РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
Памяти Минского гетто
Публицистика
МАЛЕНЬКАЯ И… БОЛЬШАЯ СТРАНА
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
ПЕРЕКРЕСТКИ КУЛЬТУР. Израиль – Украине

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Голос Якова 33

Поэзия Арье Юдасин


Ведущий Арье Юдасин

Слава Изе! Изе слава!
Зимний человек (Винтерман) – ты занятный гость! Сидит такой, знаете ли, былинный иудей посреди пресвятого града Иерусалимского – и зовёт себя песенным, алёше-поповече-ильи-муромцевым прозвищем «Изяслав»! Это мы с вами знаем, что оно – просто «Изя», Ицхак по-нашенски. Зато уху славянофильскому тако имечко, да без шлема остроконечного, булавы, копья-копеюшки и княжей горницы в соболях-горностаюшках инде и не мерещится.
Ну, какая уж тут у нашего знатного гостя горница на холмах библейских, мне покуда неведомо. А вот что он обожает парадоксы, сталкивать понятия и чувства несовместимые – это из любого его стиха в сей момент вылущивается. Если бы не талант – слагался бы чистый бред.
Ну-тко, вспоминайте, милёночки – видали вы «душу, тенью лазающую между этажами»? А «хитрые щёлочки – глазки Б-га» (это из другого стиха, который я здесь постеснялся приводить)? Али-люли хоть: «Осень, осень – Джек мой Потрошитель»(?!?) - так ли похожа миловидная израильская осень, с отдыхом после летнего пекла и праздниками месяца тишрей, на жестокого серийного «убийцу из Уайтчпелла»? Все эти зловредные выходки - прямо на крючок пародисту!
Да? Правда ведь? А вот многоопытный пародист (и прекрасный поэт) Евгений Минин о творчестве Винтермана очень высокого мнения...
Играться с парадоксами накладно, шаг в лево, шаг вправо – нелепость. Но, видно, как-то не так устроено зрение у этого литератора, что он и вправду не комбинирует надрывные сочетания, а действительно в такой ненормативной, насмешливой образности и лексике воспринимает мир слов, пространство чувственных образов и идей. И поэтому его поэзия – шкодная, но настоящая.
Правда, как-то издавна я заметил, чем более странная форма – тем сочнее понамешана в стихо-творениях грусть-печаль, неприятие просто-сущего. Едва ли с декадентов конца 19-го – начала 20-го века это пошло. Лежит у меня в копьютере собственный, домотканный цикл, посвящённый тем новаторам-декадентам, но оставим его до более подходящего раза. А пока перед вами – наш ридный израильский декадент, модернист и действительный статский... поэт

Изяслав Винтерман

Я знаю точно, куда лететь,
куда мне бежать и плыть.
Я тем и буду, кем надо быть,
и, может быть, умереть.

В случайных кадрах – я тот же зверь,
охотник на всех зверей.
Ласкаю самку, смотрю на дверь,
на тёмный проём ветвей.

Я в чёрной рамке пустых равнин,
плывущих на самый пик.
И чувство нервное, нервный тик
лелею в своей крови.

И знаю точно, что мне дано,
чего я желаю сам.
Быстрее всех я иду на дно,
к отверженным небесам.
***

Накрывает темнота чёрными глазами,
тенью лазает душа между этажами
и горит, горит в огне – в байковой пижаме.
И летит вперёд луна – шёлковое знамя.

Боль, болезнь, метаболизм – злобные словечки,
и преследуют всю жизнь, аж до Чёрной речки.
Молоком замерзшим льёт сквозь дыру в озоне
на ковер-мой-самолет харли давидзóна.

На последнем этаже жаркой тенью плоской,
макарониной лежу с выправкою флотской.
Капля мяса, ничего, кроме длинной шеи.
Но сквозь трубочку видны тёмные мишени.
***

Осень, осень – Джек мой Потрошитель.
Старой медью лиственной набит
рваный мишка, беспокойный житель
башен и бетонных пирамид.

День жестоким небом накренится
и побьёт суровою водой,
и почтовым снегом будет сниться
или мандаринкой заводной...

И кругами разойдутся ночи
в Б-гу неизвестные края.
Снег откроет сердце, выест очи,
и запустит на круги своя.

Губ его бесцветная прохлада
поцелуем торкнется в окно.
Осень, осень – ты мой Джек из ада,
и живым не вырвется никто.
***

Накрывшись снегом и зимой,
мне так хотелось отдыха
и быть в ладах с моей землёй,
огнём, водой и воздухом.

Лучом помешивая чай,
серебряною ложечкой,
ты не внушаешь мне печаль,
печаль была заложена,

лилась полночи, не спеша,
вся в звёздочках и лесенках.
На соты порвана душа
из сотового песенкой.

И золотистый ночи клей,
и с неба снег, как речь его,
мети, мети и не жалей
бессмысленного встречного.

Усы, приклеив с бородой,
похож ли он на смертного
под теплым снегом, под тобой
от снега – безразмерного.
***

Луна спускает лестницу во сне,
любовь ещё светла наполовину.
И шёлковою тенью на стене
играет в нас бессонно и невинно.
Как зернышко бобовое – она,
что прорастает в небо среди ночи.
И лунного я напряду ей льна
на тысячу невидимых сорочек.
Как бабочка бескрылая – я сам,
открывшие глаза, теряют крылья.
Луна всё проплывает по глазам
и пляшет тень застенчивою пылью.
***

Дождь голову прорвет, вся тяжесть атмосферы
спасение найдет в горчащих каплях злых –
на беглый тротуар, на траур черно-серый,
на скользкий дым домов и окон жёлтый клык.

Влезай в своё окно, вставай на табуретки,
ищи во всех шкафах веревку на петлю,
обмылок, молоток, бутылку, сигареты,
и дико повторяй: люблю, люблю, люблю.


 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.