РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ГРИГОРИЙ КОЧУР И ЕГО «ИНТИНСКАЯ ТЕТРАДЬ»
Публицистика
МАЛЕНЬКАЯ И… БОЛЬШАЯ СТРАНА
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
"Земля Израиля и В.В.Верещагин"(ч.1)

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Cовместный семинар Дома ученых и специалистов Реховота и НИЦ «ЕРЗИ»

Семинары, заседания


Доктор Юлия Систер

18 июня 2014 г. в Институте Вейцмана состоялся совместный семинар Научно-исследовательского центра «Евреи России в Зарубежье и Израиле» и Дома ученых и специалистов Реховота.


Обсуждались следующие вопросы:
«Из истории науки»: академик И.Б.Берсукер – основоположник научной школы по квантовой химии в Молдавии. Ю. Систер
«Что такое нация? Современный взгляд». Ася Энтова (Ариэльский университет)

22 июня наступает очередная годовщина начала войны на территории Советского Союза.
Ранее я уже рассказывала о судьбах людей, в жизнь которых ворвалась война.
Не миновала она и Исаака Борисовича Берсукера, ставшего видным ученым с мировым именем, основателем научной школы по квантовой химии в Молдавии.
О нем мы написали статью для первой книги «Русские евреи в Америке» (Иерусалим – Торонто - Москва, 2005, т. 12).

 

Академик Исаак Борисович Берсукер
Заметки о жизни и творчестве

Борис Цукерблат (Беэр-Шева, Израиль)
Юлия Систер (Кирьят-Экрон, Израиль)
Клара Жигня (Беэр-Шева)

Исаак Борисович Берсукер – крупный ученый, человек, с именем которого связано развитие новых направлений в физике и химии, создатель всемирно известной научной школы, один из организаторов науки в Молдове.
И.Б.Берсукер родился 12 февраля 1928 г. в Кишиневе – столице Бессарабии, в то время входившей в состав королевской Румынии. Румынские промышленники и финансисты отказывались вкладывать сюда капиталы, а румынское государство не строило школ и высших учебных заведений из опасения, что СССР рано или поздно заберет этот край, до 1918 г. принадлежавший Российской империи. Безработица в городах и местечках, голод на селе, самая большая в Европе детская смертность – такова нерадостная обстановка, в которой проходило детство Исаака Берсукера.
Бедность не обошла и семью Берсукеров, в которой было пятеро детей. Отец был столяром и едва сводил концы с концами. Учиться в гимназии не было никакой возможности, и в шесть лет Исаак пошел в бесплатную начальную еврейскую школу. Наряду с другими предметами, там изучали и иврит. После окончания школы Исаак поступил в училище ОРТ – особой системы учебных заведений, созданной для обучения еврейских детей ремесленным специальностям, которую финансировала американская организация ДЖОЙНТ.


В июне 1940 г. Бессарабия была аннексирована Советским Союзом, а через год, 22 июня 1941 г., Кишинев уже бомбила немецкая авиация. Началась Вторая мировая война. К этому моменту Исаак успел окончить лишь 4-й класс средней школы, в которую его перевели из училища вместе с другими, не знавшими русского языка детьми.
Спасаясь от наступавших немецких и румынских войск, семья Берсукеров пыталась, как и тысячи других евреев, покинуть Кишинев. Дороги были забиты беженцами, не хватало транспорта, по железнодорожным путям медленно ползли на восток товарные вагоны. Берсукерам удалось выбраться из города на открытой грузовой платформе. Поезд шел чрезвычайно медленно и через несколько дней оказался в тылу у немецких войск. К счастью, отцу Исаака удалось вывести семью из окружения. Порой пешком, порой в теплушках, порой в телеге Берсукеры добрались вначале до Ставропольского края, затем до Азербайджана и остались там в одном из колхозов. В этой глуши, где никто не говорил по-русски, Исаак и его родственники проработали 3 года. Ни о какой учебе не могло быть и речи.


Но вот наступил победный 1945 год! Берсукеры вернулись домой. Надо было срочно завершать образование. Среди первых учебных заведений, открывшихся еще до окончания войны, был техникум советской торговли. Туда принимали учеников с семиклассным образованием и не требовали документов. Это был неплохой шанс для молодого энергичного человека.
Техникум торговли! Казалось бы, Исаака ждал обычный путь выходца из малоимущей еврейской семьи. Однако Исаак не был обычным подростком. Еще в детстве, до школы, у него обнаружились удивительные способности. Один из родственников любил играть с Исааком: он задавал ему каверзные вопросы, и малыш, уже зная кое-что из математики и физики, искал ответы на эти вопросы. Всего пара минут требовалась маленькому Исааку для того, чтобы перемножить в уме 257 на 328. Уже тогда обнаружилась у него склонность к точным наукам, мечта связать свою жизнь с математикой и физикой. Теперь техникум торговли должен был стать первой маленькой ступенькой к осуществлению этой мечты.


Самостоятельно пройдя физику и математику за 5–7-й классы и проучившись год в техникуме, Исаак переходит в 10-й класс вечерней школы и успешно заканчивает десятилетку. В 1947 г., за два года догнав своих сверстников, девятнадцатилетний Исаак Берсукер поступает в Кишиневский университет.
Через несколько лет после окончания войны в Молдавию стали приезжать ученые из крупных советских вузов. Студентам физико-математического факультета особенно повезло: из Киева приехал Ю.Е.Перлин, ученик прославленного академика С.И.Пе-кара, – человек высочайшей культуры, блестящий педагог. Юрий Евгеньевич Перлин стал основателем кафедры теоретической физики и школы физиков-теоретиков в Молдавии. И.Б.Берсукер говорил, что именно благодаря Перлину он стал физиком-теоретиком и занялся тем, что умеет делать лучше всего.


Когда Исаак закончил четвертый курс, Перлину удалось отправить его на студенческую практику в Институт физики Академии наук Украины к академику С.И.Пекару. Известный ученый, создатель многих важных направлений в теории твердого тела подсказал студенту идею, которая стала темой его дипломной работы. Речь шла о влиянии электромагнитного поля световой волны на так называемые «остовные» электроны и далее – на оптические электроны. Идея послужила импульсом к дальнейшим размышлениям о механизмах взаимодействия атомов и молекул с полем светового излучения и была развита И.Б.Берсукером в его дипломной работе, которой руководил Ю.Е.Перлин. Она была опубликована в Трудах Кишиневского университета в 1955 г. Уже в этой первой научной работе проявилось то качество исследователя, которое в дальнейшем принесло Исааку Борисовичу успех, – стремление глубоко проникать в суть явлений.


Однако первый успешный шаг в науку, сделанный в университете, мог стать и последним. Конец 40 – начало 50-х гг. были в СССР периодом разгула государственного антисемитизма: разгром Еврейского антифашистского комитета и кровавая расправа с его членами, кампания борьбы с космополитизмом, «дело врачей». Еще в годы учебы Берсукер чувствовал особое внимание к нему МГБ. Власти не желали пускать в науку способных, подающих надежды евреев – выпускников университетов. С Исааком поступили так же, как и со многими другими: ему, все годы проучившемуся на одни «пятерки», на выпускном экзамене по марксизму-ленинизму снизили оценку и тем лишили диплома с отличием. В аспирантуре остались слабые, но политически надежные, а Берсукер получил свободный диплом. Шел 1952 год, еврею устроиться на работу было нелегко. Последующие семь лет, до 1959 г., Исаак Берсукер с женой Лилей занимаются преподаванием, переезжают из города в город: Воронеж, Сороки, Бельцы.
Другой, может быть, опустил бы руки, махнул бы рукой на свою мечту. Кто-нибудь другой, но не Берсукер. В 1956 г. он едет в Ленинград, обсуждает с профессором М.Г.Веселовым возможность совместной работы по теории атомов и молекул. В Ленинграде оценили знания и способности И.Б.Берсукера и обратились к молдавскому правительству с просьбой направить его в Ленинградский университет в группу академика В.А.Фока, одного из создателей квантово-механической теории атомов и молекул. В Ленинграде И.Б.Берсукер за один год делает то, на что у других уходят годы, – пишет и защищает диссертацию.


Кандидатская диссертация И.Б.Берсукера стала существенным вкладом в развитие теории атомов и молекул. Она содержала ряд глубоких идей, существенно развивающих физику взаимодействия атомов со световыми волнами . Идеи, касающиеся перехода оптических или валентных электронов, оказались вновь в фокусе внимания специалистов после появления лазеров, оказавших революционное влияние на многие области физики. Эффект, предсказанный Берсукером (в научной литературе он так и был назван – «эффект Берсукера»), был подтвержден. Первая работа. И.Б.Берсукера на эту тему цитируется до сих пор как основополагающая. В современном динамичном мире науки это редкое явление, свидетельствующее о подлинной ценности работы.


Защитив диссертацию, И.Б.Берсукер оказался первым среди выходцев из Бессарабии кандидатом физико-математических наук. В это время в Молдавии была создана своя республиканская академия наук, нужны были квалифицированные научные кадры. И хотя с антисемитизмом покончено не было, тогда в АН пришло немало евреев, вошедших в первое поколение ученых – основателей современной молдавской науки в области физики, химии, математики. Берсукера в академию пригласил создатель Отдела неорганической химии Антон Васильевич Аблов. Академик А.В.Аблов, приехавший в Кишинев после войны, уже в те годы осознал роль и будущее квантовой химии. Он предложил молодому ученому заняться теоретическим объяснением спектроскопических и магнитных свойств координационных соединений на основе достаточно хорошо развитой к тому времени квантовой теории – теории поля лигандов.


Здесь снова в полной мере проявились творческие способности И.Б.Берсукера. С самого начала своей работы он стал развивать новое научное направление – проблему неустойчивости пространственных (геометрических) конфигураций молекулярных систем с высокой симметрией. Теоретическое объяснение эффекту было дано в 1937 г. Яном и Теллером, обсудившими эту проблему с Ландау. Результатом их работы было важное открытие, названное теоремой Яна–Теллера. В то время (начало 1958 г.) в мировой литературе этому вопросу были посвящены всего две работы, а в СССР вряд ли кто-нибудь был знаком с ним. И здесь уместно подчеркнуть еще одно уникальное качество Исаака Борисовича как ученого – способность предвидеть важность проблемы, начиная с ее истоков, в то время, когда вырисовываются только ее едва заметные контуры.
Первым серьезным вкладом И.Б.Берсукера в эту область стало предсказание туннельного расщепления уровней энергии в системах с эффектом Яна–Теллера2. Выводы работы И.Б.Берсукера в области магнитного резонанса легли в основу метода исследования широкого класса молекулярных систем.


К работе над этой темой Исаак Борисович привлек своих сотрудников и аспирантов в возглавлявшейся им к тому времени Лаборатории квантовой химии Института химии АН МССР. Создававшийся им научный коллектив стал быстро увеличиваться и превратился в научную школу, из которой вышли ученые с мировым именем. Разработка проблемы неустойчивости симметричных конфигураций молекулярных систем привела Берсукера к фундаментальному результату в физике твердого тела – объяснению природы сегнетоэлектричества3. Сейчас, по прошествии сорока лет, становятся ясными основополагающий характер и фундаментальное значение этой работы как для самой физики, так и для широкого применения сегнетоэлектриков на практике. А в те далекие времена даже крупные ученые не смогли полностью осознать новые идеи И.Б.Берсукера. Понадобились еще почти три десятилетия упорной работы, появление экспериментальных данных, жестких дискуссий на конференциях, в которых Исаак Борисович отстаивал свои идеи, чтобы новая теория сегнетоэлектричества полностью восторжествовала. Отметим еще одно качество Исаака Борисовича как ученого: он не боится выйти за рамки сложившихся представлений, не боится, что его идея может оказаться слишком смелой. Не боится и связанного с этим неизбежного риска ошибки и последующей жесткой и даже жестокой критики.
Выяснив общий характер ян-теллеровской неустойчивости, Исаак Борисович вместе с сотрудниками созданного им в Институте химии АН МССР Отдела квантовой химии (Б.Г.Вехтер, М.Д.Каплан, В.З.Полингер, И.Я.Огурцов, Л.Чиботару, Г.И.Бер-сукер, С.А.Борщ, Н.А.Горинчой, А.С.Димогло, В.П.Зенченко, А.О.Со-лоненко, С.С.Ставров, А.Музалевский, С.С.Будников, Ю.Г.Титова) начал разрабатывать многочисленные физические приложения этого эффекта.


Особое место в исследованиях Берсукера занимают проблемы строения и функционирования биологических систем. В этой связи можно упомянуть выявление триггерного механизма гемоглобина, то есть понимание того, что заставляет кислород присоединяться, а затем отщепляться от молекулы гемоглобина. Оказалось, что решающим в этом жизненно важном превращении является деформация молекулы гемоглобина вследствие эффекта Яна–Теллера, сопровождающая процесс ее взаимодействия с кислородом.
Как известно, 80–90-е годы прошлого века ознаменовались серьезными потрясениями в жизни советского общества. Развал СССР, экономический упадок новых независимых государств, практически полное прекращение финансирования фундаментальной науки привели к тому, что все больше ученых перебиралось на Запад. Стали уезжать и многие сотрудники Лаборатории квантовой химии И.Б.Берсукера, коллеги из других научных учреждений. Заниматься наукой становилось все труднее. Уехал в США и сын Геннадий с семьей, а в начале 1993-го за ними последовали Исаак Борисович с женой.


Жена И.Б.Берсукера, Лиля Борисовна, была химиком по специальности. Она могла оценить новые смелые идеи мужа, была советником и другом. Отдавая себя работе, науке, они находили время послушать классическую музыку, прочитать интересную книгу, встретиться с друзьями. До самой смерти Лили Борисовны они никогда не расставались и всюду ездили вместе.
Сын Геннадий пошел по стопам отца и тоже стал физиком-теоретиком. До отъезда в Америку доктор физико-математи-ческих наук Г.И.Берсукер работал в Академии наук Молдовы. В США молодой ученый сумел быстро войти в новую среду и сегодня успешно работает в научно-исследовательском отделе крупной фирмы, производящей полупроводники и электронику.
Исааку Борисовичу было гораздо труднее. В США Берсукер приехал будучи известным ученым, но уже не молодым человеком. Было вполне понятно, что он должен был начинать один, без своего научного коллектива. Тем не менее и тут, работая в Университете Техаса в Остине, Исаак Борисович продолжает вносить важный вклад в развитие квантовой химии, публиковать фундаментальные труды, делать открытия, находящие применение в практической сфере, расширять международные научные связи, содействовать становлению молодых талантливых ученых.


Новый, американский период деятельности Исаака Борисовича связан с развитием квантово-химических методов расчета больших молекулярных систем и применением квантовой химии для решения проблем молекулярной биологии. Возникающая при этом проблема состоит в том, что молекулы, участвующие в биологических процессах, настолько велики, что даже современные компьютеры с трудом справляются с их расчетом. И.Б.Берсукер разработал новый метод расчета, основанный на представлении молекулы в виде взаимодействующих фрагментов меньшего размера, для каждого из которых вычисления могут быть выполнены достаточно эффективно. Оригинальность методики состоит в том, что атом металла рассчитывается по правилам квантовой механики, а остальные фрагменты молекулы рассматриваются методами молекулярной механики. Новый подход оказался настолько эффективным, что позволил исследовать ряд биологически активных соединений, играющих ключевую роль в процессах жизнедеятельности: витамин В12, миоглобин, металлопорфирины. Результаты этой работы подытожены в обширном обзоре, опубликованном в «Computation Chemistry Review» в 1999 г.


Особо следует отметить работы И.Б.Берсукера по компьютерному предсказанию биологической активности. Создание и испытания новых биоорганических соединений, в особенности лекарств, является делом трудным, длительным и весьма дорогостоящим. Поэтому ученые уже давно задумывались о возможности предсказания структур лекарственно активных веществ с помощью расчетов и последующего синтеза. Исааку Борисовичу удалось сделать существенный шаг в этом направлении. Он сумел разработать метод компьютерной идентификации формакофора и предсказания фармакологической (лекарственной) активности, который не имеет себе равных в мировой науке. Особенностью метода является то, что он выявляет формакофор, то есть фрагмент, ответственный за активность, на основании квантово-химического анализа. Впечатляет эффективность нового метода – вероятность предсказания приближается к 100%. Предложенный подход позволяет значительно ускорить получение лекарственных веществ с заранее заданными свойствами. Работа неоднократно была представлена на годичных собраниях Американского химического общества, ее результаты подытожены в обширном обзоре в «Current Pharmaceutical Design» (2003. №9. Р.1419-50). Одна из американских компаний решила внедрить этот метод в фармацевтической промышленности.


И.Б.Берсукер продолжает работать над теорией эффекта Яна–Теллера и его приложениями. Он обдумывает проблемы, связанные, с одной стороны, с общими выводами о природе нарушения симметрии в физике элементарных частиц, а с другой – с нарушениями молекулярной симметрии лежащими в самой природе эффекта. Эти аналогии способствуют прогрессу в понимании строения материи.
Важнейшие теоретические результаты, полученные Исааком Борисовичем на протяжении его жизни, были изложены в книгах, которые сыграли большую роль в квантовой химии и в развитии представлений о строении молекул. В 50–60-х годах теория строения и свойств координационных соединений переживала бурный рост, основанный на применении к ним теории кристаллического поля. Несмотря на существенные достижения теории и ее широкое использование, в то время не было книг по этому вопросу. Первой монографией на эту тему стала книга И.Б.Берсукера и А.В.Аблова «Химическая связь в комплексных соединениях» (Кишинев: Штиинца, 1962). Даже после более чем сорокалетнего развития этой области химии книга представляется очень ясным и глубоким изложением основ теории химической связи. В 1971-м вышла новая книга Берсукера «Строение и свойства координационных соединений. Введение в теорию» (Л.: Химия), которая дополнялась в соответствии с новыми достижениями науки и переиздавалась в 1976 и 1986 гг. В 1973 г. И.Б.Берсукер, совместно с В.З.Полингером, публикует монографию «Вибронные взаимодействия в молекулах и кристаллах» (М.: Наука, 1983), которая позднее была дополнена и издана в 1989 г. на английском языке издательством «Springer». Эта монография широко цитируется всеми работающими в области эффекта Яна–Теллера. Для более широкого круга химиков и физиков И.Б.Берсукер написал книгу с меньшим объемом математических выкладок, которая была опубликована на английском языке издательством «Plenum» (1984), затем дополнена и издана на русском языке «Наукой» (1987). В 1984 г. в Нью-Йорке был опубликован коллективный труд группы сотрудников Лаборатории квантовой химии под руководством Берсукера. Он называется «The Jahn–Teller Effect. A Bibliographic Review» («Plenum»).


Большой труд был вложен в написание крупной монографии по электронному строению и свойствам координационных соединений, которая вбирает в себя весь прежний опыт работы в этой области, в том числе с применением эффекта Яна–Теллера. Монография, насчитывающая около 700 страниц, была опубликована в Нью-Йорке в 1996 г.(«Electronic Structure and Properties of Transition Metal Compounds. Introduction to Theory»). Теперь она имеется во многих университетских библиотеках, а знаменитый Принстонский университет рекомендовал ее в качестве учебника для студентов.


Последняя по времени работа – фундаментальная монография по эффекту Яна–Теллера «The Jahn–Teller Effect» (Cambridge University Press, 2004), − обобщает новейшие достижения в этой области.
Академик И.Б.Берсукер является и талантливым организатором науки. Мы уже отмечали, что И.Б.Берсукер создал Лабораторию квантовой химии в Институте химии АН Молдовы, которая превратилась во всемирно известную научную школу, а Кишинев стал важным центром на карте мировой науки. Такая школа могла сформироваться прежде всего благодаря тому, что новаторские научные идеи Исаака Борисовича привлекали молодых (и не только молодых) ученых, а Исаак Борисович умел угадывать талант и заражать людей своим энтузиазмом. Второй фактор – это созданная им в лаборатории обстановка, главной особенностью которой был демократизм в обсуждении научных идей и результатов. На научном семинаре, руководимом И.Б.Берсукером, критике – суровой, но доброжелательной – подвергались все, невзирая на титулы и прошлые заслуги. Сам Исаак Борисович не только не подавлял своим авторитетом, но всегда внимательно и серьезно выслушивал критику своих работ и страстно доказывал свою правоту. Семинар стал местом притяжения ученых, работавших в области квантовой химии и эффекта Яна–Теллера. Ученые ведущих научных центров Москвы, Ленинграда, Новосибирска приезжали в Кишинев, чтобы рассказать на семинаре о своей работе и обсудить свои идеи.
Берсукер организовал семинар и для всех сотрудников Института химии АН МССР. Исаак Борисович блестяще читает лекции, поэтому на этих семинарах всегда было много желающих понять основы квантовой химии как метода исследования электронного строения химических соединений.


Под руководством Исаака Борисовича защищены около 50 кандидатских и 10 докторских диссертаций. В последние десятилетия ученики Исаака Борисовича работают во многих странах мира – США, Израиле, России, Бельгии, Франции, Турции, Италии, Японии, Тайване. Заимствованные у него умение увидеть суть и глубинный смысл физических явлений, стремление решать новые, нерутинные задачи позволили его ученикам оказаться на переднем крае современной науки. Благодаря высокому авторитету Исаака Борисовича его рекомендательные письма (а письма такого рода являются одним из главных аргументов при оценке претендентов на научную должность) помогли многим его сотрудникам занять достойное место в мире западной науки.
Один из авторов этой статьи (Б.С.Цукерблат) с благодарностью отмечает огромное влияние, которое оказали на него идеи И.Б.Берсукера и постоянное обсуждение с ним научных проблем.


Эффект Яна–Теллера и его приложения в физике, химии и биологии стали темой представительных международных симпозиумов, проводимых с 1976 г. Исаак Борисович был организатором и участником всех этих симпозиумов. В 1989 г. Кишинев избрали местом проведения очередного симпозиума, что явилось признанием заслуг И.Б.Берсукера и созданного им научного коллектива в мировом масштабе. Последний, XVI симпозиум состоялся в Бельгии в 2002 г. в преддверии 75-летнего юбилея Исаака Борисовича. В вышедшем после симпозиума сборнике докладов был отмечен неоценимый вклад И.Б.Берсукера в эту важную междисциплинарную область науки. Многие выдающиеся ученые посвятили свои статьи юбилею Исаака Борисовича. Лауреат Нобелевской премии К.-А.Мюллер, удостоенный этой высшей научной награды в 1987 году за открытие высокотемпературной сверхпроводимости, написал специальную вводную статью, в которой отметил влияние идей И.Б.Берсукера на формирование теории сегнетоэлектричества и высокотемпературной сверхпроводимости.


После переезда в США проявилась еще одна важная сфера деятельности И.Б.Берсукера. Следует особо отметить, что И.Б.Берсукеру глубоко небезразлична судьба коллег, оставшихся в Молдове, и он чувствует моральную обязанность помочь им и Академии наук Молдовы – его alma mater. И тут Исаак Борисович добился впечатляющих успехов. Он способствовал получению грантов американских правительственных учреждений для совместной работы с бывшими сотрудниками в Молдове. Эти гранты позволили его бывшим коллегам ездить для работы в США, получать в течение некоторого времени достойную зарплату, закупать оборудование. Американский фонд Civilian Research and Development Foundation начал выделять специальные гранты для сотрудничества ученых США и Молдовы. В Кишиневе появилось представительство фонда MRDA, через которое в Молдову поступило уже 4 млн долларов.
В республике высоко оценили заслуги академика И.Б.Берсукера. Во время его приезда в Кишинев в 2004 г. президент Молдовы вручил ему Ordinul de Onoare – Орден Почета.
_______________________________________________________________________________
В диссертации впервые было введено и разработано так называемое адиабатическое приближение в теории атомных электронных оболочек. Физическая идея наглядна: электроны внешних оболочек (которые фактически переходят с одной орбиты на другую под действием света) рассматриваются в качестве «медленной подсистемы», а внутренние электроны (замкнутые оболочки) – как быстрая подсистема. Оптические электроны «ощущают» только среднее (а не мгновенное) поле быстрых внутренних электронов. Такая сравнительно простая картина приводит к развитию эффективного математического подхода, позволяющего продвинуться далеко вперед в расчетах оптических процессов в атомных оболочках.
Вторая физическая идея была тесно связана с первой. Новая физическая картина, вытекающая из адиабатического приближения, показывает, что под влиянием электромагнитной волны внутренние электронные оболочки поляризуются, оказывая таким образом влияние на внешние электроны, непосредственно испытывающие резонансное воздействие света.


2 Сама по себе теорема Яна–Теллера предсказывала неустойчивость симметричных конфигураций, что ассоциировалось со спонтанным искажением молекулярных систем. Такое искажение, вообще говоря, невозможно было обнаружить экспериментально, пока в работах Берсукера не была объяснена динамическая природа молекулярных деформаций. Оказалось, что молекула совершает не только колебания, но также и более сложные пульсирующие движения, суть которых можно понять только на языке квантовой механики. Первое экспериментальное подтверждение новой теории было получено из спектров электронного парамагнитного резонанса – важнейшего метода, используемого в физике, химии и биологии для изучения электронного строения и трансформаций молекул.


3 В основе пионерской работы И.Б.Берсукера, опубликованной в 1964 г., лежит идея о конфигурационной нестабильности элементарной ячейки кристалла – по сути молекулы. Поскольку соседние ячейки искажаются одновременно, искажения «поддерживают» друг друга и таким образом стабилизируются, то есть превращаются в коллективные искажения кристаллической решетки. В отличие от ситуации в молекулах они носят не динамический, а статический характер. Важно, что в этом случае искажения кристалла приводят к самопроизвольной (спонтанной) поляризации кристалла, которая и является проявлением сегнетоэлектричества. Эти наглядные идеи (а ясная физическая картина присутствует во всех работах Берсукера) нашли строгое математическое обоснование на языке квантовой механики и теории так называемого псевдоэффекта Яна–Теллера – явления, близкого по сути к эффекту Яна–Теллера.

 

***
Затем выступила Ася Энтова.
Она родилась в Москве. Получила там математическое и компьютерное образование.
В 1991 году репатриировалась в Израиль. Работала программистом в оборонной промышленности и в фирмах «хай-тек».
В университете Бар-Илан получила вторую степень по социологии и политологии (специализация - теории нации и этничность). Преподаёт политологию в Ариэльском университете.
Директор портала «Русские Евреи». Редактор аналитического сайта «Хроники Иерусалима».
Статьи на русском языке выходят в израильских периодических изданиях: «Вести», «Новости недели», «Мост», «22», а также в зарубежных журналах: «Спектр», «Форвардс» и др. Статьи на иврите - в газетах "Макор Ришон", "Бешева" и в журнале "Некуда".

Ася Энтова прочла очень интересный доклад, вызвавший много вопросов, споров, дискуссию.
Выступает Ася Энтова

Доложенный материал входит в сборник эссе Аси Энтовой "Осознавая время", Иерусалим, "Еврейское руководство", 2014 г. ISBN 978-965-92188-0-6. Книга также была представлена на семинаре.
Доклад прилагается.

Размышления по национальному вопросу
Ася Энтова

Идея национального государства в последнее время изменилась до неузнаваемости и находится в таком теоретическом тупике, по сравнению с которым пресловутый израильский "постсионизм" выглядят невинной детской шалостью. Это в славные времена молодости Бен-Гуриона и "Вопросов языкознания" Сталина считалось, что нация связана с историей, культурой, языком и государством. Были, конечно, споры, о первичности "курицы" или "яйца", то есть, считать ли народ - первичным, и образовывать из него государство (немецкая этническая модель), или считать первичным государство (то есть, землю и власть), и собирать живущие в нем этносы в единую нацию (французская гражданская модель). В идеале обе модели мечтали о культурно-этнической однородности внутри суверенного национального государства. А если в большинстве случаев этой однородности не существовало, то к ней следовало стремиться всеми способами - от ассимиляции меньшинств и до бегства из бывших колоний. Крайний случай нации, строящейся исходя из государственного принципа, но не имеющий в своем основании никакого общего этноса - это американцы. В этом случае проявился не этнос, а этос, культурно-моральная общность: протестанты всех мастей, евреи и некоторое количество не слишком усердных поклонников Папы Римского были готовы объединиться на принципах, провозглашенных первым либералом Джоном Локком: Бог создал всех равными, свободными и уважающими права собственности, и вы можете пользоваться своей свободой ровно до тех пор, пока выполняете Божественные заповеди. И действительно, Бог хранил Америку до тех пор, пока там пользовались уважением общие для американского большинства заповеди Танаха.

Европейцам с их религиозной эмансипацией пришлось пойти по другому пути. Там, где в одной стране оказывались разные языки, этносы и религии приемлемый практический выход нашелся в виде "сообщественной демократии" (термин принадлежит профессору Лейпхарду). Каждое сообщество пользуется относительно большой культурно-территориальной автономией, решая большинство вопросов, включая перераспределение денег, исключительно внутри общины. Количество проблем, решаемых на общегосударственном уровне, сводится к минимуму, что позволяет элитам различных общин договориться между собой. Такой плюрализм пышно расцветал на почве жирной швейцарской экономики: действительно, когда все хорошо работают и всего много, нечего ссориться - хватит на всех.

Европейская и американская экономики с тех пор не то чтобы стали менее жирными, но они стали глобальными. Плюрализм тоже. Это значит, что если пятьдесят лет назад его еле-еле хватало на то, чтобы дать избирательные права неграм и женщинам (в той же Швейцарии женщины стали голосовать только в 1971 году), то сегодня мультикультурализм доходит до принципиального отрицания общих ценностей, культуры и веры, на которых и держалось стройное здание либеральной демократии западных национальных государств. Сегодня плюрализм отрицает даже добровольное приглашение к культурной ассимиляции, а глобализация сталкивает лицом к лицу всех со всеми и делает далекое таким близким, что вызывает этим у простого обывателя тошноту и головокружение. Плюрализм уравнивает в правах и в моральной значимости не только все нации и культуры, но и все образы жизни. Дойдя до логического конца плюрализм отрицает сам себя. Классик писал: "Если Бога нет, то все позволено".

Если радикальный плюрализм провозглашает абсолютно все идеи и образы жизни равнодостойными, то не существует более такой общей мерки, по которой свобода и демократия предпочтительнее насилия и тирании. А что делать с теми, кому не нужна ни свобода, ни ответственность, кто вместо этого предпочитает добровольное рабство у семейного, общинного или государственного тирана? Или с теми, кто даже не пробуя выйти на трудовой рынок, готов довольствоваться социальным пособием и передает эту готовность своим детям, внукам и правнукам?

Невозможно ни в теории, ни на практике насильно насаждать свободу и демократию. Американцы завоевали Ирак, сменили там правящий режим и попытались установить новый порядок. Их действия можно назвать заслуженным наказанием агрессора, борьбой с тиранией или разгромом очагов международного террора, но только не освобождением и установлением демократии, как они пытаются всех уверить. Поэтому пока они не готовы хотя бы сами себе четко сформулировать цель своего вторжения, лучшим выходом будет служить нынешнее свертывание операции.

Идея о праве наций на самоопределение, так же как и доведенные до своего предела плюрализм и демократия, терпит в последнее время неудачу за неудачей. Требующие самоуправления нации пытаются обойти принцип Дирихле. то есть продолжаются упорные попытки рассадить 10 кроликов по 9 клеткам и чтобы при этом каждому досталась своя отдельная клетка. В мире насчитываются многие тысячи наций, народностей и этносов, и всего лишь менее 200 государств. Даже если бы каждая этническая группа завела бы свое государство, то и здесь проблема культурной однородности не была бы решена. В одном национальном государстве могут оказаться люди, исповедующие разные религии и изъясняющие на разных языках. Существующие моноэтнические государства в свою очередь, зачастую имеют значительную диаспору, проживающую временно или постоянно в другом месте. Сегодня право на самоопределение требуют не только исторически сложившиеся и крепко сплоченные этнические группы, вроде курдов или басков, но и новообразованные "воображаемые сообщества", вроде созданного и разрекламированного КГБ "палестинского народа". Такие требования в сегодняшнем мире поднимают статус местных вождей и обещают солидную финансовую поддержку. Поэтому все больше государств при ослаблении центральной власти начинают напоминать коммунальную кухню. Если последовательно распространять право наций на самоопределение или хотя бы право на автономию на любую группку авантюристов, которые именно под этой вывеской решили заработать шальные деньги или захватить власть, то тогда вам не хватит на всех ни природных, ни человеческих ресурсов и вы рискуете попасть под гнев недовольных как со стороны большинства, так и со стороны отделяющегося меньшинства, не могущего и не желающего самостоятельно себя обеспечивать и требующего постоянной подкормки.

В свою очередь западный плюрализм не дает возможности объединить граждан уже существующих государств единой национальной идеологией. Если в Африке племена вырезают друг друга как и раньше, но уже под лозунгом "национального строительства", то, например, на территории посткоммунистической Югославии такую негуманную процедуру установления границ постарались всячески ограничить по крайней мере для христианского большинства. Спору нет, война и насилие не лучший способ решения проблем, но и миротворцы НАТО не нашли лучшего способа, чем бомбардировки. В результате мусульманское меньшинство подкрепило свою демографическую экспансию территориальной, получив Косово в качестве приза за нелиберальное поведение.

В самих западных странах национальное большинство уже давно не чувствует себя уверенно. Плюрализм заменил теорию "плавильного котла", в который в свое время охотно ныряли иммигранты-европейцы (особенно евреи). Но нынешние меньшинства, состоящие из азиатов и африканцев, мусульман и идолопоклонников, не только не ассимилируются в западной культуре, но скорее способны навязать свои предпочтения остальным.

В плюралистском национальном государстве сегодня некому защитить права либерального национального большинства. Демократия устроена так, чтобы иметь дело с отдельными индивидуумами и помогать им сорганизоваться. Поэтому тем, кто активнее и организованнее и смог сплотится собственными средствами, демократия де-факто предоставляет больше прав и возможностей. К сожалению, в тот момент, когда провозглашается плюрализм ценностей, в выигрыше оказываются именно нелиберальные меньшинства: они сплоченнее, могут быстро организовать всех своих представителей и заставить их без лишних разговоров активно действовать в едином направлении. Такие нелиберальные группы способны обеспечить как внутреннее единогласие, так и последовательную пропагандистскую кампанию "вовне", получая возможность действенно испортить жизнь большинству и навязать ему исправляющую дискриминацию в свою пользу.

То, что существует множество таких групп, отнюдь не способствует созданию любимой либералами "системы сдержек и противовесов", а только приводит к радикализации требований каждой группы. Почему одно культурное сообщество может добиваться однополых браков, а другому запрещаются браки с животными или четыре жены в чадре? Растут и множатся общества защиты прав иммигрантских меньшинств, животных, инвалидов и гомосексуалистов. Не то, чтобы идея защиты прав была плоха, но в результате неуемных требований прав без соответствующих обязанностей все эти группы начинают меряться силами, чье меньшинство "равнее"… Ни о каком консенсусе речь уже не идет и в этой борьбе всех со всеми выигрывают отнюдь не умеренные либералы.

Так же и для экономики государства благосостояния нелиберальное меньшинство может представлять определенную опасность. У тех, кто не исповедует "протестантскую трудовую этику", рождается уже третье и четвертое поколение "вэлферистов". Пользуясь западными критериями три из четырех жен мусульманской семьи могут пользоваться льготами матерей-одиночек, а в многодетных семьях, где не приняты западные нормы образования и воспитания, пособия на детей могут стать источником постоянного дохода для родителей.

Абстрактное либеральное равенство перед законом не работает, когда с одной стороны большинство, но разрозненных индивидов, а с другой - хорошо организованная нелиберальная группа. Да и по каким меркам судья может рассудить спор, в котором обе стороны требуют прав на свой специфический образ жизни и обе не могут существовать, не ущемляя свободы друг друга (как, например, защитники и противники чадры, абортов, многоженства)? А уж если сплоченная группа нелибералов захочет обойти закон, то такая преступность автоматически становится организованной и крайне трудной для выявления и искоренения, не говоря уже об опасности пятой колонны...

Если в государстве нет консенсуса по поводу желательного образа жизни, нет согласия по поводу главных целей и свобод, если от нелиберального меньшинства можно защититься только прямым подавлением, то демократический механизм не работает, и мы снова возвращаемся к старому состоянию: либо государственное насилие, либо война всех против всех.

Где же выход из этой ситуации? И можно ли в новых глобальных условиях использовать старый национальный цемент, склеивающий в единое государство свободных и равных индивидуумов? Серьезные ученые и специалисты по исследованию наций, честно признаются, что на сегодняшний день нет удовлетворительных рациональных моделей для описания нации, и поэтому нет и не может быть готовых рецептов, кого называть нацией с полагающимся ему государством, а кого этнической группой с правами всего-навсего нацменьшинств. Мало того, даже в объяснениях природы национальных чувств у ученых существует полная разноголосица: рациональны они или инстинктивны, внушаются сверху или пробиваются снизу, существовали всегда, или появились только теперь, возрастают или отмирают. В общем, почти как у физиков: мы не знаем, частица это или поле, мы не понимаем природы этих сил, но бомбу построить можем. Только если физики кроме как для бомб, изредка используют еще и мирный атом, то у гуманитариев и с этим проблемы. Что-то я не припомню, чтобы им можно было поставить в заслугу удачное использование национальной энергии - она вырывается все больше стихийно, а зачастую еще и крайне разрушительно.

Теоретики, изучающие национализм, смогли выдвинуть только два с половиной утверждения, под которыми большинство из них готово подписаться:
Национальная идея (или сегодня более принято говорить о субъективной национальной идентификации) - это
1. вера индивида, в то, что существует феномен единственной и уникальной "избранной" в своем роде нации, к которой он принадлежит,
2. при этом члены одной нации оказывают друг другу предпочтение - некий вид нерациональной, но прочной связи, объединяющий всех в одну социальную сеть.
И еще пол-утверждения: европейские христианские нации скопировали национальную идеологию с описания древних евреев в Библии, неевропейские нации - с европейских.

На нашем святом языке пункт 1 называется "эмуна", то есть вера, аксиома существования и единственности Всевышнего и избранного им народа. А пункт 2 - "ахават Исраэль" - любовь к евреям, еврейскому народу, подразумевающий взаимопомощь и взаимную ответственность. Но кто же слушает собственных "средневековых мракобесов", избалованный привычкой получать точные научные истины из чужих рук? Только вот, что делать, когда у западной науки нет готового рецепта?

Интересно, что и современная западная политическая философия и традиционное еврейское право сосредотачивают свое внимание на вопросах соотношения в общественной практике принципов справедливости и милосердия, личной свободы и общего блага. Хорошим выходом в данном случае была бы попытка совместить опыт западной рационально-гуманитарной науки, возникшей относительно недавно и уже поменявшей несколько раз свою основную парадигму, и науки еврейской, насчитывающей тысячелетия, менее динамичной, но более поверенной лично нами на собственном опыте, и, главное, так и не расщепившейся на экспериментальный объективизм отделенный от морали и целеполагания, тем более, что западная гуманитарная наука уже остро ощущает все недостатки такого расщепления и ищет способы выйти из своего очередного парадигмального кризиса.

 

 

 

 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.