РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ОЛЕСЬ ДЯК ЗВУКИ НЕПОБЕДИМЫЕ
Публицистика
Красавица с восточными глазами? Это - Япония!
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
СОВМЕСТНОЕ ЗАСЕДАНИЕ НИЦ «ЕРЗИ» и ДОМА УЧЁНЫХ И СПЕЦИАЛИСТОВ РЕХОВОТА 4 ИЮЛЯ 2017 ГОДА

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Иерусалим и Шагал – особые вехи...

Новости литературы РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО

Хорошая книга – это подарок судьбы. Но этот подарок – итог плодотворного творчества, долгого, упорного и счастливого труда, слияния таких разных, казалось бы неслияемых составляющих книги, как – Иерусалим, Шагал, Григорий Фирер и Галина Подольская. У книги «Марк Шагал и Иерусалим» есть подзаголовок «Путешествие в историю культуры». И это действительно связующее путешествие Марка Шагала, Григория Фирера и Галины Подольской вместе с Иерусалимом, городом, пронизывающим века и столетия, полноправно присутствующим в книге.


Творчество Марка Шагала очень близко по духу искусствоведу и писателю Галине Подольской. Она, как и Шагал, любит Иерусалим, основу ее творчества составляет любовь к искусству, к людям и к Шагалу, который открывает для нее новые позитивные грани ее личности и соответственно новые темы в творчестве. Для Галины Иерусалим наполнен Шагалом. В Иерусалиме дух Мастера продолжает жить своей жизнью, напоминая нам о том, что настоящее творение Гения бессмертно. Галина Подольская очень много делает для того, чтобы донести людям неувядающее искусство Марка Шагала и понимание того, что нам выпало счастье жить на земле, с историей которой почти полстолетия был связан Шагал. Эта книга - еще одна страница любви.


Для Григория Фирера, ашкелонского художника, тема "Иерусалим и Шагал" – серьезная веха в его творчестве. Получилось так, что, сам не осознавая того, даже по географии пунктов назначения он шел к этой теме на протяжении многих лет жизни. Так и родилась эта книга – родилась из любви к Иерусалиму и личности Марка Шагала, чей вклад в культуру Израиля трудно сопоставить с кем-либо еще в мире. Книга-альбом Галины Подольской и Григория Фирера "Марк Шагал и Иерусалим. Путешествие в историю культуры". (Иерусалим, 2013).


Первые вопросы к Галине Подольской:
- Галина, Вы известны как человек, пропагандирующий творчество Марка Шагала в Израиле. Как появился замысел этой книги?
- Замысел появился из ощущения несправедливости в том, что, когда говорят об Иерусалиме и людях эпохи, связанных с Иерусалимом, меньше всего вспоминают о Шагале. На эту особенность я обратила внимание, живя в Иерусалиме. Была удивлена, но не смогла принять и смириться. Скажу то, что мне, филологу, может быть, и невыгодно произносить: есть Иерусалим Булгаковский – мыслимый, воссозданный в художественном слове, но нет Иерусалима Шагаловского в то время как его витражи в Медицинском центре Хадасса стали одним из символов Вечного города, а шпалеры и мозаики находятся в Кнессете.
В год 125-летия со Дня рождения Мастера в Санкт-Петербурге, на Шагаловской конференции по докладам исследователей из Беларуси и Франции, я поняла, как и те, и другие борются за своего Шагала. Считают частью национального достояния, дорожат каждым фактом биографии художника, с какой тщательностью фиксируют все, что, прежде всего, географически связано с местами пребывания Шагала на их земле. И они достигли желаемого. Само звучание понятий "Шагал – Витебск", "Шагал – Франция" выработало "географический рефлекс" у культурной общественности. Но в этой цепочке есть если не провал, то лакуна: "Шагал и Иерусалим".


- И Вы решили ее заполнить?
- Конечно. Эвристическая сторона всегда определяет актуальность любой просветительской темы. Изучение конкретного материала диктует повороты ее развития. Я всегда иду от материала – не наоборот. Но у каждой темы есть своя отправная точка. В данном случае это слова Шагала: "Я смотрел на Палестину глазами еврея <...> Иерусалим?.. дальше оттуда уже нет дорог...". Но для того, чтобы узнать, почему "уже нет дорог", их нужно обозначить, напомнить, проговорить, ощутить, что это дороги, по которым мы и сейчас ходим в Иерусалиме.


- А насколько нужно такое издание читателю?
- Я бы уточнила: русскоязычному читателю в Израиле. Ментально Израиль не простая страна для выходцев из стран построссийского пространства.
Нужно на что-то опираться, чтобы не чувствовать себя здесь чужаком. Шагал – из разряда высших ценностей мировой культуры. К тому же его роль в изобразительном искусстве сложилась таким образом, что он стал мостом, соединившим культуры восточно-европейской диаспоры, центральной Европы и имеет прямую причастность к созданию культуры в Израиле. При этом Иерусалим – как путь к духовному совершенствованию и творческому осмыслению национальных истоков – на протяжении почти полстолетия занимал особое место в жизни Марка Шагала. Это сказалось в его иллюстрациях к Библии, витражах "12 колен Израилевых", мозаичных панно и гобеленах в здании парламента Израиля, барельефе во внутреннем холле Дворца конгрессов. Понимание этого дает ощущение культурной платформы.


- Галина, а почему обложка книги выдержана в зеленых тонах? Такое непривычное цветовое решение для такой книги.
- Вы правы в том, что непривычное. Не люблю штампов и повторений. Обложка должна попадать в содержание, отражая книгу. Каждый раз ищу что-то свое. Над каждой обложкой много думаю. Любимый цвет Шагала – синий и все его оттенки. Иерусалим – традиционно золотой. Как совместить? Сделать Иерусалим голубым? Утратится ощущения тепла и света. Золотой не ассоциируется с Шагалом, а для книги об Иерусалиме уже воспринимается стершейся монетой. В книге не раз повторяется мысль о том, что Иерусалим для Марка Шагала и воссоздание города Григорием Фирером – это, прежде всего, ощущение несуетности, ритма жизни и помыслов Шагала в Израиле. Так вместе с Григорием и нашим замечательным графиком издания Ириной Абуговой мы пришли к мнению, что зеленый цвет наиболее точно отражает эти цветовые ощущения.


- Почему Вы решили создать книгу именно с Григорием Фирером?
- Начну с того, что мы знакомы с 2000 года. Я очень хорошо знаю все направления его творчества, люблю как человека – доброго, широкого, любознательного, поразительно работоспособного, влюбленного в жизнь, философски относящегося к любым поворотам судьбы, человека слова. Для меня он – личность, каких не так много вокруг. Мне легко с ним работать, поскольку мы понимаем друг друга с полуслова. В эстетическом отношении книга была задумана так, чтобы максимально раскрыть сильные стороны дарования Григория как художника.


- Значит, Вы его во всем вели?
- Нет. Есть люди: писатели, художники, исследователи, для которых очень важно желание побывать на месте Мастера, ощутить сегодня то, что чувствовал он тогда, увидеть своими глазами. Григорий Фирер – путешественник и пленэрист по натуре. Его не нужно вести, если он загорелся. Это я уже не поспевала, когда каждый день он делился со мною радостью, которую он испытывал от посещения и зарисовок мест, где бывал Шагал. Григорий рассказывал, какой положительной энергетикой они заряжают его, радовался каждому дню этих новых для себя ощущений от соприкосновения с улицами, площадями, домами, маршрутами Старого города, порой до боли знакомыми, поскольку Иерусалим, по сути, главная тема творчества Г.Фирера, но которые эмоционально теперь открылись иначе. У Петра Вайля есть книга "Гений места", ставшая бестселлером для туристов-интеллектуалов, где он говорит об устанавливающейся связи между художником (в широком смысле) и местами, где ступала нога Мастера ( тоже в широком понимании этого понятия). Для меня это так. Для Григория Фирера – это тоже так. Когда устанавливается ощущение этой очевидной, эмоциональной, может, даже мистической связи, художник открывается с новой стороны. Григорий воспринял душу шагаловских мест и перенес свои чувства в живопись и графику, и раскрылся по-новому как художник.


- Почему книга-каталог? Не мешает ли это восприятию книги?
- "Марк Шагал и Иерусалим. Путешествие в историю культуры" – это книга-альбом, что всегда шире и содержательнее каталога выставки (в данном случае "Мой Иерусалим" и "По местам Шагала в Иерусалиме").
Настоящее издание – это страницы биографии Мастера, связанные с Иерусалимом. Они представлены как целостное транскультурное явление. Это суждения Шагала об Иерусалиме, Израиле, еврейском искусстве в целом. Это история взаимоотношений Шагала со столицей Сиона, воссозданная в путевом жанре, объединившем документальное повествование, художественное слово, живопись, графику, фотоснимки Иерусалима времен Шагала, с которыми нам любезно помог художник Виктор Кинус. То есть каталожная функция – дополнительная. Она предназначена для тех, кому нужны конкретные сведения, связанные с работами и выставками Григория Фирера. Думаю, что одно не противоречит другому.


А теперь зададим несколько вопросов художнику Григорию Фиреру:
- Скажите, пожалуйста, Григорий, с чего началось Ваше знакомство с творчеством Марка Шагала и Иерусалимом?

- В 1993 году я выполнял работу по Золотому Кольцу России для «Трансспутника». На Калининском заводе тогда не было работы, полная разруха в стране – и вдруг такой заказ! Полтора десятка вагонов решили сделать для иностранцев комфортным местом проживания во время поезки по Золотому Кольцу. Сделали мягкие вагоны, двухместные, со всеми удобствами: туалетом и душевой. Бар через каждые два вагона. То есть все для того, чтобы туристам-иностранцам было комфортно путешествовать в этих вагонах. А мне предложили от Центрального Дома Культуры железнодорожников в Москве, где я часто бывал, написать серию акварелей по Золотому Кольцу. Акварели очень интересно разместили в купе.
За счет гонорара «Трансспутника» предложили поездку на выбор в одну из стран Ближнего Востока: Египет, Эмираты и ...Израиль. Естественно, я выбрал Израиль, попросил их только оплатить билеты, а там - чтобы я был вольной птицей. В то время у меня в Иерусалиме жила племянница в районе Гило, она-то и прислала мне приглашение. Так я оказался в первый раз в Израиле, в Иерусалиме, а в кармане у меня было 130 долларов, по тем временам для России огромная сумма.
Когда я впервые увидел панораму города, она меня потрясла: тут и история, и духовность, и современность. Возле дома племянницы был небольшой магазинчик, там я впервые увидел и купил фломастеры, а также бумагу. В России тогда фломастеров не было. Я пользовался черной шариковой ручкой или черными чернилами «Радуга», пузырек с которыми носил с собой. И в книге есть первый мой рисунок фломастером, теперь уже ставший для меня историей. Первая зарисовка фломастерами и последняя зарисовка темперой - современные районы Иерусалима, зеленые, уютные. Дизайнер книги их разместила рядом. Она также предложила тонировать паспарту, чтобы на этом фоне удачно смотрелись картины и графические изображения.


- Как к Вам пришла идея этой книги?
- Понимаете, это пришло издалека. Вначале я к творчеству М.Шагала относился не то, чтобы равнодушно, но без особого понимания. Видел его работы в Русском Музее, Третьяковке, но они на меня не производили впечатление. А вот в 90-е годы была юбилейная выставка Шагала в Третьяковке, в Инженерном корпусе. Это была очень представительная выставка, туда собрали работы со всего мира. Что здесь на меня произвело впечатление? Я не понимал летающих барышень, скрипача на крыше. Мне казалось, что это вполне мог нарисовать любой художник. А тут выяснилось, что кумир у Шагала Чарли Чаплин. Шагала восхищало то, что этот маленький человечек с кривыми ножками покорил весь мир своим сердцем, своим талантом, своей честностью. Его понимали и дети, и взрослые. Я мальчишкой ходил на него раз десять смотреть в кино, мы знали лаз в заборе и пристраивались смотреть бесплатно.
А Шагал говорил, что хочет в изобразительном искусстве быть похожим на Чарли Чаплина и нести людям метафорой, юмором и сатирой добрые белорусские местечки и библейские сюжеты. И я стал по-новому смотреть на его работы. Нет, не просто так он сумел пробиться. В его работах заложено очень многое, а главное – душа художника. После этого, где бы я ни был, я уже смотрел на его полотна другими глазами.
Благодаря Галине Подольской у нас прошли тематические мероприятия в Союзе художников, она видела мои работы и предложила идею этой книги. И вот в этой книге все репродукции собраны по принципу: а ведь Шагал был на этом месте наверняка. И тогда мы стали работать. Галина рассказывала мне о тех местах в Иерусалиме, где побывал Шагал, а я приезжал туда и представлял себе это, и рисовал с натуры. Иногда это было непросто. Многое было застроено громадными зданиями, втиснуто, зажато. Надо было зрительно убрать все и увидеть только это место. Надо было мысленно пройти там вместе с Шагалом. Я эти места с таким удовольствием рисую, и конца-краю этому нет. Вот гостиница, в которой останавливался Шагал. Я ходил вокруг нее и не видел ничего интересного. Вдруг увидел дерево – это вход в гостиницу. И вот - совсем свеженькая работа 2013 года. А вот это я нарисовал с удовольствием. Это нестандартно, экзотично - внутренний дворик гостиницы. Бецалель – дом художников, и тут я пытался найти интересный ракурс изображения. Текстовая часть книги написана Галиной Подольской. Здесь много интересного и неизвестного мне о Шагале. Мне книга нравится. В книге перемешана живопись и графика, чего обычно не бывает в таких изданиях.


- Какие выставки проводите, в каких участвуете? Как относятся к израильскому художнику в России и других странах?
Каждый год провожу выставки в Израиле, в России. Вот скоро снова будет выставка в Москве. Как относятся к израильским художникам? Очень доброжелательно, с интересом. Ездил на международный пленэр в Болгарию. Боялся, чтобы не повторил пейзажи, чтобы солнце не было похожим на израильское. Но напрасно, солнце по-разному светит в наших странах. Оказывается, оно имеет столько оттенков, мотивов и настроений. Запланирована выставка с 22 апреля по 12 мая 2014 года в Москве в Центральном Доме художников России. Буду выставлять 50-60 работ. Тематика «Россия – Израиль». Получил предложение сделать выставку в Российской Бибилиотеке искусств в Москве. Очень солидный особняк, похожий на дворец.
Меняется ли отношение публики? В Москве прожил более 20-ти лет. На престижные выставки выстраивались очереди. Несколько лет была выставка Рембрандта в столице. Очередь, как в Мавзолей. Здесь в Израиле не видел такого. В Ришоне-ле-Ционе была выставка хорошая. И пришла комиссия смотреть, пробежали по залам и удалились. Музыкальное и танцевальное искусство здесь пользуется спросом. А изобразительное искусство, особенно выходцев из бывшего СССР, не востребовано. Корни русского искусства и израильского искусства не соприкасаются, галереи и музеи не берут работы наших мастеров. Менталитет разный.
Шагал в Израиле раскрылся для меня многогранно, многопланово. Я хотел показать красоту Иерусалима и красоту тех мест, где бывал Мастер и где Он мог быть. Я доволен книгой, это плод кропотливой работы, мне кажется, что нам с Галиной Подольской удалось воплотить все, что мы задумали, прикоснуться своим творчеством к великому Мастеру и Вечному городу.


- Желаю вам, авторам и создателям столь замечательной книги, здоровья, вдохновения и творческих удач!
Ася Тепловодская

 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.