РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
Памяти Минского гетто
Публицистика
МАЛЕНЬКАЯ И… БОЛЬШАЯ СТРАНА
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
ПЕРЕКРЕСТКИ КУЛЬТУР. Израиль – Украине

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Голос Якова 40

Поэзия Арье Юдасин

Песни грустного клоуна


Знаете, есть такой классический цирковой персонаж: грустный клоун. Ему полагается быть побиваем, оплошаем, на голову его клоун весёлый и предприимчивый надевает ведро... А в литературе не всё так.
Михаил Сипер – матёрый и прирождённый хохмач. Ну, конечно, когда сам он или один его друзей не воспоют некое не то задушевно-лирическое, не то философически-ироническое. А в миру он пародист, бард, экс-металлург и знатный кибуцник. И – решительный «сайтовик-затейник», в литературно-электронной жизни личность весьма заметная. Ведро ему на голову, ежели сам себе для понту не нацепит, никому и пытаться нахлобучить не советую. В Нижнем Тагиле ребята крепкие. Но!
Не знаю, может быть, мне это мерещится, но и в песнях его на Доисторической, и в стихах На Исторической, где Михаил осваивает «оккупированные сионистами земли Израиля» (преимущественно Галилею) уже 22 года,– но слышатся мне почти что во всех его творениях ностальгические нотки. Я писал, давно и по иному поводу, что поэзия – одна из форм настальгии всего человека, его души по вечному, справедливому и свободному миру. Как, впрочем, в какой-то ипостаси и всё настоящее искусство, при его «социальных», «магических» и «психотерапевтических» функциях. Вряд ли честно путать это с модно тиражируемой в политических целях «ностальгией по родине» (той или иной, смотря по ракурсу). Последнюю-то в жизни я встречал куда реже, чем ностальгию человека по смыслу и чистоте.


Михал Сипер


Александр Моисеевич, будьте вы мне здоровы,
Занимайтесь, чем хочется, только болеть не след.
Ведь на вас есть обязанность – вы нам храните Слово.
Если вы не удержитесь, смотришь – и Слова нет.

Мир меняется быстро и рушатся ориентиры,
Кто, куда и зачем – непонятно в большой кутерьме.
На квартирный вопрос не найти ни ответ, ни квартиры,
И на что нам квартира в делённой на клетки тюрьме?

Александр Моисеевич, вы и не ждёте, наверно,
Что затихнет пугающий нечеловеческий вой,
Что над грязным туманом взлетят паруса «Крузенштерна»,
Защищая пространство над вашею головой.

Трудно ждать чудес, ведь всё говорит об обратном,
Не скрипят тротуары – рассыпалась в крошки доска.
«Только будьте здоровы!» – твержу и твержу многократно:
«Только будьте здоровы...» И в часы добавляю песка.


СКУЧНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

В скучнейшем Осло, где сплошной ремонт,
Где голуби меняют формы статуй,
Сиди в кафе и на судьбу не сетуй,
Veritas в кофе, остальное – понт.

Смотрю на серый заспанный залив,
Что борется за звание фиорда –
Он нотою басовой из аккорда
Подчеркивает свой императив.

А я не в силах что-то совершить,
Вокруг стола вода всемирной скуки
Всё уравняла. Музыка разлуки
Пытается меня растормошить.

Толпа в кафе безмолвно ворожит
Средь пенных кружек в половину литра.
Когда бы не плясала здесь Анитра,
Что Осло вам, чухонские мужи?

У сигареты мятный вкус драже,
Он усыпляет, а совсем не будит,
И Вигелунда каменные люди
В мой сон влезают, как на ПМЖ.

* * *

Когда звучит мелодия разлада,
Когда и разговор идет натужно,
Мне в это время ничего не надо,
Поверьте, ничего уже не нужно –

Ни светлых дней и ни звезды в полете,
Ни славы, ни здоровья, ни богатства,
А хочется завыть на тонкой ноте
И в землю на три метра закопаться.

* * *

Если воздух твердеет, а надо идти через ночь,
При дыхании острые грани царапают горло,
То никто не сумеет тебе в это время помочь,
Постарайся так жить, даже если припёрло.

Пусть вокруг, как чаинки, кружится людской хоровод,
И тебе нету места в налаженной кем-то программе –
Ты поверь, что весь мир создан был для тебя одного.
На мгновенье замри. И не жалуйся маме.

Посмотри поспокойней (уже не скажу – веселей),
Ничего не закончено и ничего не разбито.
Это только вершится в магнитном объятьи полей
Электронов полет по безумным орбитам.

Это просто в крови двухвалентный бурлит кислород,
Порождая смятенье и руша былые опоры.
Если ты перейдешь через реку отчаянья вброд,
То рассыплются в пыль лабиринтов твоих коридоры.

ФРОСТ

Я в выходные неспроста
Уткнулся в Роберта Фроста.

Он был so serious, my God,
И так домашне романтичен,
Что я, к такому непривычен,
Глотал стихи его подряд.

Сидел я голо и небрито,
Но весь сиял, хоть полируй,
Как будто мне Мадонна Лита
Вдруг подарила поцелуй.

Что мне искать, ведь счастье – вот!
Какая радость – эти строки!
Отремонтировался в доке
Мой полусгнивший пароход.

Good bye, old fellow! Я спешу.
Я книгу позже полистаю,
Но, как ни тужься, точно знаю –
Так никогда не напишу.

 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.