РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
На крылечке в местечке
Поэзия
О новой книге Ефима Златкина
Публицистика
Дар с Земли Обетованной
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
100-летие со дня рождения Григория Окуня

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Главы из книги "Драма выбора"

Публицистика Марк Берсон

ХРОНИКА ДРАМЫ

АКТ 1
Нельзя зачёркивать прошлое оттого,
что настоящее на него непохоже.
Голда Меир, «Моя жизнь»


ПРОЛОГ
1967 год. В стране проходят мероприятия, посвящённые 50-летию образования СССР.
Районный семинар пропагандистов. Выступает лектор обкома.
–Национальный вопрос не может быть решён раз навсегда. Он решается постоянно в процессе практики межнационального общения людей и республик, входящих в состав Союза.
90-е годы. Советского Союза больше нет. По телевидению выступает его бывший президент и уже бывший Генеральный секретарь КПСС М.Горбачёв. Одной из главных причин развала государства он называет недооценку национального фактора.
Лектор обкома понимал важность национального фактора.
Генеральный секретарь партии – «недооценивал», исходя из того, что этот вопрос давно уже решён. Отсюда и результат.

ДО 1917 ГОДА
Россия исторически сложилась как многонациональное государство. Более 100 населявших её народов и народностей находились на разных стадиях общественного и культурного развития, что в условиях царизма делало национальный вопрос особенно острым и сложным, не имеющим однозначных решений.
Революционным партиям, боровшимся за изменение, а то и свержение существовавшего строя, необходимо было с этим считаться.
РСДРП была практически создана в 1902 году. С самого начала партия мыслилась Лениным «как нефедеративный союз рабочих всех национальностей Российской империи».
Возникла необходимость противостоять взглядам нерусских «националов» в социал-демократическом движении.
В ноябре 1912г. Ленин написал статью (опубликована в августе 1913 г.), в которой категорически возражал «против приспособления социализма к национализму» и против федеративного устройства партии по национальному признаку.
Поэтому понятно, почему в письме М.Горькому в феврале 1913г. Ленин назвал Сталина, приехавшего в это время к нему в Краков, «чудесным грузином»: Сталин – «национал», следовательно, его трудно было заподозрить в равнодушии к судьбам национальных меньшинств, и он в течение длительного времени боролся с проявлениями местного национализма в революционном движении Закавказья.
В январе 1913 года во время пребывания в Вене Сталин написал работу «Марксизм и национальный вопрос» (первоначальное название – «Национальный вопрос и социал- демократия»), о которой в 1948г. в беседе с югославским политическим деятелем Милованом Джиласом сказал, что в ней он выразил взгляды Ленина.
Действительно, в письме Каменеву (начало 1913г.) Ленин так отозвался о работе Сталина: «Статья очень хороша». А в декабре этого же года в редакционной статье, посвящённой программе партии по национальному вопросу, Ленин писал, что в теоретической марксистской литературе по основам национальной программы социал-демократов в первую голову выдвигается статья Сталина.
(Чем обернулась борьба СТАЛИНА против местного национализма после Октября 1917 года в условиях создаваемого нового государства, нам ещё предстоит разобраться. Но тогда, применительно к партии, это было остро актуально.)

Каковы же вкратце основные положения этой статьи?
В ней Сталин показывает истоки обострения национального вопроса в России после поражения революции 1905г.
Поражение принесло разочарование. Разочарование привело к тому, что «люди начали расходиться по национальным квартирам – «национальная проблема» прежде всего». Последовавшие уже после революции несколько урожайных лет и промышленный подъём способствовали развитию капитализма. Но капитализм – это рынок, т.е. конкуренция в области производства и сбыта. Как результат – консолидация национальностей в России.
Проснувшиеся к самостоятельной жизни народы в условиях развивающегося капитализма на пути своего национального развития встречают противодействие со стороны руководящих слоёв командующей нации. Буржуазия командующей нации имеет возможность быстрее и решительней расправляться со своим конкурентом. Стеснённая буржуазия угнетённой нации апеллирует к «родным низам», которых тоже задевают репрессии.
Так формируются основы для возникновения национальных движений. Борьба при этом начинается не между нациями в целом, а между господствующими классами командующих и оттеснённых наций. Главное действующее лицо – буржуазия. Главная проблема для молодой буржуазии – рынок. Сбыть свои товары, выйти победителем в борьбе с конкурентами – такова её цель. Отсюда стремление обеспечить себе свой, «родной» рынок. «Рынок – первая школа, где буржуазия учится национализму».
Установившийся после революции 1905г. «конституционный режим» способствовал либерализации прессы и культурной жизни общества, что стало средством и способом формирования национального самосознания. В этих условиях Дума превратилась в арену усиления этого процесса.
Волна воинствующего национализма сверху, со стороны «власть имущих», вызвала ответную волну национализма снизу.
Командующая нация прибегает к националистическим репрессиям.
Это отвлекает массы угнетённой нации от вопросов социальных, вопросов классовой борьбы в сторону вопросов национальных, «общих» для пролетариата и буржуазии, создавая иллюзию «гармонии интересов». Кроме того, политика националистических репрессий нередко переходит от «системы» угнетения к «системе» натравливания одной нации на другую, выдвигая тем самым национальную проблему ещё в большей мере на первый план политической борьбы.
Буржуазия старается углубить и раздуть национальную борьбу, обострить национальное движение.
Однако, пишет Сталин, национальная борьба может быть сведена до минимума и в условиях капитализма при условии демократизации общества. Об этом свидетельствуют примеры Швейцарии и Америки, где, благодаря наличию демократического общества, нации имеют возможность свободного развития. Решение проблемы национального равноправия возможно лишь в условиях демократизации по всем направлениям: языка, школы, свободы совести и т.д.
Демократизация создаёт предпосылки для создания и укрепления социал-демократических организаций на началах интернационализма. Между тем как национальный характер организаций подчёркивает не общее между рабочими, а то, чем они друг от друга отличаются, т.е. воспитывают национализм.
Принцип интернационального сплочения рабочих не только условие успешной деятельности партии, но и ключ к разрешению проблем межнациональных отношений в многонациональной стране.
Для решения этой задачи социал-демократы провозглашают право наций на самоопределение.

Каковы пути решения проблемы самоопределения?

Мировая практика выдвигает следующие формы: автономия, федерация, сепарация (полное отделение). Выбор формы самоопределения зависит от конкретных исторических условий страны, взятых в их развитии.
Австрийские социал-демократы включили в свою программу требование культурной национальной автономии. Но многонациональная Австрия живёт в условиях парламентаризма, и поэтому национальный вопрос там пытаются решить парламентским путём.
Россия ещё не созрела для парламентаризма. И ось политической жизни России не национальный, а аграрный вопрос, решение которого требует консолидации трудящихся масс всех национальностей.
Культурно-национальная автономия разъединяет людей по национальному признаку, мешая объединению по социальному, классовому принципу, мешая при этом решению и собственно национального вопроса. Культурно-национальная автономия замыкает нации в старые скорлупы, закрепляет их на низших ступенях развития культуры, мешает им подняться на её высшие ступени.
Культурно-национальная автономия как средство решения национального вопроса для России неприемлема.
Придя к такому выводу, Сталин главный упор делает на недопустимость раскола партии по национальному признаку. Эта проблема на тот момент была особенно актуальна для социал-демократического движения России.
Гораздо меньше внимания уделено в статье праву наций на самоопределение.
Как показали события после Октябрьской революции 1917г., когда решался вопрос о характере нового государства, о том, как строить на практике взаимоотношения не внутри партии, а между нациями бывшей империи, такое отношение к вопросу о самоопределении не было случайным. Похоже, что требование для наций самоопределения было для Сталина уже тогда данью конкретной ситуации, вопросом скорей тактики, чем стратегии. В отличие от Ленина, для которого принцип самоопределения наций всегда имел стратегическое значение.

В 1913 году Ленин публикует статью «Критические заметки по национальному вопросу». В ней, в частности, он рассматривает вопрос о языке как важнейшем факторе национальных отношений. Потребности экономического оборота, говорит Ленин, всегда заставят живущие в одном государстве национальности (пока они захотят жить вместе) изучать язык большинства. Чем демократичнее будет Россия, тем быстрее будет развиваться капитализм, тем сильнее этот процесс будет толкать разные национальности к изучению языка, наиболее удобного для общих торговых сношений. Поэтому нет необходимости законодательно придавать одному из языков страны статус государственного. В качестве примера Ленин приводит Швейцарию, где нет единого государственного языка, а есть сразу три: немецкий (70% населения), французский (22%), итальянский (7%).
Развивающийся капитализм, пишет Ленин, имеет две исторические тенденции в национальном вопросе.
Первая – пробуждение национальной жизни и национальных движений, борьба против всякого национального гнёта, создание национальных государств. Следствием этой тенденции является стремление к равноправию наций и языков, к реализации права наций на самоопределение.
Вторая тенденция – ломка национальных перегородок в связи с необходимостью устранения в процессе развития экономических отношений всего того, что мешает этому процессу. Следствием этой тенденции является развитие интернационализма и преодоление национализма.
Обе тенденции – мировой закон капитализма.
Первая тенденция преобладает в начале его развития.
Вторая характеризует зрелый капитализм.
Капитализм требует для своего развития крупного централизованного государства. Без этого нет и не может быть пути к социализму. Но, отстаивая централизм, марксисты имеют в виду «исключительно демократический централизм». Только не надо смешивать, как пишет Ленин, централизм с произволом и бюрократией: «Демократический централизм не только не исключает местного самоуправления с автономией областей, отличающихся особыми хозяйственными и бытовыми условиями, особым национальным составом населения и т.п., а, напротив, необходимо требует и того, и другого».

В апреле-июне 1914 года Ленин пишет статью «О праве наций на самоопределение».
В статье даётся определение понятия «самоопределение наций» как государственное отделение их от чуженациональных коллективов, образование самостоятельного национального государства.
При разборе какого бы то ни было социального вопроса безусловным требованием является постановка его в определённые исторические рамки, учёт конкретных особенностей, отличающих эту страну от других в пределах одной и той же исторической эпохи. Примером в этом плане могут быть отношения России и Польши, входившей в состав России. Ленин пишет: «Если же в такой стране, в которой государственный строй отличается резко докапиталистическим характером, существует национально-отграниченная область с быстрым развитием капитализма, то, чем быстрее это капиталистическое развитие, тем сильнее противоречие между ним и докапиталистическим государственным строем, тем вероятнее отделение передовой области от целого, – области, связанной с целым не «современно-капиталистическими», а «азиатско- деспотическими связями».
Это относится не только к Польше, но и к Финляндии, хотя о ней Ленин здесь не упоминает.
Теперь понятно то, что произошло между этими народами, резко отличающимися по уровню капиталистического развития от остальной империи в целом, и Россией после Октябрьской революции.
В статье далее отмечается, что надо видеть «различие между странами с давно законченными и с незаконченными буржуазно-демократическими преобразованиями. В большинстве западных стран национальный вопрос давно решён. Поэтому западные программы по этому вопросу не могут быть примером для России.
В Восточной Европе и в Азии эпоха буржуазно-демократических революций началась лишь с началом 20-го века. Поэтому в России необходим пункт о праве наций на самоопределение.
«Может ли быть свободен народ, угнетающий другие народы?» – спрашивает Ленин. И отвечает: «Нет. Интересы свободы великорусского населения требуют борьбы с таким угнетением». И далее высказывается мысль: только агитация и пропаганда против государственно-национальных привилегий «гарантирует и наибольшие шансы национального мира в России, если она останется пёстрым национальным государством…
С точки зрения демократии…признание права на отделение уменьшает опасность распада государства».
Массы населения, говорится в статье, превосходно знают преимущества крупного государства, и «на отделение они пойдут лишь тогда, когда национальный гнёт и национальные трения делают совместную жизнь совершенно невыносимой, тормозят все и всяческие хозяйственные отношения».
Если возникли массовые национальные движения, то отказаться от поддержки прогрессивного в них – «значит на деле поддаться националистическим предрассудкам…»

Национальный гнёт сплачивает угнетаемых и пробуждает в них национализм.
Пробуждение национализма в угнетённых нациях вызывает усиление национализма угнетающей нации. Яд национализма отравляет всю общероссийскую политическую атмосферу. Несчастье народа, который, порабощая другие народы, укрепляет реакцию во всей России.
Ленин приводит в статье слова Маркса и Энгельса о том же, хотя и по другому поводу.
Маркс: «Несчастье для народа, если он поработил другой народ».
Энгельс: «…какое это несчастье для народа, если он поработил другой народ».
Сказано это было в связи с войной Англии против Ирландии. Эта мысль, высказанная ещё в 1869г. и приведённая в статье Ленина в связи с ситуацией в России, имеет, безусловно, всеобщий характер и на все времена.
На эту же мысль Маркса и Энгельса Ленин ссылается и в статье «О национальной гордости великороссов» (1914). Статья была написана уже после начала первой мировой войны.
Стремление российского царизма решать свои национальные проблемы за счёт других, пишет Ленин, проституирует собственный народ, «приучая к угнетению чужих народов, приучая прикрывать свой позор лицемерными, якобы патриотическими фразами».

Таковы общие положения по национальному вопросу, выработанные в партии в дореволюционный период.

ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
Разразилась революция. Общие положения по национальному вопросу, выработанные большевиками в дореволюционный период, приобретают актуальность. Потребовались конкретные предложения, как реализовать то, что ещё вчера было лишь лозунгом.
Перед большевиками стоит сложная задача. С одной стороны, без признания права наций на самоопределение в перспективе всегда будет нестабильность. С другой стороны, после революции в России начался процесс дезинтеграции, грозящий распадом всей страны.
Стремятся к отделению Финляндия и Польша.
Сепаратистские движения зреют на Украине, в Закавказье и других местах.
Что следует предпринять в этих условиях?

24 апреля открылась Всероссийская конференция большевистской партии, которая проходила до 29 числа. Конференция показала, что национальный вопрос превращается в одну из наиболее жгучих и трудных проблем.
С докладом по национальному вопросу на конференции выступил Сталин, которого, как выразился Такер, Ленин готовил по данному вопросу в предшествующие годы, считая, что именно здесь Сталин сможет принести наибольшую пользу.
В докладе была изложена ленинская позиция по национальному вопросу.
Право наций на самоопределение – ключевой момент национальной политики. Но одновременно говорилось и о том, что право на свободное отделение нельзя смешивать с целесообразностью отделения.
Свободное отделение и – целесообразность свободного отделения…
Соотнесение этих двух элементов в каждом конкретном случае, учёт реальных обстоятельств в данный исторический момент требовало от политика сочетания практической гибкости с верностью стратегии идеологических принципов. Ленин стремился к тому, чтобы целесообразность, узкий прагматизм не поглотили, не подменили собой стратегию идеологической перспективы.
Конференция признала справедливость требований Финляндии о предоставлении ей самостоятельности. Относительно других Сталин выразил убеждение, что подавляющее большинство народностей России не захотят отделяться. Им партия предложила областную автономию на основе территориальной целостности.
Были и возражавшие. Пятаков (Украина) и Дзержинский (поляк) считали, что за социализм социал-демократы должны бороться под лозунгом «Прочь границы».
Ленин сказал возражавшим, что всякий русский социалист, не признающий финскую или украинскую самостоятельность, обязательно скатится в болото шовинизма. При этом он выразил надежду: «…если украинцы увидят, что у нас республика Советов, они не отделятся».
Конференция поддержала резолюцию, отражавшую ленинскую позицию.
Итоги голосования: за – 56, против – 16, воздержавшихся –18.
Но на конференции в докладе Сталина прозвучали и слова, в которых, когда знаешь события последующих лет, можно увидеть зёрна будущих противоречий, из которых много позднее взросли события, приведшие к трагедии страны. Прозвучали такие слова: «Я могу признать за нацией право отделиться, но это ещё не значит, что я обязан это сделать… Я лично высказался бы, например, против отделения Закавказья, принимая во внимание общее развитие в Закавказье и в России, известные условия борьбы пролетариата и пр.»
Но пока судьба Закавказья не рассматривается в практической плоскости. И слова Сталина не содержат ещё в себе реальной опасности. Это ещё впереди.

АВГУСТ 1917 ГОДА
Четвёртый съезд партии. Проходит в подполье. Ленин отсутствует. Доклад делает Сталин. В национальном вопросе он вновь провозглашает право наций на самоопределение. Но одновременно проповедует политику, которая на практике противоречит этому принципу. В своём выступлении на съезде (и не только по национальному вопросу) Сталин вновь, как и на Апрельской конференции, проявил «тенденцию к двойственности по тактическим вопросам, когда принципы и практический политический курс оказывались не в ладах» (Такер).

ОКТЯБРЬ 1917 ГОДА
Свершилась новая революция. В партии продолжается работа по выработке национальной политики нового государства. Теперь на первом месте национальный вопрос уже не как внутрипартийная проблема, а то, каким быть создаваемому государству. И не в теории, а на практике.

АПРЕЛЬ 1918 ГОД
9 числа в «Правде» напечатано обращение Сталина как главы Наркомнаца, где было сказано: «Необходимо поднять массы до Советской власти, а их лучших представителей –слить с последней. Но это невозможно без автономии этих окраин, т.е. без организации местной школы, местного суда, местной администрации, местных органов власти, местных общественно-политических и просветительных учреждений с гарантией полноты прав местного, родного для трудовых масс края, языка во всех сферах общественно-политической работы.

МАЙ 1918 ГОДА
Сталин на совещании по созыву учредительного съезда Татаро-Башкирской автономной Советской республики отверг как антисоветскую и ведущую к размежеванию населения «чисто националистическую» автономию, при которой организация какой-либо национальной или этнической группы представляла бы интересы этой группы независимо от места её проживания на советской территории.
В сложившихся исторических условиях стране нужна «сильная общероссийская власть, способная окончательно подавить врагов социализма и организовать новое, коммунистическое хозяйство». Поэтому необходимо оставить в руках центрального правительства «все важные для всей страны функции» и поручить автономным областям решать главным образом задачи, относящиеся к административно-политической и культурной сферам (школы, суды и т.п.), где употреблялся бы родной язык.

ИЮЛЬ 1918 ГОДА
Принята первая советская конституция. Образовалась РСФСР, которая установила договорные отношения с формально самостоятельными Украинской, Белорусской и Закавказской республиками. Регионы с особым бытом и национальным составом приобретают в рамках РСФСР областную автономию.
В этот период Сталин позиционирует себя как верный и преданный ученик Ленина. И когда на Ленина было совершено покушение, он пишет ему 31 августа 1918г. письмо, которое заканчивает словами: « Жму руку моему дорогому и любимому Ильичу».
В 1920г. при Наркомнаце был создан Совет национальностей, в котором заседали представители всех народностей, проживавших на территории РСФСР.

Так оформилась национальная политика в первый послереволюционный период.

МАРТ 1919 ГОДА
19 числа собрался 8-ой съезд РКП(б). С докладом о партийной программе выступил Ленин. По национальному вопросу в нём, в частности, было сказано, что до революции большевики говорили о самоопределении наций вообще. В ходе революции и гражданской войны на территории России появились пролетарские республики. И вопрос о федеративном объединении приобрёл фактический, злободневный характер.
Какой же должна быть федерация народов многонациональной страны?
Нельзя игнорировать экономическую ценность бакинской нефти или стратегическое и политическое значение Закавказья и Средней Азии, важность со всех точек зрения Украины.
Признание права на отделение Польши, Финляндии, Прибалтики были, в сущности, способом сохранить остальное.
В условиях, когда возникла угроза распада страны, в партии далеко не все однозначно воспринимают идею самоопределения для различных народов России.
Левые коммунисты (Бухарин, Пятаков и другие) полагали, что марксист обязан подходить к обществу и политике с интернационалистских и классовых позиций и не должен слишком серьёзно воспринимать идею национального самоопределения. Бухарин, например, соглашается признать право наций на самоопределение только для трудящихся. Но ведь это, говорит Ленин, возможно лишь при наличии в обществе дифференциации пролетариата от буржуазии. Однако в реальной жизни этого нет даже в Германии, наиболее развитой в этом отношении стране в Европе. Тем более этого нет у большинства народов России.
«Надо, замечает Ленин, считаться с тем, на какой ступени стоит данная нация… В различных странах размежевание пролетариата и буржуазии идёт своеобразными путями. На этом пути мы должны действовать осторожнейшим образом. Особенно нужно быть осторожным по отношению к различным нациям, ибо нет вещи хуже, чем недоверие нации».
Ленин подчеркнул, что нации всё ещё неотъемлемый факт жизни общества и что партии необходимо с этим считаться. В качестве примера он приводит Финляндию и Польшу.
В Финляндии, если бы Советская Россия не признала за ней право на самоопределение, то финская буржуазия «обманывала трудящиеся массы тем, что москали, шовинисты, великороссы хотят задушить финнов».
А в Польше рабочих запугивают, что «москали, великороссы, которые всегда поляков давили, хотят внести в Польшу свой великорусский шовинизм, прикрытый названием коммунизма». И далее Ленин подводит итог: «Не путём насилия внедряется коммунизм… надо, предусматривая все стадии развития в других странах, ничего не декретировать из Москвы».
Да, нельзя игнорировать реальную действительность. Средство содействия развитию мировой революции – в правильном решении национального вопроса.
Ленин был полон решимости предотвратить возврат к политике русификации. Он заботился о том, «чтобы Советская республика не подходила с подобных позиций к 65 миллионам (из 140) своих граждан, которые не являлись славянами или были таковыми, не принадлежа к великороссам» (Такер).
А высказываясь по поводу мнения, что в единой школе можно обучать только на русском языке, Ленин сказал: «По-моему, такой коммунист – это великорусский шовинист. Он сидит во многих из нас, и с ним надо бороться».
Съезд поддержал позицию Ленина.

ЯНВАРЬ 1920 ГОДА
2-ой конгресс Коминтерна. Ленин подготовил к нему тезисы по национальному и колониальному вопросам. В пункте 7-ом указывалось, что «федерация» – это переходная форма к полному единству трудящихся разных наций. Федерация, по мнению Ленина, уже на практике продемонстрировала свою целесообразность как в отношениях РСФСР с другими советскими республиками (например, с Украиной), так и в предоставлении внутри РСФСР автономии национальностям, ранее её не имевшим (например, башкирам). Подчёркивалось различие между «союзными республиками» (Украина, Белоруссия, Азербайджан), с которыми РСФСР имела договорные отношения, и «автономными республиками», которым конституция гарантировала некоторые политические правомочия, но которые формально не считались самостоятельными.
Сталин (он находился тогда на Южном фронте) прислал Ленину по поводу этих тезисов письмо, в котором высказал мысль, что в Советском государстве разные типы федеративных отношений вряд ли помогут решить проблему, поскольку «на самом деле этой разницы нет, или она так мала, что равняется нулю».
Это были первые признаки будущих разногласий по национальному вопросу.

1921 – 1922 ГОДЫ
На это время приходится начало болезни Ленина. Лето 1921 года он вынужден был провести в Горках. А в декабре – новое ухудшение, снова Горки. Теперь – до 1-го марта 1922 года. Ко времени болезни Ленина относятся и первые расхождения с ним Сталина по некоторым вопросам, хотя напряженность порой возникала и ранее, но это не вредило их взаимоотношениям. Такер пишет, что Ленин ценил в Сталине его сильные стороны политического лидера, считался с его мнением по определённым вопросам и никогда не сомневался в его величайшей преданности делу.
Вместе с тем различные эпизоды периода гражданской войны, в которых обнаружились отрицательные стороны сталинского характера, приводившие к интригам и склокам, породили у Ленина недобрые предчувствия относительно Сталина как личности.
Однако после 11-го съезда партии в апреле 1922г. Ленин всё же даёт согласие на выдвижение Сталина (по предложению Каменева) на пост Генсека, должность которого мыслилась как чисто техническая. Ещё в 1920г. на 17-ом съезде партии Ленин говорил, что секретарь лишь исполняет волю ЦК: «…только коллегиальные решения ЦК, принятые в Оргбюро, или в Политбюро, или на пленуме ЦК, исключительно только такие вопросы проводились в жизнь секретарём ЦК партии. Иначе работа ЦК не может идти правильно».
(Ленин,т.40,с.238)
Сталин же, как показали дальнейшие события, использовал эту должность для сосредоточения в своих руках огромной власти. И постепенно Ленин начал понимать, что Сталин не просто человек, с которым коллегам трудно работать, но политический деятель, чьи личностные качества могут повредить общему делу.
Именно с лета 1921года Сталин не только стал высказывать собственные взгляды (это в окружении Ленина не было чем-то необычным), но и пытается противодействовать ленинским, используя возможности своей новой должности и при этом стараясь до поры до времени оставаться в тени.
По мере ухудшения своего здоровья Ленин испытывал всё большее беспокойство относительно методов работы Сталина. 25 декабря 1922г. в «Письме съезду» он продиктовал следующие слова: «Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда осторожно пользоваться этой властью».
Ленин, не будучи диктатором, склонным к деспотическим методам, обеспечил сильное личное руководство только благодаря своим выдающимся качествам политического деятеля. Большевистское движение, пишет Такер, возникло в результате объединения его сторонников среди русских марксистов и развивалось в течение двадцати лет под его руководством и под влиянием его идей. Его огромный личный авторитет сплачивал партийное руководство. При всех возникающих разногласиях последнее слово оставалось за Лениным.
Однако здоровье ухудшалось, и поле деятельности сужалось. Одновременно расширялись возможности Сталина.
Но и больной, Ленин не прекращал борьбы. Главным вопросом, по которому разошлись их взгляды, оказался национальный вопрос. Насколько чужд был русский национализм Ленину, настолько глубоко он укоренился в характере Сталина.
Они разошлись по тому самому вопросу, который когда-то скрепил их отношения.
Конкретно это проявилось в связи с проблемами Закавказья.

ЗАКАВКАЗЬЕ
В предреволюционные годы для рабочих различных национальностей в сильной мере было характерно чувство интернационализма. Недаром в годы гражданской войны среди 26-ти Бакинских комиссаров, расстрелянных 20 сентября 1918 года англичанами в степях Красноводска, были и грузины, и армяне, и азербайджанцы, и русские, и евреи.
Однако попытка после падения царизма создать в Закавказье единое федеральное правительство не удалась. Советская власть там долго не продержалась. Утвердились местные политические силы. В мае 1918г. мусаватисты в Азербайджане, дашнаки в Армении, меньшевики в Грузии провозгласили свои национальные государства. Затем Закавказье пережило немецкую, турецкую, британскую оккупацию. Закончилась последняя летом1919г. В начале 1920г. рухнули на юге и планы Деникина.
Закавказские большевики обратились за помощью к Ленину. Было создано Бюро для восстановления советской власти на Северном Кавказе. В апреле 1920г. 11-ая армия под командованием Орджоникидзе и Кирова вошла в Баку, мусаватисты бежали. В декабре этого же года дашнаки, боясь турок, уступили в Армении власть Советам. Орджоникидзе хотел двинуть войска в Грузию. Москва не разрешила. Грузия при меньшевиках быстро приспособилась к роли независимого государства и, как пишет Такер, довольно успешно функционировала.
По указанию Ленина 7 мая 1920г. с Грузией был заключен мирный договор, признававший правительство Ноя Жордания. Грузинским коммунистам гарантировался легальный статус. Но уже в середине декабря Орджоникидзе от имени Кавбюро телеграфировал в Москву о решении «немедленно оказать помощь трудящимся Грузии в установлении советской власти».
Ленин категорически потребовал отмены этого постановления.
Орджоникидзе и Киров продолжали настаивать. Но очередной пленум ЦК запретил прямое вмешательство в дела Грузии, т.к. «для акции не созрели ни внутренние, ни внешние условия».
Сталин, между тем, поддерживал Орджоникидзе и Кирова. Воспользовавшись письмом наркома индел Чичерина от 20 января 1921г. о нарушениях грузинской стороной условий заключённого с РСФСР договора, он даёт указание о подготовке восстания в Грузии. Но Пленум ЦК 26 января поручил лишь вести строгий учёт нарушений со стороны Грузии и быть готовым к оказанию помощи грузинским трудящимся. 6 февраля Орджоникидзе вновь просит разрешения начать акцию. На сей раз, не сразу, с оговорками, но санкция была дана.
9 февраля 1921г, ещё до начала акции, Ленин в беседе с кандидатом на место главы временного правительства Грузии Махарадзе говорит о мелкобуржуазном характере страны, о сильном влиянии в ней меньшевиков, а также о том, что следовало действовать очень осторожно и механически не переносить опыт РСФСР на грузинскую землю.
15 февраля 1921г. Красная Армия вошла в Грузию. Бои продолжались три недели.
Ленин «требовал от своих товарищей осторожного обращения с поверженной Грузией» (Такер). В письме от 3-го марта Ленин призывал Орджоникидзе искать приемлемого компромисса для блока с Жордания или подобными ему грузинскими меньшевиками, не высказывающими откровенной враждебности к мысли о советском строе в Грузии на известных условиях. Одновременно он просил грузинских коммунистов отказаться от применения русского шаблона, а умело и гибко создавать своеобразную тактику, основанную на большей уступчивости всяческим мелкобуржуазным элементам.
Блок с Жордания не состоялся. 17 марта его правительство на итальянском пароходе отплыло за границу.
14-го апреля 1921г. Ленин обращается с письмом к коммунистам всех закавказских республик, в котором говорит об отсутствии уже опасности интервенции со стороны Антанты, о том, что кавказские республики являются крестьянскими в ещё большей степени, чем Россия, что Кавказ мог бы наладить товарообмен и сотрудничество с капиталистическим Западом быстрее и легче России. Требуется больше мягкости, осторожности, уступчивости по отношению к мелкой буржуазии, интеллигенции и крестьянству. В Грузии, говорится в письме, возможен и необходим более медленный, более осторожный и более систематический, чем в РСФСР, переход к социализму.
У Сталина другая лексика: «раздавить гидру национализма», «беспощадная борьба с национализмом», «вытравить националистические пережитки калёным железом», «очищать свои ряды от всякой мелкобуржуазной дряни».
Эти выражения прозвучали в докладе Сталина тифлисской партийной организации 6 июля 1921г., где он говорил об очередных задачах коммунистов Грузии и Закавказья.
Он говорил и об объединении усилий трёх республик в хозяйственных делах, о предоставлении Москвой Закавказью крупного займа, но главным содержанием доклада была необходимость борьбы с национализмом. Видимо, в национализме видел он препятствие для успеха хозяйственного и государственного строительства, а средством борьбы с национализмом считал жёсткое давление на кадры.
Орджоникидзе, поддерживаемый Сталиным, тоже требовал более жёсткой политики. По его просьбе был отозван в Москву 7 июля (на следующий день после выступления Сталина) председатель Революционного комитета Махарадзе. На его место был назначен Мдивани, который оказался ещё более прямолинейным национальным лидером – ещё одно доказательство, что дело не в конкретной личности. Имеющиеся разногласия, как говорил Ленин, есть отражение определённых настроений, существующих в массах. Злоупотребление административными мерами не решает проблемы. Нельзя реальную жизнь с её противоречиями и разномыслием вгонять в прокрустово ложе умозрительных схем. Отказ от учёта особенностей конкретной ситуации, применение шаблонов, сложившихся в иных условиях и при иных обстоятельствах, – неизбежный путь к политике гонений и репрессий. Чем это обернулось для страны впоследствии, мы знаем.

Развернувшаяся борьба была борьбой за то, каким быть новому государству.
Для Ленина речь идёт не о создании государства каких-то абстрактных идеалов и схем. Для Ленина новое государство есть результат закономерного исторического развития. В этом залог его будущей жизнеспособности. Социализм не придумка прекраснодушных идеалистов, а естественный результат развития капитализма. Но исторический процесс реализуется через деятельность масс. Вне этого – всё авантюра. Ещё в 1918г. Ленин говорил: «…ни в коем случае не обгонять развития масс, а дожидаться, пока из собственного опыта этих масс, из их собственной борьбы вырастет движение вперёд… Идти дальше, на шаг дальше, на волосок дальше – будет уже неверно» (т.37, с.141).
В послереволюционных условиях логика развития экономических факторов – путь вызревания сознания масс и межнационального сближения. Содержание, как писал Ленин, всегда оформлено, а форма всегда содержательна. Борьба за форму (за федеративное устройство государства) – для него и борьба за содержание (какой должна быть федерация по своему характеру). Одно должно соответствовать другому. Несоответствие чревато катастрофой.

Для Сталина, как уже отмечалось, нередко характерна двойственность в подходе к принципиальным вопросам, когда во имя достижения ближайших практических целей приносятся в жертву основополагающие принципы, тем самым создавая основу для неизбежного конфликта между тактикой и стратегией, между формой и содержанием.
Есть известное выражение, идущее от иезуитов: «цель оправдывает средства». Возможно, для достижения их целей это и так. Но благая цель не оправдывает неразборчивость в средствах. Неразборчивость способна лишь дискредитировать цель, сделать её недостижимой.
Маркс говорит: «Цель, которая требует неправых средств, не есть правая цель».
Неправые средства искажают цель, лишают её реальной жизненной основы.
Средства могут быть негодными и могут быть порочными. Негодные средства просто делают цель недостижимой. Порочные средства дискредитируют цель, деформируют её. В этом случае, в конечном итоге, происходит подмена цели.

Ленин знает, что без практической реализации принципа самоопределения наций страну ждёт нестабильность. Эта нестабильность как бы закладывается в фундамент строящегося государства, преодолеть которую можно будет только применением силы. И то лишь на определённый период времени. Цена такой «стабильности» – изменение самого характера государства вообще. Поэтому Ленин выступает за равноправные отношения субъектов федерации.
Сталин же стремится к уравниванию положения независимых республик с автономиями внутри РСФСР. Эту свою идею он озвучил на 10-ом съезде партии в 1921году.

Чем объясняется позиция Сталина?
22 сентября 1922г. он сказал Ленину: «…если теперь же не подчиним окраины центру, то через год это сделать будет труднее».
Профессор Левин в работе «Последняя борьба Ленина» высказывает мысль, что суть проблемы не в русском национализме Сталина, а в том, что его подход к национальному вопросу с позиций сугубой управленческой эффективности противоречил более идеологическому подходу Ленина.
Это говорит о различии масштаба двух политических деятелей, которые совершенно по-разному понимают характер происходящих процессов и их перспективы, совершенно по-разному представляют себе характер будущего государства.
Для Ленина советское государство – это результат естественного развития объективных экономических и социальных процессов, с учётом которых должна строится вся практическая деятельность партии и государства.
Для Сталина – это результат создания силовыми методами структуры, соответствующей умозрительно созданной схеме, построенной по принципу управленческой эффективности.
Если принцип «управленческой эффективности» становится определяющим при строительстве многонационального государства, то это с неизбежностью ведёт к беспрецедентному усилению административного аппарата, его обюрокрачиванию, усилению силовых структур, приводящее к применению репрессий. История Советского Союза после Ленина это доказала.

НА ПУТИ К СССР
После того, как Закавказье стало советским, встал вопрос о форме государственных отношений между его народами. Хозяйственные соображения на данном этапе делали желательным объединение Грузии, Азербайджана и Армении. С идеей объединения все были согласны. Но вот в какой форме?
План Сталина и Орджоникидзе предусматривал образование Закавказской федерации с перспективой создания здесь административно-политического центра, подчинённого Кавбюро во главе с Орджоникидзе. Это могло свести на нет независимость вошедших в федерацию республик, особенно учитывая характер личности Орджоникидзе, которого поддерживал Сталин.
Этот план они пытались реализовать на пленуме в Баку 3 ноября 1921г. Кавбюро в присутствии секретаря ЦК Молотова, без согласования с ЦК закавказских республик, в отсутствии Мдивани (Грузия) приняло решение о создании федерации.
Кавбюро позже добилось согласия ЦК Азербайджана и Армении, но Мдивани объявил план создания федерации «преждевременным».
Для Политбюро решение Кавбюро тоже оказалось неожиданным. Оно затребовало дополнительную информацию. Сталин по ней составил проект резолюции Политбюро и направил на одобрение Ленину. В записке Сталину от 28 ноября 1921г. Ленин сделал ряд замечаний по проекту постановления. Он отметил, что идея федерации закавказских республик принципиально абсолютно правильная, «но в смысле немедленного практического осуществления преждевременная», т.к. требуется время для её обсуждения, пропаганды, проведения снизу через Советы. Центральным комитетам трёх закавказских республик предлагалось поставить вопрос о федерации на обсуждение партии, рабочих и крестьянских масс, организовать агитацию за федерацию через съезд Советов каждой республики, а в случае сильной оппозиции своевременно информировать Политбюро. В записке Ленина говорилось относительно необходимости продвигаться постепенно и прилагать все силы, чтобы убедить местное население и партийцев на местах в преимуществах федерации.
Сталин принял поправки Ленина. Изменённый проект резолюции Политбюро одобрило на следующий день. Федерация была создана к концу 1922г. Вот пример того, как при отсутствии принципиальных расхождений можно принципиально по-разному решать один и тот же вопрос: без масс – и через массы. Вспомним ещё раз ленинские слова: «Не путём насилия внедряется коммунизм».

Теоретические расхождения между Лениным и Сталиным по национальному вопросу, наметившиеся ещё в 1920-ом году, в 1922-ом году вылились в серьёзный конфликт, который развивался по нарастающей.
Весной и летом 1922г. центральные партийные органы Украины, Белоруссии, Закавказской федерации поставили вопрос о необходимости урегулирования взаимоотношений между ними и РСФСР.
Создаётся комиссия во главе со Сталиным по выработке новой конституции.
Сталин подготовил проект резолюции «О взаимоотношении РСФСР с независимыми республиками».
Проект предусматривал «автономизацию» независимых национальных республик, т.е. включение их в состав Российской Федерации на правах автономных республик. В соответствии с этим распространить компетенцию ВЦИК, СНК и СТО РСФСР на соответствующие центральные советские учреждения республик, вошедших в состав Российской Федерации. Таким было видение Сталиным решения национального вопроса строящегося государства: по форме государство федеративное, а по существу – унитарное. Таким государством, считал он, легче будет управлять с точки зрения организации хозяйственного строительства.
План автономизации был встречен в республиках без энтузиазма, но однозначно против выступил только ЦК Грузии.
Конфликт вспыхнул с новой силой.
ЦК Грузии, несмотря на возражения Орджоникидзе и Кирова, приняли резолюцию, в которой объявили автономизацию преждевременной. Объединение хозяйственных усилий и общая политика признавались необходимыми, но «с сохранением всех атрибутов независимости».
Тем не менее комиссия ЦК в Москве под председательством Молотова 23-24 сентября 1922г. приняла план автономизации. Мдивани, представлявший в комиссии Грузию, воздержался. Документы были отправлены Ленину в Горки для ознакомления – консилиум врачей 11 сентября 1922г. разрешил ему приступить к работе с 1-го октября.
Не дожидаясь ответа Ленина, Сталин разослал документы комиссии членам ЦК в порядке подготовки к Пленуму 5 октября 1922г.
Сталин уже не смотрит на больного Ленина как на своего учителя. Он уже достаточно уверовал в свои силы и в прочность своего положения, чтобы не только излагать собственные взгляды, но и настаивать на них даже тогда, когда они противоречили ленинским. Так было в вопросе о монополии внешней торговли, на чём настаивал Ленин и против чего возражал Сталин. Так было в отношении Грузии. Так он себя повёл и в связи с проектом «автономизации».
Ленин, получив материалы комиссии Оргбюро, отреагировал, однако, быстро и негативно, решительно выступив против «автономизации» независимых республик.
По проекту конституции Ленин встретился вначале с Мдивани, затем через два дня с его сторонниками Окуджавой, Думбадзе и Цинцадзе. В этой беседе Ленин поинтересовался: «Если «автономизация» плохо, а как «Союз»? Обрадованные грузины ответили, что если маленькая Грузия и Российская Федерация вступят в СССР на равных, то этим они будут «козырять» перед массами.
Уже 27 сентября1922г. Ленин направил Каменеву письмо для членов Политбюро, в котором подверг критике резолюцию комиссии об «автономизации», изложил свой проект объединения советских республик. «По-моему, – писал он, – вопрос архиважный. Сталин немного имеет устремление торопиться». Ленин предложил отметить в проекте резолюции, что независимые советские республики не вступают в Российскую Федерацию, а объединяются вместе с РСФСР в новое государственное образование.
«Мы, – указывал Ленин, – признаём себя равноправными с Украинской ССР и другими и вместе и наравне с ними входим в новый союз, новую федерацию» – Союз Советских Социалистических Республик. «Важно, чтобы мы не давали пищи «независимцам» (сторонникам полной независимости), не уничтожали их независимости, а создавали ещё новый этаж, федерацию равноправных республик ».
Ленин, в частности, говорит о необходимости вместо превращения ЦИК РСФСР в высший правительственный орган всех советских республик иметь общефедеральный ВЦИК. Позже, когда пленум уже собрался, 6 октября Ленин в записке Каменеву пишет, что он настаивает, чтобы на заседаниях ЦИКа представители республик председательствовали поочерёдно. И тут же такие слова: «Великорусскому шовинизму объявляю бой не на жизнь, а на смерть».
Сталин отнёсся к ленинской позиции враждебно и даже сам обвинил Ленина в «торопливости, назвав ленинскую позицию по национальному вопросу «национальным либерализмом». Но проект свой он вынужден был переработать в соответствии с рекомендациями Ленина. Этот переработанный проект и был представлен пленуму ЦК 5-6 октября 1922г.
Пленум одобрил ленинский план образования СССР при условии, что и Российская Республика, и Закавказье войдут в него в качестве федераций.

Грузинские лидеры были довольны поддержкой Ленина. Однако сразу после Пленума Грузия вновь подняла вопрос о своём вступлении в СССР в качестве самостоятельной республики, а не в составе Закавказской федерации. Конфликт возобновился.
Ленин на сей раз не поддержал грузинских руководителей, подтвердив решение октябрьского Пленума. Грузинский ЦК подал в отставку. В телеграмме Ленину члены ЦК извинялись за резкость своего предыдущего заявления, но снимали с себя ответственность за конфликт.
Орджоникидзе, опираясь на Сталина, начал удалять оппозиционеров с государственных постов.
Москва послала в Грузию комиссию во главе с Дзержинским. А в конце ноября 1922г., ещё до начала работы комиссии, на тифлисской квартире Орджоникидзе произошёл инцидент с Кобахидзе, сторонником Мдивани, одним из руководителей ЦК Грузии. По словам Микояна, свидетеля этой сцены, Кобахидзе несправедливо обвинил Орджоникидзе чуть ли не в коррупции. Возмущённый Орджоникидзе ударил Кобахидзе по лицу.
Ленин узнал об инциденте от Дзержинского, который 12 декабря вернулся в Москву из Грузии. Он реагировал так, будто сам получил пощётину. Позже он напишет: «Если дело дошло до того, что Орджоникидзе мог зарваться до применения физического насилия, то можно себе представить, в какое болото мы слетели» (ст. «К вопросу о национальностях или об «автономизации»).
После продолжительной беседы с Дзержинским Ленин вновь посылает его в Грузию для доследования инцидента.
13 декабря 1922г. состоялась двухчасовая беседа со Сталиным. Это была их последняя беседа.
Кризис в отношениях Ленина и Сталина продолжает нарастать, а здоровье Ленина всё ухудшается. В ночь с 15 на 16 декабря 1922г. в состоянии Ленина наступило резкое ухудшение.
Позже, в январе 1923г., Ленин сказал своему секретарю Фотиевой: «Накануне моей болезни Дзержинский говорил мне о работе комиссии и об «инциденте», и это на меня очень тяжело повлияло».
Новый приступ болезни явился началом периода резко ограниченной активности.
И всё-таки, несмотря на своё состояние, Ленин не отстраняется от дел. 21 декабря, с разрешения профессора Ферстера, он продиктовал письмо Троцкому о необходимости сохранения монополии внешней торговли, против чего возражал Сталин. Ленин предложил Троцкому поднять вопрос об укреплении внешней торговли на предстоящем партсъезде.
Сталин узнал о письме. Ему не понравилась не только позиция Ленина по вопросу о монополии внешней торговли (это, скорей всего, не было для него новостью), но и его стремление, несмотря на своё физическое состояние, повлиять на решение вопроса, да ещё как бы при этом противопоставляя ему Троцкого. Сталин вообще был недоволен тем, что Ленину оказалась доступна эта информация. Он позвонил Крупской и грубо обругал её, обвинив в нарушении режима, предписанного Ленину врачами.
Но запрет врачей на получение Лениным от окружающих его людей текущей информации о политических событиях был установлен лишь 24 декабря. Причём сделано это было после того, как Сталин, Бухарин и Каменев провели консультацию с врачами. Очень похоже, Сталин решил блокировать в дальнейшем вмешательство Ленина в текущие дела. Недаром позднее, 12 февраля 1923г. Фотиева записала в «дневнике»: «По-видимому, у Владимира Ильича создалось впечатление, что не врачи дают указания Центральному Комитету, а Центральный Комитет дал инструкцию врачам».
О конфликте Сталина с Крупской Ленин тогда не узнал.

После приступа болезни, последовавшего 16 декабря 1922г., принимать непосредственное участие в политических делах Ленин уже не мог. Врачи требовали абсолютного покоя. В ночь с 22 на 23 декабря 1922г. состояние здоровья Ленина ухудшилось. Наступает паралич правой руки и правой ноги.
Однако Ленин добился разрешения ежедневно диктовать для своего так называемого дневника. После 24 декабря сначала по 5-10 минут, позднее это время было увеличено до 30-40 минут в день. Такая форма работы создала для Ленина большие трудности, т.к. он не привык пользоваться помощью стенографистки. Чтобы уложиться в отведенные минуты, требовалось напряжённое предварительное обдумывание. Правильным ли было такое решение о форме его работы?
Но ещё днём 23 декабря Ленин попросил разрешения у врачей продиктовать стенографистке в течение пяти минут. Это было начало «Письма к съезду».
В последующие дни Ленин провёл 18 диктовок, всего около 60-ти страниц книжного формата. Последний раз он диктовал 2 марта 1923г. Всё продиктованное и составило завещание Ленина, изданное позднее под заглавием «Последние письма и статьи».
Среди продиктованных заметок была и статья «К вопросу о национальностях или об «автономизации» – последняя его работа по национальному вопросу. Она содержала серьёзные обвинения в адрес Сталина. Продиктована статья была 30-31 декабря 1922г., как раз в дни работы 1-го Всесоюзного съезда Советов, который должен был принять Декларацию и Союзный договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик. Статья, продиктованная в три приёма, была актуальна именно для Съезда Советов. Почему же она не появилась раньше? Ленин объясняет, что летом он был болен, а потом, понадеявшись на своё выздоровление, отложил вмешательство по этому вопросу на октябрьский и декабрьский Пленумы. Но надежды не оправдались.
Касаясь решений съезда, Ленин высказывает предположение, что после 1-го Съезда придётся вернуться назад, «т.е. оставить союз советских социалистических республик лишь в отношении военном и дипломатическом, а во всех других отношениях восстановить полную самостоятельность отдельных наркоматов».
Ранее Ленин писал, что федерация – путь к полной интеграции. Теперь Ленин показал, что этот путь проходит через максимальную самостоятельность в практических вопросах не в ущерб общему единству.
В сущности, это то, что мы наблюдаем сегодня в Европе: пройдя этап создания независимых государств, они пришли к идее единого интегрированного союза в силу естественного развития экономического процесса. И только там, где процесс национального формирования оказался не завершён – Бельгия (фламандцы – валлоны), Испания (баски), сохраняется фактор политической нестабильности.
Сталин же считал созданную в декабре 1922-го года государственную форму конечной, придав ей, к тому же характер унитарного государства. Результат – Беловежская пуща в 1991г. И все оказались на исходных, но гораздо худших позициях.
Касаясь в статье грузинского инцидента, Ленин говорит: «Я думаю, что никакой провокацией, никаким даже оскорблением нельзя оправдать этого русского рукоприкладства…» Ленин считает необходимым наказать Орджоникидзе, а политически- ответственными «за всю эту поистине великорусско-националистическую кампанию следует сделать, конечно, Сталина и Дзержинского».
Идею автономизации, исходя из конкретной ситуации на Кавказе, Ленин назвал неверной и несвоевременной. В грузинском инциденте, считает он, «сыграли роковую роль торопливость и администраторское увлечение Сталина, а также его озлобление против пресловутого «социал-национализма». Озлобление вообще играет в политике обычно самую худшую роль».
Необходимо отличать, говорит далее Ленин, «национализм большой нации и национализм нации маленькой». Интернационализм… должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой то неравенство, которое складывается в жизни фактически… Для этого нужно не только формальное равенство. Для этого нужно возместить так или иначе своим обращением или своими уступками по отношению к инородцу то недоверие, ту подозрительность, те обиды, которые в историческом прошлом нанесены ему правительством «великодержавной» нации…
…ни к чему так не чутки «обиженные» националы, как к чувству равенства и к нарушению этого равенства, хотя бы даже по небрежности, хотя бы в виде шутки, к нарушению этого равенства своими товарищами пролетариями. Вот почему в данном случае лучше пересолить в сторону уступчивости и мягкости к национальным меньшинствам, чем недосолить».
И в этом ряду – отношение к национальным языкам: «Надо ввести строжайшие правила относительно употребления национального языка в инонациональных республиках, входящих в наш союз, и проверить эти правила особенно тщательно».
Ленин говорит, что в связи с несовершенством нашего государственного аппарата, представляющего буржуазную и царскую мешанину, даже правильное решение о «свободе выхода из союза» окажется пустой бумажкой, неспособной защитить российских инородцев от нашествия того истинно русского человека, великоросса-шовиниста, в сущности, подлеца и насильника, каким является типичный русский бюрократ». Этот тип бюрократа Ленин называет «шовинистической великорусской швалью».
Удивительно, как остро, актуально воспринимаются эти ленинские слова сегодня, когда думаешь о причинах развала СССР!

В «Письме к съезду» (24 декабря 1922г.) Ленин критически оценивает черты характера Сталина, практику его работы, которые таят в себе серьёзную опасность для будущего, ещё только строящегося государства.
4 января 1923г. он диктует добавление к «Письму», в котором предлагает переместить Сталина с должности генсека. И главная причина – не различие позиций по каким-то конкретным вопросам. Дискуссии в партийной среде Ленин считал нормальным явлением. Более того, он считает их полезными.
Поддержав уже после революции избрание в ЦК ранее исключённого Каменева, несмотря на разногласия между ними, Ленин сказал: «…наши разногласия, наши споры с Каменевым очень полезны для партии. Каменев не свою личную точку зрения выражает, это не ущербность его сознания. Это точка зрения, которая существует в самих массах».
Дискуссии полезны, т.к. не игнорируют наличие различного понимания проблемы, а помогают осознать причины разногласий как отражение определённых объективных реальностей и выработать единую позицию, на основе которой принимаемые решения будут реализовываться не в порядке принуждения и дисциплины, а на основе единства взглядов, выработанных в процессе открытого обсуждения. А это – залог эффективности в работе.
Ленин считает необходимым переместить Сталина потому, что черты характера человека, обладающего большой властью, – это не мелочь. Отсутствие терпимости, лояльности, вежливости, внимательности к товарищам, капризность могут получить решающее значение. А если учесть особенности взаимоотношений Сталина с Троцким, говорит далее Ленин, то это может грозить расколом в партии.
(Ленин боялся раскола. Разве могло тогда кому-либо прийти в голову, чем обернутся эти «мелочи» характера Сталина для цвета партии? А степень его мстительности и жестокости по отношению ко вчерашним товарищам по борьбе, питаемые колоссальным честолюбием и непоколебимой уверенностью в своей непогрешимости, никто и представить не мог. Вот и не вняли предупреждениям вождя, за что поплатились не только своими жизнями, но и судьбой государства, которое создавали).

В марте 1923г. должен был состояться 12 съезд партии. Ленин предполагал выступить на нём с докладом по национальному вопросу. В порядке подготовки к докладу он 24 января 1923г. через своего секретаря Фотиеву запросил материалы второй комиссии Дзержинского для доследования.
Сталин был против, обвинив Фотиеву в нарушении установленного для Ленина режима, согласно которому ему не следовало давать информацию по текущим вопросам.
1-го февраля Политбюро, несмотря на нежелание Сталина, решило позволить Ленину ознакомиться с материалами комиссии. Ленин назначил трёх секретарей для изучения материалов по грузинскому инциденту.
21-24 февраля состоялся Пленум ЦК, который рассмотрел тезисы Сталина и «постановил не публиковать их до предварительного ознакомления с ними В.И.Ленина, и если Владимир Ильич потребует пересмотра тезисов, то созвать экстренный пленум» (из Документов).
По обычному порядку тезисы к съезду, прежде чем выноситься на пленум, утверждались Политбюро. И если пленум не принял утверждённые Политбюро тезисы, а отправил на ленинскую экспертизу, то это говорит о неприятии их значительным числом участников пленума, а кроме того, и о том исключительном положении, которое Ленин занимал в партии. Больной, полупарализованный, ограниченный в своих действиях болезнью, врачами, да и Сталиным, Ленин оставался не только формальным руководителем партии и государства, но и неформальным лидером с огромным влиянием и авторитетом.
Ленин не согласился с рядом положений тезисов Сталина. В частности, с его утверждением, что «…объединение национальных республик в Союз Советских Социалистических Республик является заключительным этапом развития форм сотрудничества». Ленин ещё в 1919г. предостерегал: «Пытаться наперёд, раз навсегда, «твёрдо» и «бесповоротно» решить этот вопрос было бы узостью понимания или просто тупоумием».
Возражения Ленина означало созыв экстренного пленума ЦК.
5-го марта он продиктовал письмо Троцкому с просьбой разобраться с грузинским делом на предстоящем предсъездовском пленуме. Фотиева, передавая Троцкому материалы от Ленина по грузинскому делу, сказала, что «Ильич не верит Сталину, он хочет открыто выступить против него перед всей партией. Он готовит бомбу». При этом Фотиева добавила, что слово «бомба» употребил Ленин.
Вместе с письмом от 5 марта Троцкий получил копию ленинских заметок по национальному вопросу, продиктованных им 30-31 декабря 1922г. На следующий день Троцкий уведомляет членов ЦК письмом о получении им документов против Сталина.
К этому времени Ленин узнал об оскорблении, которое Сталин нанёс Крупской в декабре 1922г. В тот же день, 5 марта Ленин диктует записку Сталину, в которой требует от него под угрозой разрыва отношений извинений перед Крупской.
6-го марта состояние Ленина ухудшилось, но он ещё успевает отправить лидерам грузинской оппозиции Мдивани и Махарадзе (в копии Троцкому и Каменеву) следующую записку: «Всей душой слежу за вашим делом. Возмущён грубостью Орджоникидзе и потачками Сталина и Дзержинского. Готовлю для вас записки и речь».
Принципиально важная записка. Ленин не согласен с грузинской оппозицией по существу вопроса, но считает нужным оказать ей моральную поддержку. Для него они не враги, для него они товарищи. С ними надо дискутировать, их надо убеждать, но их нельзя унижать, нельзя оскорблять.
Сталин же поступает просто: он приступает к чистке грузинского руководства от оппозиции.
7 марта Сталину была вручена записка Ленина по поводу Крупской, хотя она была против этого. Сталин тотчас же продиктовал ответ с извинениями.
10 марта 1923г. у Ленина новый приступ болезни, приведший к усилению паралича правой половины тела и к потере речи. Наступил финал активной жизни Ленина.

После 10 марта1923г. с потерей речи Ленин, оставаясь в полном сознании, окончательно утратил какую-либо возможность в дальнейшем влиять на происходящее.
Остро встал вопрос о преемственности власти. Ситуация меняется. Вместо экстренного пленума ЦК, как это было предусмотрено решениями февральского пленума, созывается расширенное заседание Политбюро, которое состоялось 22 марта 1923г.
Троцкий не оправдал надежд Ленина. В изменившихся условиях, видимо, не желая ещё более осложнять отношения с существовавшим против него союзом Сталина, Зиновьева и Каменева, он пошёл на компромисс: отказался ставить на обсуждение грузинский вопрос на предстоящем предсъездовском пленуме; информирует Каменева, что он против снятия Сталина. Взамен лишь потребовал от Сталина изменить политику в национальном вопросе и покончить с преследованиями грузинских оппонентов.
Сталин охотно согласился включить в подготовленные им тезисы осуждение великорусского шовинизма, идеи «единой и неделимой» России.
Троцкий согласился оставить за Политбюро право решить, следует ли вообще знакомить съезд с предсъездовскими записями Ленина.
Политбюро постановило вместо публикации этих материалов в качестве документов съезда зачитать их на закрытых заседаниях по делегациям без обсуждения. (Опубликованы ленинские документы были только в1956г.)
Тезисы Сталина к 12 съезду партии, вызвавшие у Ленина ряд замечаний, Политбюро теперь принимает. Историк В.Дорошенко назвал это заседание Политбюро партийным переворотом, т.к. принимать тезисы к съезду партии мог только пленум ЦК. Политбюро узурпировало его полномочия.
29 марта Политбюро направляет Троцкому ультиматум, требуя от него отказа от поддержки позиции Ленина. Ультиматум подписали Зиновьев, Сталин, Каменев, Рыков, Бухарин Калинин, Молотов.
Сторонники Сталина не имели ещё в Политбюро большинства, но все они боялись усиления в новой ситуации Троцкого и в преддверии пленума хотели его нейтрализовать. Троцкий ультиматум принял.
30 марта состоялся Пленум ЦК, который перешёл на сторону большинства Политбюро. Почему? Ведь и здесь сторонники Сталина не имели пока большинства. Видимо, потому, что высшего авторитета в партии, каким был Ленин, к которому можно было апеллировать в сложных вопросах, уже практически не было. Пленум принял то, что ему было предложено. Выбора не было. Троцкий выполнил условия принятого ультиматума.
12 съезд партии открылся в апреле 1923г. Без Ленина.
Выполняя договорённость с Троцким, Сталин говорил на съезде об особой опасности великорусского шовинизма, что тревожило Ленина и многих партийцев. Основная опасность, сказал он, состояла в том, что «в связи с НЭПом у нас растёт не по дням, а по часам великодержавный шовинизм, старающийся стереть всё нерусское, собрать все нити управления вокруг русского начала и придавить нерусское», «устроить в мирном порядке то, чего не удалось устроить Деникину, т.е. создать так называемую «единую и неделимую» Россию, но только советскую».
Это было верно, но это не отражало истинной позиции Сталина. Это было сказано лишь в силу сложившейся ситуации на съезде в связи с записями Ленина, это была плата за молчание Троцкого. Но, осудив великорусский шовинизм, Сталин главный удар нанёс по местному шовинизму и своим грузинским противникам. Верно отметив, что местный шовинизм возникает как реакция на великорусский шовинизм, Сталин вместе с тем обвинил грузинскую оппозицию в том, что её сопротивление плану создания федерации обусловлено желанием в националистических целях извлечь выгоду из «привилегированного положения Грузии в Закавказье». Имея в виду группу Мдивани, Сталин с насмешкой заметил, что «у некоторых товарищей, работающих на некотором куске советской территории, называемом Грузией, там, в верхнем этаже, по-видимому, не всё в порядке».
Ленин считал главной опасностью для создаваемого государства и его воздействия на мировое освободительное движение великорусский шовинизм.
Сталин же мыслит узко конкретно, считая, что для административно-хозяйственного строительства главная опасность – местный национализм.
Бухарин сделал попытку направить съездовскую дискуссию в нужное русло. Он, в частности, сказал, что в национальном вопросе соображения хозяйственной целесообразности и административной эффективности должны отойти на второй план. Поэтому на первом плане должна быть борьба против русского шовинизма, а борьба с местным шовинизмом – это тема второй фазы борьбы. «Если бы товарищ Ленин, – сказал Бухарин, – был здесь, он бы задал такую баню русским шовинистам, что они бы помнили десять лет».
Но Ленина на съезде не было.
Троцкий молчал.
«Бомба» не взорвалась.

С конца июля 1923г. здоровье Ленина начало медленно, но непрерывно улучшаться. 18 октября 1923г. Ленин решил побывать в Москве. Это был его последний приезд в столицу. Однако во второй половине октября 1923г. появились симптомы нового обострения болезни, хотя общее самочувствие было неплохое.
На проходившей 16-18 января 1924г. конференции, похоже, не без ведома Ленина, выступила Крупская. Ленину читали документы этой конференции.
Внезапно в состоянии его здоровья произошло резкое ухудшение.
21 января в 6 часов 50 минут вечера Ленин скончался.

Н.К.Крупская писала А.М.Горькому о последних неделях жизни Владимира Ильича: «Он был до самой смерти таким, каким и раньше, – человеком громадной воли, владевший собой, смеявшимся и шутившим ещё накануне смерти, нежно заботившимся о других».
Как это не вяжется с кощунственно обезображенным обликом великого человека в фильме Сокурова «Телец»! А по своей бестактности это можно соотнести разве что с помещением последней фотографии измождённого, измученного болезнью Ленина на суперобложке книги Волкогонова «Ленин».
И как горько, даже стыдно, слышать было высказывания деятелей культуры постсоветской России о фильме «Телец» после его первого публичного просмотра, воспринявших издевательски изображённого Ленина не только без возмущения, но даже с каким-то мазохистским злорадством.
Вот уж, действительно, в какое болото скатилась «элита» сегодняшней России!

Ленин умер. В развернувшейся борьбе за власть победил Сталин. Теперь можно сводить счёты и с теми, кто был против, и с теми, кто был за – вождь не может быть никому обязан! И можно выстраивать государство по собственному разумению. Основные принципы этого «разумения» предельно чётко сформулировал герой гражданской войны Фёдор Раскольников в открытом письме Сталину: «Вы культивируете политику без этики, власть без честности, социализм без любви к человеку».
Первый акт драмы завершён. Следующий – впереди…

Литература

Т а к е р Р о б е р т. Сталин. Путь к власти. 1879-1929. – М.,1991.
П е й н Р о б е р т. Ленин. –М., 2005.
Л е н и н В.И. Критические заметки по национальному вопросу (1913).
Л е н и н В.И. О праве наций на самоопределение (1913).
Л е н и н В.И. О национальной гордости великороссов (1914).
Л е н и н В.И. Последние письма и статьи. – М., 1971.
С т а л и н И.В. Марксизм и национальный вопрос (1913)
Д о р о ш е н к о В. Ленин и Сталин: две позиции по национальному вопросу. – Б. 1990
К истории образования СССР. Статьи газеты «Правда» – 1988, 1989, 1992.
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.