенно, зелень, деревья, лес – важнейший признак национального возрождения, своего присутствия в Эрец-Исраэль. В еврейской традиции деревьям придается символическое значение. Человек ассоциируется с деревом. Укорениться на земле – значит, пустить корни. Кто собирается перекантоваться на каком-то месте сезон-другой, разобьет в лучшем случае огород, а кто намерен поселиться навсегда, – посадит дерево, вырастит сад, лес – это надолго, это для потомков. Тора обязывает каждого еврея по приезде в Эрец-Исраэль посадить дерево.
Не случайно евреи, возвращавшиеся в Эрец-Исраэль из изгнания, обновили праздник Ту би-шват – Новый год деревьев. В период Второго храма в 15-й день месяца шват (на иврите – ту би-шват) подводилась черта под урожаем плодовых деревьев прошлого года, чтобы определить десятину, которую следовало отдать священнослужителям – левитам. В XVI веке каббалисты Цфата стали отмечать дату платы десятины натурального налога праздником, ввели даже особый ритуал, похожий на ритуал Песаха, во славу плодородия родной земли. А новое еврейско-сионистское образование в Палестине установило в этот день праздник цветущей природы.
Ту би-шват принято отмечать массовой посадкой деревьев, закладкой новых садов, лесов, парков. В этом участвует все население и обязательно – дети.

В Израиле существует понятие «зеленая черта». Это линия, воспринимаемая в мире как легитимная граница еврейского государства, не включающая контролируемые территории, захваченные в ходе Шестидневной войны. На самом деле это линия прекращения огня, установленная при заключении перемирия в 1949 г.
Поскольку официальных, общепризнанных границ, зафиксированных природными ограничителями (вроде реки, горной гряды и т.п.), у Израиля нет, принято воспринимать это своего рода условной границей. Она, естественно, охранялась с того момента, как была определена. Армейские патрули столкнулись с трудностями в выполнении этой задачи: они были никак не защищены на открытых пространствах от нападения снайперов, заметны издалека, в моменты отдыха негде было укрыться от зноя. Армия обратилась к ЕНФ с просьбой помочь решить эту проблему. И фонд обеспечил линию прекращения огня зелеными насаждениями.
Известно, что евреи на своей земле сделали несколько вещей, в принципе невозможных – чего не было в истории до них и не удавалось повторить после. Хотя попытки были.
Например, вернули к жизни язык, считавшийся мертвым: он исчез из повседневного употребления почти на две тысячи лет. А вернулся – в считанные годы.
И еще более невероятное: они построили коммунизм.
Сотни миллионов людей на разных континентах, в том числе самая большая и некоторое время одна из самых мощных стран мира, в течение нескольких десятилетий пытались это сделать, истратили ради этого несметные богатства, лишили самого необходимого свои народы, загубили миллионы и миллионы жизней, извели целые социальные слои и сословия, стерли с карты мира целые страны – и не смогли, и этим доказательством от противного убедили весь мир, что коммунизм невозможен. А евреи в Израиле его построили – в киббуцах. Конечно – на ограниченных территориях, с ограниченным, специально отобранным населением, на ограниченное, как теперь выяснилось, время. Однако – смогли.
Но прежде всего, что они смогли сделать и почему им удалось все остальное, – вернули себе свою землю (хоть и не всю), вернулись на нее (хоть и не все) и создали свою страну.
И вот это главное удалось благодаря – смешно сказать – еврейской «пушке» – жестяной коробке с прорезью для монеток. Детские грошики, упавшие в нее с тихим звоном, заложили фундамент этой страны и обеспечили будущее этого народа.
За огромный вклад в реализацию сионистской идеи – образование Государства Израиль и успешную всестороннюю деятельность, Еврейский национальный фонд в 2002 году был награжден Государственной премией Израиля.

 


II. Лесное управление Еврейского национального фонда и Большая алия

Борис Володарский*

О Большой алие еще долго будут говорить, писать и исследовать этот феномен. Мне запомнилось выражение мастера цеха, работавшего со мной: За последние 20 лет из обыкновенной маленькой страны мы превратились в державу.
Я хотел бы рассказать о событиях, происходящих в лесном хозяйстве Еврейского национального фонда (ЕНФ), связанных с алией 90-х годов.
Когда я в 1991 году приехал в Израиль в общем потоке репатриантов, мне совсем ничего не было известно об ЕНФ. Окончив в 1981-ом Ленинградскую лесотехническую академию, я работал лесным инженером в Красноярском крае, потом в украинском лесном хозяйстве. При всем желании найти себя в Израиле, даже не мечтал, что смогу устроиться по профессии, полагая, что моя специальность не представляет здесь интереса. Как тысячи других репатриантов, трудился на стройке и искал курсы переквалификации. Но вскоре Соломон, пожилой сотрудник отдела абсорбции Ашдодского муниципалитета, объяснил мне, что в Израиле есть организация Керен Каемет ле-Исраэль – Еврейский национальный фонд, которая занимается вопросами лесного хозяйства. Соломон связался по телефону с представителем ЕНФ, договорился о встрече. И через несколько месяцев я начал работать мастером леса. А в 1999 году, выиграв конкурс, стал инженером лесхоза на юге страны.
____________________________________

* Борис Володарский родился в 1956 г. Окончил Ленинградскую лесотехническую академию. Работал в леспромхозах Сибири и Украины. Руководил курсами изучения иврита. В Израиле с 1991 г. Лесной инженер ЕНФ. Филателист, автор статей об иудаике в марках, один из авторов 17 тома НИЦ РЕВЗ.


В ЕНФ входят управление по сбору средств в диаспоре; отдел, занимающийся воспитанием молодежи – как в Израиле, так и в диаспоре. Но важнейшим является Управление земельным развитием, которое состоит из Отдела культивации земли (он создает инфраструктуру сельскохозяйственных поселений, обеспечивает их водой и дорогами, готовит территории для лесных массивов и осушает болота) и Отдела лесного хозяйства, о котором рассказ ниже.
Этот отдел занимается выращиванием саженцев в лесопитомниках, посадкой леса, защитой его от пожаров, вредителей и болезней, занимается рубкой леса. Израиль, по данным международных лесных форумов, единственная страна, в которой площадь леса возрастает.
ЕНФ всегда быстро реагировал на нужды алии. Так, в начале 50-х годов принял на работу большое количество репатриантов из стран Северной Африки и арабских стран Ближнего Востока, когда безработица доводила людей до отчаяния. Несмотря на тяжелый физический труд, олим работали с большим энтузиазмом.
Когда мы пришли в ЕНФ, в нем еще трудились кое-кто из предыдущей алии – 70-х годов.
Среди них – Авраам Вайнштейн, родом из Бессарабии. Он окончил биолого-почвенный факультет Кишиневского университета. Преподавал, работал в Ботаническом саду Академии наук Молдавии. Защитил диссертацию о естественном возобновлении леса после его вырубки. В Израиле с 1973 года, работал на лесной опытной станции Иланот и в отделе естественных растительных ресурсов научно-исследовательского института им. Вулкани Министерства сельского хозяйства. По своей работе д-р Вайнштейн был тесно связан с ЕНФ, в чьем ведении находятся леса страны. ЕНФ охотно предоставлял участки для экспериментальных посадок саженцев, которые предлагала опытная станция. Когда Вайнштейн их привозил, обычно после зимнего сезона дождей, рабочие ЕНФ производили посадку саженцев и ухаживали за ними (в основном этот уход заключается в прополке, поливке, обрезке сучьев). Те же рабочие в обозначенное Вайнштейном время измеряли высоту саженцев, а позже – и их диаметр. Продолжая заниматься научной работой, д-р Вайнштейн добавил к своим 35 трудам, изданным в Советском Союзе, 53 работы, опубликованные в журналах Израиля, Голландии и Австралии. Готовится к печати его (в соавторстве) книга об эвкалиптах, подходящих для посадок в Негеве.
Честь и хвала руководству ЕНФ, которое трудоустроило сотни репатриантов из Большой алии, в основном в исследовательском центре. Выходцы из Кавказа, Белоруссии, Средней Азии, Украины и других областей бывшего СССР, поселившиеся в Ашкелоне, Сдероте, Кирьят Гате, начав работать в ЕНФ в начале 90-х годов, смогли обустроиться. Они с энтузиазмом сажали лес и ухаживали за ним. Благодаря им, возникли новые лесные массивы.
В начале 1990-х годов в ЕНФ было принято примерно 15 инженеров лесного хозяйства из Большой алии. В 1993 г. ЕНФ организовал первые курсы переквалификации инженеров для отдела культивации земли. На курсах училось около 30 репатриантов из бывшего СССР. Вторые курсы, четырехмесячные, на которых учился и автор этих строк, были предназначены для переподготовки инженеров лесного хозяйства, прибывших в страну 1-2 года назад. Группа состояла из 24 человек в возрасте 30-50 лет, 19 из которых были выпускники Московского, Красноярского, Уральского и др. лесотехнических вузов и академий бывшего СССР. Занятия проходили в колледже Бейт-Берл (Кфар-Саба) с воскресенья по четверг. На конец недели курсанты разъезжались по домам. Организаторы курсов создали для новоприбывших прекрасные условия, и эта забота была тогда очень ценной, ведь большинство были неустроенны, жили на съемных квартирах, дома оставались семьи, пожилые родители. Нам преподавали специалисты ЕНФ, сотрудники сельскохозяйственного НИИ Вулкани. Мы учили также иврит и английский. «Олимовские» коллеги, приступившие к работе в ЕНФ раньше нас, переводили с иврита на русский специальные термины и постоянно сопровождали нас.
Руководивший курсами инженер Милан Кулич не уставал повторять (он репатриировался из Югославии, понимал русский и говорил на нем), что мы, приехавшие из такой лесной державы, как бывший СССР, обладаем большим профессиональным потенциалом, и что от нас после курсов ждут пользы и помощи в переводе лесного хозяйства Израиля из области исследований и опытов в сферу лесного хозяйства инженерного и производительного характера. Пройдя курс лекций и экзамены, мы приступили к практическим занятиям в лесах, побывали в лесопитомниках и разъехались на стажировку по всей стране.
Я был старостой группы и не могу не сказать о той дружеской атмосфере, которая в ней была. Мы вместе готовились к экзаменам, те, кто успевал больше по тому или иному предмету, помогал другим. Зародившаяся тогда дружба сохранилась до сегодняшнего дня.
Наша трудовая деятельность начиналась в основном с должности мастера леса. Энтузиазм, усердие и профессионализм позволили нам занять достойное место в системе лесного хозяйства страны. Выпускники нашей группы сейчас работают инженерами лесхозов и лесных округов, таксаторами , инженерами в исследовательском центре, лесничими, мастерами леса. Сегодня нет такой области лесного хозяйства, где бы ни трудились выпускники наших курсов и другие специалисты из алии 90-х.
В секторе исследований и развития Лесного управления ЕНФ работали четыре человека: начальник – выпускник Ленинградской лесотехнической академии Зохар Литманович, Александр Фрадкин, окончивший лесохозяйственный факультет Сибирского технологического института, Михаль Кацнельсон, бывший ассистент кафедры лесного хозяйства и мелиорации Уральского лесотехнического института, Тамара Мадорская (Хтема), также выпускница Ленинградской лесотехнической академии. Этот отдел был ведущим в Лесном департаменте. На мой взгляд, – считает А.Фрадкин, – нами было сделано довольно много; некоторые наши идеи были внедрены в производство и принесли ощутимый экономический успех. Сотрудники отдела стали авторами многочисленных научных статей, посвященных собственным разработкам и опубликованных в различных лесоведческих изданиях.
Инженеры сектора внедрили в производство ряд технологий для сбережения влаги, защиты саженцев от повреждений, помощи им в конкуренции с сорняками. Специальные пленочные покрытия почвы и пластиковые рукава для защиты саженцев дали внушительный экономический эффект.
Репатрианты Большой алии доказали необходимость осенних посадок саженцев, позволивших резко увеличить процент приживаемости, особенно в южных районах страны. Мы провели удачные опыты по интродукции таворского дуба в районах северного Негева, осуществили прямую посадку желудей, минуя выращивание саженцев в теплице.
Четверо представителей нашей алии (из Урала, Львова, Киева и Алма-Аты) стали сотрудниками Отдела таксации и географической информационной системы. В Северном лесном округе ЕНФ трудятся 10 выходцев из бывшего СССР – лесные инженеры округа и лесхоза, лесные таксаторы округа, плановик. Трое репатриантов работают в Центральном лесном округе и семь – в Южном. Назову двух из них: доктор экономических наук Самуил Спринцин, выпускник Московского лесотехнического института, человек титанической работоспособности, ставший руководителем инженерной службы Южного округа, включающей отделы лесного хозяйства и лесной промышленности, таксации и географической информационной системы, и Евгений Подольский, выпускник Восточно-Украинского университета, прекрасный специалист лесного хозяйства, прошедший путь от лесного мастера до инженера лесного района, а в 2009-10 годах исполнявший обязанности начальника лесхоза района Хевронских гор.
Специалисты алии 90-х внесли вклад в ряд направлений:
Картография. Мы начинали работать с простыми, черно-белыми картами. В основном это был контур леса с разделением на делянки. С середины 90-х гг. начался переход на новую – географическую информационную систему карт. Они стали цветными, с топографией, описанием высаженных пород деревьев. В создании этих карт серьезное участие принимали выпускники Уральского (Екатеринбург) и Московского лесотехнических институтов, Киевской сельскохозяйственной академии (факультет лесного хозяйства) и других вузов.
Таксация. Одним из первых направлений, в котором работали выпускники нашей группы и другие инженеры, это таксация лесонасаждений и оценка лесного фонда. Специалисты из Большой алии в 1997 году разработали новую систему лесной таксации. В этой работе помогал наш большой опыт, накопившийся во многих экспедициях. Из 12 участников разработки 7 – репатрианты 1990-х годов. Хочу отметить большой вклад Самуила Комиссарчика, выпускника Белорусского технологического института, профессионального таксатора, бывшего главного инженера Гомельской лесоустроительной экспедиции. Из трех разработчиков таблиц объемов деревьев по породам двое были репатриантами нашей алии. Особенно потрудилась Рита Терехова, выпускница Белорусского университета, кандидат сельскохозяйственных наук.
Вновь был изучен и оценен лесной фонд Израиля.
Планирование лесохозяйственной деятельности. Много было сделано Отделом развития лесохозяйственного исследовательского центра ЕНФ. Он состоял из репатриантов 90-х, и его возглавлял выпускник Ленинградской лесотехнической академии. Нет такой области лесного хозяйства, которой бы ни занимался этот отдел. Им была разработана и предложена методика многолетних комплексных планов лесохозяйственной деятельности. В 2000 г. отдел составил первый пятилетний комплексный план работ по лесу в районе Афулы. В этом плане была дана общая таксационная характеристика леса и намечены, по годам, виды работ от рубки спелого леса с указанием объема выхода древесины до посадки нового леса. По такой системе лесные специалисты округов и лесхозов начали составлять комплексные планы по своим лесам.
Отделом развития была проведена тщательная проверка приживаемости новых видов деревьев и их акклиматизации на специальных опытных площадках, заложены новые площадки с посадкой всевозможных видов деревьев. В моем лесхозе, например, наряду с другими видами растений, изучали приживаемость дубов.
Отдел разработал и внедрил стандарты по разным видам работ – уход за саженцами, уход за молодым и спелым лесом. Отделом проводятся семинары и практические занятия для лесничих и мастеров леса.
Серьезные изменения в последние 10 лет произошли и в таком важнейшем виде лесохозяйственной деятельности как рубка леса. Вальщиков леса обучают современным принципам работы, с учетом личной безопасности, проводят их аттестацию.
Значительная часть инженеров нашей алии в лесных округах и лесхозах составляют бюджетные и производственные планы, заняты охраной леса от пожаров, техникой безопасности.
Когда в 2003 г. в ЕНФ торжественно отмечали 10-летие нашего курса, с прекрасной лекцией на иврите выступил учившийся с нами инженер Нижне-Галилейского лесхоза, выпускник Березновского лесного техникума Владимир Безверхий. Он рассказал о работе инженера лесхоза, показал и объяснил компьютерную картографию. О достижениях бывших курсантов сообщили руководители ЕНФ. На мой вопрос, такую ли пользу ожидал от нас ЕНФ, сидевший в президиуме Милан Кулич, тогда уже пенсионер, встал и сказал: «Да!».
На праздновании 15-летия нашего выпуска, в 2008 году, один из организаторов курсов отметил большой вклад выпускников и заявил, что ЕНФ готов принять и обучить еще 50 новых репатриантов. Какая же оценка может быть лучше этой?
Сегодня особенно ясна большая роль руководства ЕНФ в трудоустройстве сотен репатриантов в начале 1990-х годов и своевременной организации и финансирования курсов переквалификации.
У наших сокурсников родилось в Израиле 12 детей. Наши старшие дети окончили школу, прошли армию, поступали в университеты. У большинства из нас уже есть внуки. Одним словом, мы состоялись как новые граждане Израиля. Часть выпускников – прошло 17 лет – уже на пенсии.

Сегодня, когда один из факелов в честь 62-й годовщины Государства Израиль зажигала Ира Хайтин, выпускница сельскохозяйственного факультета Иерусалимского университета, приехавшая из Риги, а заместителем председателя совета директоров ЕНФ является Игаль Ясинов, репатриант из Харькова, можно смело сказать, что история алии 90-х годов в ЕНФ еще далеко не завершилась.

Прошу извинения у моих коллег, которых я не смог назвать в этом очерке и приношу свою искреннюю благодарность всем, оказавшим помощь в его написании.
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.