РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
На крылечке в местечке
Поэзия
О новой книге Ефима Златкина
Публицистика
Дар с Земли Обетованной
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
100-летие со дня рождения Григория Окуня

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

На крылечке в местечке

Проза Ефим Златкин

На крылечке в местечке

Когда о перестройке не думал даже сам Михаил Сергеевич Горбачев, я приехал в один из райцентров, множество которых раскинулось в восточной Беларуси. Городок, как выгодная вдова: всё рядом - и кинотеатр, и памятник Ленину, и магазинчики, а ниже река Сож, которая огибает его дугой. Вот и знакомый дом по улице Советская, 21, крылечко. В пяти метрах - скамеечка. Сел на неё и слушаю.
- Борис, сколько ты можешь сидеть один?
- Почему один? Я с Клавой (так называли кошку, которая мурлыкала у него на коленях).
- Кроме кошки ты больше никого не можешь найти?
- Я нашёл, но ты не любишь сидеть на крылечке.
- Еще как люблю! - в проёме дверей появилась хозяйка дома.
На мгновение, в лучах вечернего солнца – с золотистой копной волос, она показалась Борису намного моложе.
- Люба, у кого ты перекрасилась? Разве не помнишь, что я парикмахер?
- Это солнце меня подмолодило, да и тебя, я вижу, тоже.
Присела рядышком, на плечи набросила цветную шаль - подарок от бакинских родственников, прижалась плечиком к мужу.
- Ой вей! Ой вей! Жизнь наша, как это солнце, которое заходит за реку. Только завтра оно вернётся полное сил, а наши силы по капельке уходят.
На минуты они увидели друг в друге двадцатилетних. Вот в этом соседнем домике жили его отец Хацкель и мать Ципора. Она высокая, дебелая, шутя, могла зажать под мышкой своего маленького мужа.
- Как с ним ты родила таких богатырей? - всё ломали головы соседки, видя, как пятерка белоголовых Шнейдерманов вместе с отцом гоняет коней по городу, занимаясь извозом. Это сейчас машины грузовые, такси, а тогда наготове стояли конные упряжки.
А после войны из пяти ушедших на фронт сыновей вернулось трое. Хацкель стал ещё меньше ростом, закаменело лицо. Оно оживало только, когда его навещали сыновья. Живущий через улицу Хаим заходил на ощупь - потерял глаза на войне. Петя, приезжая из Минска, залетал стрелой, обнимал маму рукой, а отца –культей. Борис остался с руками и глазами, но без… бронхов. Задыхался каждую минуту.
После войны, когда ещё был покрепче, поставил дом на пересечении двух улиц. За ним посадил сад, а впереди - построил крылечко. Большое, с широкими скамейками, красивой крышей.
- Как вечер, так сообщает: «Люба, я иду на работу».
- Иди, уже, иди, - отмахивается от него, - какая у тебя работа? Мозоли натирать на заднице?
Затаил обиду, но ничего не сказал. Вскоре возвращается в дом из магазина напротив. В руках увесистая сумка, выжидающе смотрит на жену.
- Ну? Скажи ещё раз, что натираю мозоли, и ты горько пожалеешь.
- Один раз пожалела, когда за тебя замуж побежала.
- А кто был в нашем городе из женихов? Единицы пришли с фронта, да и те уехали. Еврейские мамы и их дочери с меня глаз не спускали. Кого я выбрал? Тебя! А сейчас вместо благодарности упреки?
Игнатьевна, моя бывшая соученица, я её еще за косы дёргал в шестом классе, в любви признавался. А теперь она директриса про-дук-то-во-го магазина! Меня не забыла, - многозначительно говорит о ней Борис.
- Любовничек - половничек! Ой, держите меня, - смеется Люба, - был зеленый огурец, а теперь опавший желтый лист.
- Может, и не огурец, но старая любовь не ржавеет, - смотри, что принёс, - расхрабрился Борис, показывая в сумке гречку, сервелат, шпроты. В наше время – это самый настоящий дефицит!
Я нацеливаюсь на рижские шпроты. Обычно их вижу только по праздникам! Ой, какой добрый Борис! Всё разрешает! Сегодня он командует парадом!
- И что у нас вечером за праздник?
Так может спросить только Мотя! Он – местная знаменитость! Журналист, заместитель редактора городской газеты, а по совместительству свояк Любы и Бориса. На Моте белая шляпа, хороший костюм. Приличная одежда подчеркивает его статус? Только для Бориса он не имеет никакого значения.
- Праздник у тебя, когда ты передаёшь свои репортажи про демонстрации. Первая колонна идёт. За ней - вторая колонна. У-ра! Ура! А у меня раз в месяц скромный поход в маленький складик.
Подшучивая друг над другом, начинают расправляться с дефицитом.
- И как ты завтра будешь без него? Игнатьевна опять не даст, - ехидничает Мотя.
- А завтра выходит твоя газетка. Как прочтём про успехи мясокомбината, так неделю будем сытыми, - подтрунивает на правах хозяина Борис.
- Тише! Ещё кто с улицы услышит, - одергивает мужа Люба.
Смеется в усы младший зять Моше: «ЧК не спит - ЧК не дремлет…».
Все смеются, понимая, что ЧК в городке давно уже спит.
Наступает вечер. С низины, где змейкой вьется река Сож, плывет прохлада. Склонили свои шапки желтые подсолнухи. А на крылечке - в бывшем местечке Борис и Люба, Мотя и Катя. Когда-то здесь жило много евреев, а теперь по пальцам можно пересчитать. Но живут, как могут: вырастили детей, радуются внукам. Так бы жили и жили дальше, встречаясь на крылечке. Подшучивая друг над другом, над жизнью.
Но всё завертелось, закружилось. Перестройка! Евреи стали собирать чемоданы в дорогу. Сначала московские, ленинградские, потом - минчане, киевляне. За ними потянулись из райцентров.
В Израиль Борис и Люба не хотели уезжать, но уехал Мотя с Катей, собрались дети, куда им деваться?
В первый же день приезда Борис пошёл изучать, где находится склад в продуктовом магазине. Вернулся очень быстро:
- Это же надо, - повторял он, - в магазине всё есть. Что хочешь, то и бери. И не нужно никакая одноклассница Игнатьевна. Каким я был нужным человеком? А сейчас кто?
…Через годы я приехал в Кричев.
На перекрестке двух центральных улиц как стоял, так и стоит большой дом. Уже без крылечка. Или оно не выдержало разлуки со своими прежними хозяевами, или они с ним? Только давно их уже нет на земле…
- Борис, Люба, - зову я тихо.
В ответ - тишина.
И эхо, одно эхо…
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.