РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ГРИГОРИЙ КОЧУР И ЕГО «ИНТИНСКАЯ ТЕТРАДЬ»
Публицистика
МАЛЕНЬКАЯ И… БОЛЬШАЯ СТРАНА
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
"Земля Израиля и В.В.Верещагин"(ч.1)

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Штрихи к биографии Григория Островского

Галина Подольская

Над временем и пространством
Штрихи к биографии Григория Островского

Для израильских художников 1990-начала 2000-х гг. имя профессора, доктора искусствоведения Григория Островского свято.

Русскоязычные художники относились к каждому сказанному им слову с благоговением. Редкое признание труда исследователя. Феномен такого единодушия понятен: в русскоязычной прессе имена других искусствоведов появлялись редко. А здесь - гигантское количество статей по истории искусства Израиля, еврейской диаспоры в России и на Украине 19–20 вв. В составленном им библиографическом указателе, включающем его работы с 1951 по 2005 гг., указано 1900 публикаций. При этом, по моим подсчетам, за израильский период Г.Островским было опубликовано порядка тысячи статей, иногда под псевдонимом Г. Семенов и Г. Шимон.
В последние годы Григорий Семенович был тяжело болен.


В 2005 году на благотворительном аукционе, проходившем в Иерусалимской городской русской библиотеке, организованном иерусалимскими художниками для того, чтобы материально поддержать его в тот момент, я купила одну из картин. Такого рода участие не исцеляло, но в тот момент, наверное, было для него важнее слов и новых знакомств.*
1 октября 2007 года патриарха искусствоведения русскоязычного изобразительного искусства в Израиле не стало. По роковому течению болезни он ушел из жизни в день своего рождения…


Благодаря публикациям Григория Островского имена многих художников-репатриантов оказались осмысленными в культурном процессе Израиля - страны, с которой по разным причинам они решили связать собственную судьбу. Он помог многим не просто остаться «фамилией у ценника» в галерее, а поверить в себя, выразив в новом культурном пространстве...

В апреле этого года мне случилось познакомиться с ректором Львовской академии искусств. Андрей Бокотей приезжал в Израиль как участник выставки по художественному стеклу в Иерусалиме. Получив от меня в дар для библиотеки академии книгу "Современное Израильское изобразительное искусство с русскими корнями"(Иерусалим, 2011) и просматривая ее, Андрей сразу заметил, что некоторых художников, вошедших в издание, знает лично еще по студенческим годам.


Потом состоялась еще одна теплая встреча – в гостях у иерусалимского витражиста и художника по стеклу Леонида Крицуна. И тут Андрей Бокотей сказал мне о том, как его тронул факт проведения в Иерусалиме благотворительного аукциона в поддержку Григория Островского, о чем он узнал из моей книги, в то время еще не довезенной им до академии искусств. Говорили о Григории Островском... Говорили долго. Говорили о человеке, чьи публикации на страницах израильской периодической печати я хорошо знала, чьи статьи с чувством особого пиетета к их автору бережно хранят художники. О многих из этих людей мне случалось и случается писать - в мое время – писать без оглядки, но с неизменным почтением к памяти ученого.

По возвращении во Львов, Андрей Бокотей любезно прислал мне указатель работ, изданных Григорием Островским до репатриации. Я была потрясена профессиональным "багажом", с которым приехал исследователь в Израиль... Это был однозначный ответ на вопрос, почему ни кто-то другой из искусствоведов-репатриантов, а именно Григорий Островский так состоялся в Израиле – состоялся на новом исследовательском материале. Профессиональное образование, широта кругозора, целеустремленность, природная талантливость, немыслимая работоспособность во имя уважения к предмету исследования - качество, не позволяющее не довести начатую работу до конца.

Вниманию читателя предлагаются воспоминания львовянки Виолетты Мысько, переданные мне ею благодаря нечаянному знакомству с Андреем Бокотеем.

Виолетта Мысько

Последнее "Прости" высокому другу
Взляд сквозь года

Григорий Семёнович Островский (1.10. 1929 - 1.10. 2007) родился в Ленинграде и жил там до августа 1951 года (с конца 1941 до весны 1944 в Казани). В 1951 году окончил Ленинградский университет (отделение истории искусств исторического факультета). Учителя по специальности: Иоффе, Флиттнер, Пунин, Доброклонский, Левинсон и другие.
Темой его дипломной работы была немецкая графика эпохи Великой крестьянской войны в Германии.
С 1951 до начала 1992 жил в Львове (1951 - 1959 гг. - заместитель директора Львовской - картинной галереи по научной части, потом на творческой работе). С 1953 года - член I Союза художников СССР. Работал как историк искусства славянских народов (России, Украины, Польши, Болгарии 18-20 вв.) и как художественный критик. В 1968 году защитил в Ленинграде кандидатскую диссертацию «Изобразительное искусство Закарпатья 14 - 20 вв. В 1983 году в Москве подал на Защиту докторскую диссертацию «Народная художественная культура русского города 18 - начала 20 вв. Однако её защита была заблокирована. И только в 1989 году состоялась повторная успешная защита и присуждение учёной степени доктор искусствоведения.


Островский много путешествовал (от Паланги до Туруханска, от Онежского озера до Севана, от Синевира до Байкала, по Северному Ледовитому океану и Енисею на юг - до Бухары и Хивы, а ещё - Польша, Болгария, Венгрия, Индия, Непал).
С января 1992 года - Израиль, Тель-Авив.
С 1993 до мая 1997 года был профессором Еврейского университета в Иерусалиме и обозревателем по вопросам искусства русскоязычной газеты «Вести».
Григорий Семенович пережил свою супругу на два года. Вместе они были более 50 лет в любви и уважении друг к другу и к делу, которым каждый из них занимался. С уходом Лидии Яковлевны наступил тяжелейший период в личной жизни Островского. Тяжело разлучаться с друзьями, а ещё труднее - с давними и верными.


В этом году я навестила Святую землю. Моя цель - найти могилу и попрощаться именно с таким другом моим и Моего супруга - Эммануила Петровича Мысько - Григорием Семёновичем Островским. В прежний приезд в Израиль осуществить это не удалось, поэтому теперь я с особым волнением стараюсь. как можно скорее исполнить свой долг - помолиться за светлую душу Григория возле его последнего места упокоения на Земле.
Слышала от Ивана Ивановича Небесника (ректора Закарпатского художественного института), что закарпатские художники, пребывая на Святой земле, искали кладбище и могилу Г.С. Островского, но не нашли.
Еду автотрассой № 4 с юга Израиля. От столицы страны дорога поворачивает направо - на город Петах-Тиква, что на иврите означает «двери надежды».


Тут, на муниципальном кладбище, нашёл своё последнее пристанище выдающийся искусствовед, интеллектуал наивысшего ранга, профессор, доктор философии, искусствоведения и просто прекрасный человек, друг львовян и закарпатцев - Григорий Семёнович Островский.
Кладбище найдено.


При случае следует подчеркнуть, что административный порядок в израильской социальной сфере заслуживает внимания и наследования. Достаточно назвать фамилию, имя и год рождения умершего, как справка о месте нахождения могилы немедленно готова. Более того, посетителя сопровождает работник службы с предложением помочь в случае необходимости. Всё быстро и чётко. Проконтролировав чистоту надгробного камня, работник отходит в сторону и оставляет посетителя в одиночестве возле могилы.
Я помолилась своей христианской молитвой Господу с просьбой подарить вечную жизнь доброму человеку -Григорию Островскому и от имени львовских и закарпатских художников поблагодарила друга за огромную работу во славу творцов искусства нашего края.
За 78 лет жизни Островский действительно сделал очень много. Содержательные исследования искусства Украины, России, Центральной Европы, еврейской диаспоры (в 2001 году в Тель-Авиве был издан список опубликованных работ искусствоведа, их число 1594).


Анализируя искусство Украины, Островский с особенной тщательностью исследует результаты творчества Художников западного региона нашего государства. В его публикациях художники от А до Я. Тут исследования по творчеству Аксинина, Андрущенко, Безниско, Безпалькива, Бокотея, Боньковского, Борисенко, Бриж, Гебус- Баранецкой, Гинзбурга, Грузберга, Гуторова, Довбошинского, Кецала, Кратохвыли- Видымской, Кульчицкой, Левицкого, Лысыка, Лищинера, Манастырских, Медвидя, Мысько, Минько, Нирода, Одрехивского, Остафийчука, Патыка, Садовского, Сельского, Сипера, Скандакова, Смольского, Соболева, Турина, Фиголя, Флита, Форостецкого, Чайки, Чарышникова, Черкасова, Черняка, Штернштейн, Ярича и др.


Особого внимания заслуживают труды Г.С. Островского, посвященные искусству Закарпатья. Это монографии, отдельные статьи о творчестве Кашшая, Бокшая, Эрдели, Безкира, Рожковича, Манайла, Контратовича, Коцко, Микиты, Приходько, Гулина, Габды, Медвецкой и др. Безусловным фактом является то, что Григорий Семенович неустанно популяризировал львовскую и закарпатскую художественные школы.


А теперь хочу кое-что припомнить. Эммануил Мысько и Григорий Островский были ровесниками. Это люди разных корней, разного воспитания. Но глубокое, существенное родство их натур было очевидным. В первую очередь, это касалось общечеловеческих ценностей, гуманистического восприятия их в жизни и искусстве. Островский осуждал псевдоноваторство, скептически относился к эпатажности некоторых персон. Мысько же по-простецки называл всю эту мишуру «гоцки-клецки». Каждый из них, признавая разнообразие в искусстве, подчеркивал обязательность профессионализма. «А разные подходы, направления имеют право на существование», - говорили они.
Как-то так происходило, что друзья Григория Семеновича становились нашими друзьями. Мы с Эммануилом Петровичем много путешествовали. Нас радостно встречали как друзей Островского Инна и Владислав Обухи в Молдавии, Ольга Порхайло в Москве, Белявичус в Прибалтике, Князик в Одессе, Бегларян, Эллен Гайфеджан, Генрих Игитян в Армении, Георгий Поплавский в Белоруссии. Кроме симпатии к Григорию Островскому это были еще и общность их творческих позиций и глубокое уважение к людям своего цеха.


В январе 1992 года семья Островских выехала из Львова. Это было трудное время. Островские не хотели уезжать, но их заставили обстоятельства. У выдающегося искусствоведа не было места работы по профессии. Эммануил пытался помочь, но безрезультатно. Реальность вынуждала к отъезду.
В тот чрезвычайно сложные период жизни для семьи Григория Семеновича мы часто бывали у них на тогдашней улице Гастелло. Друзей там с каждым разом становилось все меньше. Разве что всегда встречали Анатолия Попова - искусствоведа из Львовской академии печати.


Вне Украины мы впервые встретились с Г. Островским в 1999 году. Тяжело больной Эммануил Петрович мечтал посетить Храм Гроба Господнего в Иерусалиме, и мы приехали на Святую Землю. Островский не мог принять нас у себя дома, потому что его жена Лидия Яковлевна была в сложном депрессивном состоянии. Григорий пригласил нас посетить музей современного искусства в Тель-Авиве. На площади перед музеем была выставлена огромная лежачая статуя скульптура Генри Мура. Мы разглядывали ее, и друзья весело шутили, потому что под этим шедевром искусства удобно пристроился один из его поклонников, невольно создав неожиданную композицию.
Приятной неожиданностью для нас в этом музее была уникальная коллекция скульптур А.Архипенко. В двух залах на коврах сидели израильские дети, слушая рассказ о творчестве выдающегося украинского скульптора. Эммануил Петрович с глубоким интересом всматривался в эти работы, живо перебегал из одного зала в другой, и, наконец, со вздохом произнес: «А наша молодежь ни одного произведения этого мастера не видела».


Вспоминается еще, что друзья говорили и о египетской скульптуре, искали истину в национальной традиции, спорили по поводу раскрашенной скульптуры. Мы еще долго сидели в кофейне при музее.
Эммануил с болью говорил о рассеянности, разбросанности по миру цвета украинского искусства, а Григорий вспомнил о том, что еще в 1992 году в израильском русскоязычном журнале «Окна» была напечатана его статья под названием «Он гордился тем, что был украинцем. Архипенко в Тель-Авиве». Позднее Э.Мысько (будучи председателем Львовского отделения Украинского фонда культуры) и правление фонда приглашали приехать в Украину известных художников, писателей, творческие коллективы из диаспоры. Откликнулись Святослав Г ордынский, Эдвард Козак, Лео Мол (Молодожанин), Мазурик, Люба Билаш, голландский и кубанский хоры, «Австралийская веселка». Мыкола Мушинка со своей коллекцией работ Олексы Новакивского, Мыкола Бидняк и другие.


В том же 1999 году мы встретились с Григорием Семеновичем вторично. Островский был в обществе известного (когда-то львовского) фотомастера Бориса Криштула. Именно этот благородный человек помог Григорию Семеновичу выжить во время болезни и одиночества, когда уже не стало дорогой жены - Лидии Яковлевны. Борис Криштул был рядом с Островским до конца жизни и выполнил печальные обязанности похорон за сына Игоря и дочку Юлию.
Март 2000 года. Ушел в вечность Э.П. Мысько, но ежегодно утром 21 мая, в день рождения Эммануила Петровича, ближайшие друзья, среди которых непременно был и Гриша, подтверждали свою память о нем.


Передо мною письма Григория Семеновича - красноречивые свидетели дружбы вне времени и пространства.
А вот некоторые надписи на подаренных книгах. «Эммануилу в знак дружбы, которая поверх времени и расстояния» - это на книге про Марию Приймаченко (15.01.92). «Эммануилу в знак нашей давней дружбы, с любовью» - про Захария Зографа (3.10.87). «Эммануилу, стоявшему у истоков этой книги, по дружбе - автор» - это альбом, посвященный Р.Ю. Сельскому (18.03.88). «Дорогой Ветте в знак искренней симпатии и глубокого уважения за верность, за мужество от Григория Островского, одного из самых преданных друзей Мили» (8.09.2000). «Ветте с пожеланиями всего самого доброго, вы нам нужны! Искренне ваш автор» - на книге «Работы разных лет» (20.06.2006).


В 2003 году состоялась выставка A.A. Бокотея под названием «Моисей». Проспект этой выставки я переслала Островскому. Ответ не замедлил себя ждать: «Присланный вами каталог и фотографии Бокотея, что называется, пустил в дело. Посылаю газету со своей статьей, полагаю, что Андрею это будет приятно. Когда-то давно он говорил о своей мечте - побывать у Гроба Господнего. Жива ли еще эта мечта? Мои сердечные приветы Андрею Бокотею, Гале Зубченко, Любке Медведю и всем, кто меня еще помнит. Не забывайте, искренне преданный вам Григорий Островский» (20.06.2003).


В том же 2003 году: «Как мне жаль, что я далеко - на другом краю света, а был бы во Львове, отбил бы хлеб у Яцива и сам бы написал книгу о Мильке, моем близком друге, да будет благословенна его память». И далее: «У меня большое событие - наконец-то я издал самую главную свою книгу, сделал 200 экземпляров, из них 150 разослал друзьям, коллегам, во все музеи, в том числе и кабинет искусств библиотеки Академии наук Украины. Никакой коммерции в принципе - безвозмездно, это для меня святое.
С большим удовольствием презентую книгу вам - вы на одной из самых верхних строчек в перечне моих друзей, а ощущение такое, что презентую ее Мильке и вам вместе. Не очень давно здесь была моя статья о Маргит Сельской, а на прошлой неделе - разворот о Леопольде Левицком. Пусть знают тех, кто называл меня своим другом! У нас тут, как в песне Окуджавы: то пальба, то мольба. Самое ужасное, что этот кошмар никогда не кончится: просто нет никакого решения. С тихой радостью вспоминаю наши встречи. Всегда ощущал вас как духовно близкого мне человека. Сердечный привет от Лидии Яковлевны. Искренне ваш Григорий Островский. 31.07.2001».


После каждого из нас остается людская память, сберегая самое существенное о человеке. Память о Г.С. Островском добрая. Круг его интересов, исследований необычайно широк. Громадное количество исторических событий, имен в изобразительном искусстве охватил своим вниманием искусствовед: искусство Центральной Европы, расстрелянный украинский авангард, искусство западных областей Украины, творчество художников Парижской школы. Это и популярная книга о Львове, и, наконец, главная книга (по словам Григория Семеновича) - «Искусство примитивов» и много других.


Вот и сказала я последнее «прости» высокоуважаемому Другу. Пусть будет благословенна память о Григории Семеновиче Островском.
Виолетта Мысько.
Львов, 2013 год.**

*(см. репортаж М. Польского, сайт «Дом Корчака в Иерусалиме» http://www.jerusalem-korczak-home.com/jek/jrgb/au-ost/au.html).
**
В.М.: Искренне благодарю в осуществлении публикации данной статьи супругов Храмовых и Бориса Пайна.
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.