РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
Поэзия
О новой книге Ефима Златкина
Публицистика
Дар с Земли Обетованной
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
100-летие со дня рождения Григория Окуня

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Главы из книги "Драма выбора"

Публицистика Марк Берсон

Ж. «Русское лит. эхо» №29

ДРАМА ВЫБОРА

Социализм – идея великая,
да исповедующие её не великаны.
Ф.М.Достоевский, «Бесы»


Акт 2*


В день 70-летия Сталина лондонская «Обсервер» (21.12.1949г.) писала: «Сталин с конца 1930-х годов проводит великодержавную, а не большевистскую политику… он отказался от идеологии мировой революции и пытался совершить то, чего не могла или не успела сделать династия Романовых. И именно такой политике Сталин подчиняет мировое коммунистическое движение – оно становится важным союзником великодержавных интересов СССР».
Это оценка не одной лишь «Обсервер». И похоже, она соответствует, в определённой степени, истине. То, против чего яростно боролся Ленин, стало стержнем внутренней и внешней политики Сталина.
После смерти Сталина наиболее яркий итог его деятельности подвёл Черчилль, один из самых непримиримых врагов Советского Союза: «Он (Сталин) принял Россию с сохою, а оставил её оснащённой атомным оружием ».
Но,подводя итоги жизни и деятельности Сталина, мир, даже ещё при его жизни, задавался вопросом: «А что дальше?»
«Ди Вельт» (ФРГ, 21.12.1949г.): Для своей страны Сталин сделал неизмеримо больше, чем её монархические правители. Но что будет после него?..»
«Обсервер» (Лондон, 05.03.1953г.): «Его (Сталина) личность буквально пронизала все поры экономики, политики и повседневной жизни граждан СССР. Но маловероятно, что можно будет сохранить в неприкосновенности и, тем более, приумножить оставленное Сталиным».
«Фигаро» (Париж, 06.03.1953г.): «Вряд ли кто-либо из преемников Сталина сможет составить ему конкуренцию… Но сохранится ли СССР в будущем, без Сталина?»
Шарль де Голль (Франция, 06.03.1953г.): «Сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено».
Итак, весь мир признаёт заслуги Сталина перед своей страной и весь мир сомневается в жизнеспособности созданной им системы.
В сущности, это приговор Сталину и как политику, и как государственному деятелю. И приговор этот, спустя некоторое время, исполнился.
Почему же это произошло?

После февральской революции 1917г. в преддверии новой революции перед большевиками вопрос о характере пролетарского государства приобретает конкретно практический характер.
В августе-сентябре 1917г. Ленин пишет брошюру (так он её назвал) «Государство и революция», где в поисках ответа обращается к Марксу. Он обращает внимание на то, что Маркс не брался открывать политические формы будущего, а подходил к проблеме как естествоиспытатель подходит к вопросу о развитии новой биологической разновидности, которая возникла при определённых условиях и видоизменяется в определённом направлении. Он изучает как естественноисторический процесс рождение нового общества из старого, его переходные формы. «У Маркса, пишет Ленин, нет и капельки утопизма в том смысле, чтобы он сочинял, сфантазировал «новое общество». Маркс, говорит Ленин, «не вдаваясь в утопии, от опыта массового движения ждал ответа на
__________________________________________________
*Акт1 смотри журнал «Русское литературное эхо» №7(24).

вопрос о том, в какие конкретные формы эта организация пролетариата как
господствующего класса станет выливаться…»

В феврале 1918г. на 7-ом Чрезвычайном съезде партии Ленин говорил: «Дать характеристику социализма мы не можем; каков социализм будет, когда достигнет готовых форм, – мы этого не знаем, мы этого сказать не можем… Потому что нет ещё для характеристики социализма материалов. Кирпичи ещё не созданы, из которых социализм сложится» (т.36, стр. 48,65).
Социализм для Ленина не нечто искусственное, придуманное, навязываемое массам, а результат естественного развития капитализма. Этому процессу партия должна всячески содействовать, не забегая вперёд: «…ни в коем случае не обгонять развития масс, а дожидаться, пока из собственного опыта этих масс, из их собственной борьбы вырастет движение вперёд… Идти дальше, на шаг дальше – будет уже неверно» (Ленин, 1918г., т.37, стр.141).
И когда в 1921г. произошёл Кронштадский мятеж, Ленин отказывается от политики военного коммунизма, проводившейся в годы Гражданской войны. Он становится «инициатором одного из тех крутых и далеко идущих изменений курса, которые были характерны для его политического стиля» (Р. Такер).
21 марта 1921г. Х съезд ВКП(б) по инициативе Ленина объявляет о переходе к новой экономической политике – НЭПу.

Какие идеи легли в основу новой экономической политики?
Энгельс в своей работе «К аграрному вопросу на Западе» писал: «Когда мы овладеем государственной властью, мы не будем и думать о том, чтобы насильственно экспроприировать мелких крестьян (всё равно, с вознаграждением или нет), как это мы вынуждены будем сделать с крупными землевладельцами. Наша задача по отношению к мелким крестьянам будет состоять прежде всего в том, чтобы их частное производство и частную собственность перевести в товарищескую, но не насильственным путём, а посредством примера и предложения общественной помощи для этой цели».
В работе Ленина «Детская болезнь левизны в коммунизме», написанной в 1921г., читаем: «Уничтожить классы – значит не только прогнать помещиков и капиталистов… Это значит также уничтожить мелких товаропроизводителей, а их нельзя прогнать, их нельзя подавить, с ними надо ужиться, их можно (и должно) переделать, перевоспитать только очень длительной, медленной, осторожной организаторской работой».

Что же конкретно представлял собой НЭП?
Интернет, Викитека:
Главное содержание нэпа – замена продразвёрстки продналогом в деревне, использование рынка и различных форм собственности, привлечение иностранного капитала в форме концессий, проведение денежной реформы…
Новая экономическая политика предполагала государственное регулирование смешанной экономики с использованием плановых и рыночных механизмов. Государство сохраняло командные высоты в экономике и применяло директивные и косвенные методы государственного регулирования.
Нэп позволил быстро восстановить народное хозяйство, разрушенное Первой мировой и Гражданской войнами.
Рубль в период 1922-1924 годов стал конвертируемой валютой.

Вот что пишет по поводу введения нэпа французский экономист, политолог и философ Жак Аттали в книге «Карл Маркс. Мировой дух» (ЖЗЛ,2008): «Ленин намеревался восстановить в «некоторых» секторах (сельское хозяйство, кустарное производство, розничная торговля, мелкая промышленность) и на «неограниченное» время экономику капиталистического типа (через приватизацию), а параллельно выстроить социалистический сектор в области транспорта, банков, крупной промышленности, оптовой и внешней торговли. Продразвёрстку в деревнях заменили продналогом… Внутренняя торговля вновь стала свободной; обратились к зарубежным капиталам, методам и технологиям».
Здесь же Аттали приводит обширную цитату из статьи Ленина «О продовольственном налоге»(1921): «Мы слабы и глупы. Мы боимся посмотреть прямо в лицо «низкой истине» и слишком часто отдаём себя во власть «нас возвышающему обману»… Мы часто сбиваемся всё ещё на рассуждение: «капитализм есть зло, социализм есть благо». Но это рассуждение неправильно, ибо забывает всю совокупность наличных общественно-экономических укладов, выхватывая только два из них. Капитализм есть зло по отношению к социализму. Капитализм есть благо по отношению к средневековью…»
Англичанин Роберт Пейн в своей книге «Ленин» (ЖЗЛ, 1964) писал, что нэп означал введение государственного капитализма. Это рассматривалось Лениным как некий тактический манёвр, как своего рода отступление, продиктованное суровой необходимостью. Крупная промышленность и внешняя торговля остались монополией государства. Но внутренняя монополия государства на торговлю зерном отменялась. Крестьянам было разрешено продавать излишки хлеба на свободном рынке. И как результат – «машина ожила, задышала и с новыми силами двинулась вперёд».
В ноябре 1922г. на 4-ом конгрессе Коминтерна Ленин, выступая перед зарубежными коммунистами, говорит о необходимости учиться нэпу, нэп нуждается в регулировании товарно-денежных отношений.
«Надо, – говорил Ленин, – не ломать, а оживлять экономическую жизнь. Методы «кавалерийской атаки» на капитал должны уступить место «реформистскому, постепеновскому, осторожно-обходному методу действий в коренных вопросах экономического строительства» (т.44, стр.221).
В январе 1923г. Ленин, уже тяжело больной, диктует статью «О кооперации». В нэпе, говорится в ней, найдена та «степень соединения частного интереса, частного торгового интереса, проверки и контроля его государством, степень подчинения его общим интересам, которая раньше составляла камень преткновения для многих и многих социалистов… Это ещё не построение социалистического общества, но это всё необходимое и достаточное для этого построения». Кооперация, говорится в статье, даёт возможность перейти к новым порядкам «путём возможно более простым, лёгким и доступным для крестьянина». Но чтобы люди поняли все выгоды кооперации, «нужен целый переворот, целая полоса культурного развития всей народной массы. Поэтому… как можно меньше мудрствования и как можно меньше выкрутас».
Главная мысль Ленина: «Строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией – это есть строй социализма».
Что значит понятие «цивилизованности»? Это грамотность, толковость, умение пользоваться книжками, а также материальная основа, т.е. защищённость от неурожая, от голода и т.д. И далее: «Мы вынуждены признать коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм». Суть этой перемены в переносе центра тяжести с политической борьбы «на мирную организационную «культурную» работу».
Эту же мысль Ленин развивает и в статье «Лучше меньше, да лучше» (март1923г.):
«… элементов знания, просвещения, обучения у нас до смешного мало по сравнению со всеми другими государствами». Нужны люди «действительно просвещённые, за которых можно ручаться, что они ни слова не возьмут на веру, ни слова не скажут против совести, – не побоялись признаться ни в какой трудности и не побоялись никакой борьбы для достижения серьёзно поставленной себе цели».
И ещё: нужно успеть цивилизоваться, чтобы спастись от грядущего столкновения с империалистическими государствами.

Как пишет Р. Такер, новым элементом, предложенным ленинским марксизмом, был тезис о том, что в отсталой стране, такой, как Россия, должна пройти целая историческая эпоха между пролетарской революцией и наступлением социализма. Национализация земли, источников сырья и основных средств производства не превратила Россию в социалистическую страну. Ибо «социализм» означает не просто общественную собственность на средства производства. Это общество, достигшее высокого уровня экономического и культурного развития, общество машинной технологии, население которого, проникнутое социалистическим самосознанием, оказалось бы активно вовлечённым в управление общественными делами и добровольно участвовало бы в кооперативных формах труда. Следовательно, чтобы Россию нэповскую сделать социалистической, требовалось осуществить глубокое обновление общества и преодолеть вековое наследие отсталости, нищеты, неграмотности, религиозности, бюрократии, лености и коррупции. Поэтому социалистическая революция, уже после обретения власти, рассматривалась как длительный процесс. В результате должно сформироваться по-новому демократическое общество, созданное для трудящихся, которое вовлекает миллионы простых людей в общественную деятельность через комсомол, Советы, профсоюзы, кооперативы и другие добровольные объединения.
Это значит, что советское общество задумывалось как общество самодеятельное, динамично развивающееся, отнюдь не авторитарное.

Статьи и высказывания Ленина послереволюционного периода содержат основные принципы, идеи, направления деятельности по созданию социалистического государства:
не фантазировать, не «изобретать» какие-то структуры, а внимательно изучать живую практику масс;
изучать практику и опыт капитализма по организации конкретного производства;
не проявлять торопливость, нетерпение в достижении практических целей;
развивать «строй цивилизованных кооператоров»;
развивать «культурность» масс, сочетающую реальное участие в принятии конкретных решений в чисто практических вопросах с реальной ответственностью за результаты принятых решений.
«Научиться практически строить социализм» (т.45,стр.370) – вот главный тезис Ленина.

После Ленина
Первоначально в 20-е годы предполагалось, что строительство социализма в стране будет осуществляться в рамках нэпа. Но по вопросу о том, как это делать, как пойдёт этот процесс, единого мнения не было. Ведь никакое учение не в состоянии обеспечить руководство в новых исторических условиях, если его не применять творчески.
Среди бывших соратников Ленина масса разногласий. А высшего авторитета у партии уже нет.
В окружении Ленина были, безусловно, незаурядные люди, посвятившие свою жизнь борьбе за революционное переустройство жизни на началах социальной справедливости. За плечами у них подполье, тюрьмы, ссылки, эмиграция. И при этом интеллектуальная независимость, самостоятельный взгляд на события, стремление действовать в соответствии со своим пониманием происходящего.
Только уникальный авторитет Ленина, сложившийся за годы испытаний, через которые прошла партия под его руководством, позволял ему сохранять единство правящей группы.
Недаром М.Горький писал: «Я знаю, что между Владимиром Лениным и даже крупнейшими людьми его партии невозможно поставить знака равенства».
Это ощущали все. Неслучайно Сталин, пока ещё лишь в тайне мечтавший занять в партии опустевшее место вождя, выступая в 1925г. на 14-ом съезде партии, сказал: «Руководить партией вне коллегии нельзя. Глупо мечтать об этом после Ильича… глупо об этом говорить…» Слова эти были встречены с пониманием и одобрением. Так думала партия. Но Сталин скорее всего сказал это в противовес Троцкому, чей авторитет в партии тогда был очень высок. В1937 г. Сталин в узком кругу своих приближённых признал, что «Троцкий после Ленина был самый популярный в нашей стране» (по Р.Такеру).
Вот почему уже во время последней болезни Ленина Зиновьев и Каменев объединяются против Троцкого. К ним присоединяется и Сталин.
Троцкого боялись, боялись его властности, высокомерия, стремления к администрированию. В нём видели человека, который может претендовать на место Ленина в партии. В Сталине ни Зиновьев, ни Каменев соперника пока ещё не видели.
В 1925г. Бухарин, отвечая на критику Троцкого по поводу зажима партийной демократии, прямо сказал: «У нас нет демократии, потому что мы боимся вас» (Р.Такер, с.464).
В начале 1925г. проходила внутрипартийная дискуссия, в центре которой было обсуждение вопроса, как оценить существующее на данный момент соотношение регулирующего воздействия государства и стихии частного рынка. Высказывались разные мнения, однако, судя по последовавшим событиям, верных решений найдено не было. В этих условиях поиски решений практических проблем, стоящих перед страной, превращались в проблему борьбы за власть.
Левая оппозиция, которую возглавлял Троцкий, говорила о нарастании кризисных явлений в экономике. Это было так. Но что она предлагала: ускорить индустриализацию за счёт выкачивания средств из крестьянства, что было чревато социальными конфликтами (удар по союзу рабочих и крестьян) и вело к созданию административной системы и отмене нэпа. Кроме того, левые делали ставку на революцию за рубежом как непременное условие успешного построения социализма у себя дома. И это в то время, когда все революционные выступления на Западе к этому времени потерпели поражения.
Осенью 1925г. триумвират (Зиновьев, Каменев, Сталин) распался. Зиновьев и Каменев создают так называемую «новую оппозицию» – уже против Сталина. Наконец они разглядели в нём то, против чего предостерегал партию Ленин.
«Новая оппозиция» тоже считала мировую революцию условием победы социализма в СССР. Она также обвиняла руководство партии в недооценке кулацкой опасности и считала, что крестьянин-середняк не может быть последовательным союзником рабочего класса в социалистическом строительстве. Вместе с тем оппозиционеры полагали неизбежным длительное сохранение аграрного характера страны.
Убеждённым сторонником нэпа и главным проводником умеренной, ориентированной на крестьянина хозяйственной политики был Бухарин. Ему принадлежат слова: «Наивысший длительно темп получится при таком сочетании, когда индустрия подымется на быстро растущем сельском хозяйстве…» При этом Бухарин считал, что в экономическом плане можно построить социализм в одной, отдельно взятой стране. Упоминание об этом есть и у Ленина. Это была перспективная мысль. Впоследствии Сталин взял её на вооружение.
Что касается положения в экономике в тот момент, то Бухарин и Сталин вообще отрицали наличие кризисных явлений, считая, что государство в целом уже овладело механизмами рынка. Это была ошибочная позиция. Как показали дальнейшие события, поддержка Сталиным ориентации Бухарина в хозяйственной политике в значительной степени объяснялась противостоянием с оппозицией как конкурирующей группой в борьбе за власть.
В декабре 1925г. собрался 14-ый съезд ВКП(б). «Новая оппозиция» на съезде потерпела поражение от Сталина и Бухарина. Троцкий и его сторонники не участвовали в «новой оппозиции», занимая позицию молчаливой поддержки.

Между тем стихийные начала рынка расширялись. Это означало, что государство рано или поздно попытается восстановить утраченные позиции за счёт форсированного административного вмешательства в экономику. Таким образом, в перспективе позиции сторон неизбежно должны будут прийти к одной точке – к административно-командной системе. Так оно и случилось. А «критическая точка» 1925г., как позже выразился Бухарин, была пропущена – «пропустили» этап кооперативного нэпа, только начавшего набирать качества цивилизованности и культурности.

Объективные трудности пути в неизведанное усугублялись субъективными ошибками руководства.
В 1925-1927гг. в экономическом развитии появились диспропорции, давшие начала экономическому кризису 1927-1928гг. В результате наметился отход широких масс трудящихся от нэпа, что стало социальной причиной того, что все течения в партии выступили за модификацию нэпа в той или иной форме.
Ленин ещё до революции писал, что после прихода большевиков к власти придётся «либо погибнуть, либо догнать передовые страны и перегнать их и экономически».
Взявшись после смерти Ленина за решение насущных практических проблем, связанных с необходимостью безотлагательной индустриализации, руководство партии «сосредоточило своё внимание не на культурничестве, а на развитии экономики»(Р.Такер, стр. 335). А ведь Ленин в своих статьях 22-23 годов говорит о культурничестве как о базе, основе индустриализации.
Догматическое прочтение марксизма привело к тому, что вместо поисков адекватных ответов на вопросы, рождённые реалиями жизни, подбирались цитаты, которые больше соответствовали их уровню понимания и относились совсем к иному времени, когда вопрос рассматривался скорей в общетеоретическом, чем в конкретно-практическом плане, как это было в 20-е годы.
Вульгаризация марксизма и всего хода мировой истории способствовали тому, что нэп перестал быть динамичной политикой партии. А ведь главная проблема состояла в том, чтобы на каждом этапе социалистического строительства в связи с возникновением новых проблем соблюдать верную пропорцию между тем, что такому воздействию поддаётся слабо или не поддаётся совсем. Смещение пропорций могло привести либо к нарастанию реставрационных тенденций – угроза диктатуре пролетариата, либо к формированию административно-командной системы – через уничтожение нэпа (по Р.Такеру).

В этот период советское общество ещё не представляло собой той жёстко контролируемой системы, какой оно стало в 30-е годы в результате «революции сверху», начатой Сталиным в конце 1929г., когда он наконец обрёл необходимую для этого силу. Почти во всех отраслях экономики процветало частное предпринимательство. Интеллектуальную жизнь ещё не пытались жёстко регламентировать. Секретная служба ещё не стала политическим инструментом одного человека. И отстаивать свою позицию каждому нужно было в открытой дискуссии.
В 1926г. Троцкий, Зиновьев и Каменев образовали «объединённую оппозицию». В октябре этого же года на 15-ой конференции ВКП(б) Троцкий призвал к ускорению индустриализации, в частности, путём налогообложения кулаков в качестве одного из средств достижения этой цели.
Стремление левой оппозиции решать вопросы индустриализации за счёт крестьянства, утверждение, что социализм нельзя построить без мировой революции – и всё это на фоне ухудшения экономического положения в стране – создало предпосылки, позволившие Сталину расправиться с левыми оппозиционерами. В конце 1927г. Троцкий, Зиновьев, Каменев и их сторонники были исключены из партии. В этом же году Троцкий был сослан в Алма-Ату, а в начале 1928г. – выслан из страны.

Левая оппозиция разгромлена. Что дальше? На решение практических задач, связанных с возникшими экономическими проблемами, это никак не повлияло.
Разразившийся в 1927-1928 годах экономический кризис проявился в трудностях проведения хлебозаготовок 1927г. Суть была в следующем.
Хлеб в стране был. Но закупочные цены были низкие, а достаточного количества товарной массы, способной реально стабилизировать хлебозаготовки, государство не имело. И в январе 1928г. всё партийное руководство, в том числе Бухарин, Рыков и Томский, единодушно проголосовали за временные чрезвычайные меры, т.е., в сущности, пришли к тому, против чего выступали, борясь с левой оппозицией. Проголосовав за временные чрезвычайные меры, Бухарин при этом выразил опасение, что возникнет такая административно-командная система, которая попытается взять на себя регулирующие функции рынка. Опираясь на опыт военного коммунизма, он предвидел, что всё равно возникнет необходимость ликвидации административной системы.
Не сумев предотвратить возникшую ситуацию, стали действовать применительно к обстоятельствам. В апреле 1929г. Бухарин, анализируя причины хлебозаготовительного кризиса, сказал: в 1925-1927гг. хлебная проблема была упущена из поля зрения. И твёрдой основы для индустриализации создано не было. В результате и возникла машина «чрезвычайных мер».
После января 1928г. в Политбюро усилились разногласия относительно чрезвычайных мер в отношении крестьянства. Но касались они лишь степени и длительности этих мер.
После разгрома левой оппозиции Сталин на июльском Пленуме ЦК ВКП(б) уже оправдывает необходимость добавочного налога на крестьянство в интересах подъёма индустрии. Он доказывал, что это явление временное, и этот «сверхналог» впоследствии будет отменён. В условиях социалистического государства крестьянство «безусловно, может… выдержать эту тяжесть». Сталин: «Чрезвычайные меры необходимы и целесообразны при известных, чрезвычайных, условиях, когда нет у нас в наличии других мер для маневрирования».
Чрезвычайные меры июльский Пленум 1928г. всё же отменил. Но экономическое положение в стране продолжало ухудшаться. Пришлось вводить карточную систему.
Дискуссия в партии продолжалась и после Пленума, приобретя характер борьбы за власть между Сталиным и уже правой оппозицией, возглавляемой Бухариным.
На ноябрьском Пленуме 1929г. оппозиция потерпела поражение. Вновь были одобрены чрезвычайные меры по изъятию хлеба у крестьян. Бухарин был выведен из состава Политбюро. В этом же году, но несколько позже, он был исключён из партии.
После ноябрьского Пленума 1929г. в стране началась насильственная коллективизация и ускоренная индустриализация.
Бухарин, возражая против «чрезвычайных мер», опасался, что подобная социально-экономическая политика вызовет крах страны. Но этого не случилось, и Бухарин поддержал политику Сталина. На 17-ом съезде партии в1934г. он поддержал ликвидацию кулачества. В1937г. приветствовал расстрел Каменева и Зиновьева. В том же году Бухарин сам был арестован и в 1938г. расстрелян.
Сталину не нужны были те, кто мог иметь собственное мнение и пытаться отстаивать его. Борьбу за выбор пути развития страны он использовал как средство устранения своих политических соперников. Драма выбора завершилась. Путь к формированию административно-командной системы был расчищен.

Каковы были предпосылки этой драмы
В условиях нэпа промышленные предприятия получили широкую автономию и были переведены на хозяйственный (в рамках госбюджета и твёрдых цен) и коммерческий (получение прибыли за счёт договорно-рыночных цен) расчёт.
Рыночный механизм позволил в короткие сроки осуществить восстановление промышленности. Восстановилась и численность рабочего класса, повысилась производительность труда.
Однако нэп, улучшив материальное положение рабочих, ещё не проник вглубь производственного процесса. Взаимоотношения между рабочими и администрацией на заводах и фабриках регулировались не работой на конечный результат, не хозрасчётными формами, например, коллективного подряда, а традиционной системой норм, тарифов и расценок. В результате была слаба материальная заинтересованность рабочего в конечных результатах. Государственная промышленность в этих условиях не могла существовать без административных подпорок, что выражалось в ограничении действий рынка.
Административное вмешательство в экономику освобождало рабочих от последствий неизбежного в условиях хозрасчёта хозяйственного риска. Это устраивало рабочего, не привыкшего к проявлению хозяйственной инициативы, и он сам требовал этой государственной «подстраховки», дающей ему чувство уверенности в прочности, стабильности его положения.
В 20-е годы административные методы как раз и создавали для рабочего класса систему определённых социальных гарантий. Ведь доведённый до рабочего места хозрасчёт в той или иной мере поставил бы его материальное положение в зависимость от стихии частного рынка.
Это так. Но одновременно это отрицательно сказывалось на эффективности производства. В 1927г. экономическое положение в стране ухудшилось, а вместе с этим обострились социальные проблемы. Возникло представление, что нэп себя исчерпал, нужны новые пути и методы хозяйствования.

А как же крестьянство? 35% беднейшего крестьянства были освобождены от уплаты сельхозналога. Льготы, классовые гарантии, которыми они пользовались в 20-е годы, гарантировались непосредственным госвмешательством в экономику. Следовательно, часть крестьян была привязана к нэпу не через стихию частного рынка, а через различные госкапиталистические формы – прежде всего низшие формы кооперации, которые не содержат в себе элемента социалистичности, признаками чего являются обобществление средств производства, цивилизованность и культурность. Это сокращало возможности реализации планов движения к социализму в рамках нэпа.
Программа плавной трансформации нэпа для задач социалистической реконструкции предусматривала реальные для того времени масштабы вовлечения крестьян в производственную кооперацию (колхозы). Она ориентировала на постепенность, сбалансированность и взвешенность в определении темпов индустриализации, на укрепление смычки города и деревни и, главное, на достаточно длительное сохранение индивидуального крестьянского хозяйства как основы развития аграрного сектора экономики. В идеале такая программа была реальной и приемлемой для страны.
Кооперация, даже в её низших докапиталистических формах, не только позволяла каким-то образом «стягивать» частный интерес крестьян, но и получить значительные средства на индустриализацию, не нарушая нормальной экономической жизни.
Движение за создание коллективных хозяйств началось уже в начале 20-х годов, породив разные формы кооперации. Жизнь как бы опробывала разные формы, ища наиболее эффективные.
Но партийное руководство после смерти Ленина посчитало более простым и эффективным путём для получения средств на индустриализацию «огосударствление кооперации», что на практике означало подрыв её хозрасчётных начал. Вместо укрепления материально-технической базы только ещё формируемых колхозов с целью увеличения отдачи для получения средств на индустриализацию, началась принудительная коллективизация, при этом определённая часть средств оказалась заморожена в индустриальном долгострое. Низшие формы кооперации оказались в загоне, а колхозы стали создаваться форсированным путём, не считаясь ни с экономической, ни с психологической степенью готовности деревни. Подобная конструкция насаждалась сверху, а не прорастала естественно из деревенской реальности 20-х годов. Новый социальный строй рождался не вследствие живой практики тружеников, а как жёстко централизованная хозяйственная система, рождённая не творчеством масс, а бюрократизмом власти. И когда приступили к индустриализации на слабой базе крестьянского хозяйства, когда был запущен механизм «перекачки» – неэквивалентного обмена между государственной промышленностью и мелкотоварным сельхозпроизводством, резко обострились все противоречия.
Идея Ленина о социализме как строе «цивилизованных кооператоров» не была воспринята его преемниками.
Результат – оживление в экономике, наступившее после введения нэпа, сменилось упадком.
Викитека (Интернет): «Первые попытки свёртывания нэпа начались со 2-ой половины 20-ых годов. Ликвидировались синдикаты в промышленности, из которой административно вытеснялся частный капитал, создавалась жёсткая централизованная система управления экономикой (хозяйственные наркоматы). Был взят курс на принудительное изъятие хлеба и насильственную коллективизацию деревни. Проводились репрессии против управленческих кадров (Шахтинское дело, процесс Промпартии и др.).
К началу 1930-х годов НЭП был фактически свёрнут».
В своей работе «Детская болезнь левизны в коммунизме» Ленин приводит слова Энгельса: «Что за детская наивность выставлять собственное нетерпение в качестве теоретического аргумента».
При жизни Ленин не раз упрекал Сталина в склонности к административной торопливости. После смерти Ленина нейтрализовать эту торопливость было некому.

Что способствовало такому развитию событий
Р.Такер пишет: «Манёвры, с помощью которых Сталин привёл свою фракцию к окончательной победе над остальными группировками, свидетельствуют о его исключительной ловкости как политического стратега. Эти действия в западной литературе неоднократно приводили в качестве классического примера искусства коалиционной стратегии, на котором следует учиться». И далее: однако сосредоточивать внимание только на фактах коалиционного маневрирования недостаточно. Это «значит упустить из виду некоторые более глубокие и сложные моменты политического процесса, проходившего в Советской России в первые годы после смерти Ленина». (Стр.276-278)

Обратим внимание на состав партии и образовательный уровень её членов после революции.
У Р.Такера.
Начало 1917г. Из подполья вышло около 24-х тысяч человек.
1 ноября 1925г. – членов и кандидатов партии превышало 1 миллион.
Партийцев с дореволюционным стажем в ней осталось всего 8,5 тыс. человек.
У Ю.В.Емельянова.
Анкетирование в 1920г. 30-ти тысяч членов партии показало, что из них лишь 5% имели высшее образование, 8% – среднее, 3% – неграмотны. Остальные 84% имели «низшее», «домашнее» и прочие виды образования.
Понятно, что большинство не имели ни опыта подпольной работы, ни достаточного образования как марксистского, так и общего, чтобы самостоятельно разобраться в сложных вопросах теории и практики борьбы за поиски путей социалистического строительства.
Ранее огромный авторитет Ленина служил им ориентиром. Со смертью Ленина высшего авторитета в партии не стало. А каждый из руководителей государства старался показать себя самым верным учеником, соратником и продолжателем дела Ленина.
В этих условиях большинство оказывало поддержку тому, кто был им понятней, доступней, в большей степени соответствовал их культурному, интеллектуальному уровню и психологическому настрою.
Сталин умел учитывать этот фактор и умело пользовался им.
Р.Такер приводит такой эпизод. В одной из своих речей Сталин привёл и прокомментировал выдержку из брошюры Троцкого «Новый курс»: «Ленинизм как система революционного действия предполагает воспитанное размышлением и опытом революционное чутьё, которое в области общественной – то же самое, что мышечное ощущение в физическом труде». После чего Сталин обращается к аудитории: «Не правда ли – и ново, и оригинально, и глубокомысленно. Вы поняли что-нибудь?» (В протоколе: «Смех».) Удар достиг цели. А Сталин продолжает: «Всё это очень красочно, музыкально и, если хотите, даже великолепно. Не хватает только «мелочи»: простого и человеческого определения ленинизма».
Сам Сталин, уже после Троцкого, написал книгу «Об основах ленинизма», посвящённую молодым коммунистам, написанную простым, ясным языком. Зиновьев, выступая на 14-ом съезде партии, отметил успех этой работы, сказав, что она пользуется «очень большой популярностью».
С живым Лениным Сталин последний раз встречался 13 декабря 1922 года. Ленин умер 21 января 1924г. И за этот последний год жизни вождя – целый ряд конфликтов со Сталиным: и по грузинскому вопросу, и по вопросу образования СССР, и из-за оскорбления Сталиным Крупской. А в 1923г. Ленин обращается с письмом к предстоящему съезду партии с предложением «переместить» Сталина с должности генсека. Несмотря на это к концу 1929г. Сталин сумел добиться того, что именно в нём стали видеть истинного продолжателя дела Ленина и самого близкого его соратника.

Гражданская война закончилась не так давно. Милитаризованность сознания руководителей страны, да и массы её участников давала о себе знать. Метод прямого силового воздействия казался более быстрым, действенным и надёжным.
Ленин говорил, что для строительства социализма через нэп понадобится 10-20 лет, в течение которых крестьянин должен научиться быть «цивилизованным кооператором».
Но Ленина уже нет. А Сталин утверждает, что в условиях завоёванной власти для достижения поставленной цели достаточно создать жёсткие организационные рамки, в которых человек – беспрекословный исполнитель. Недаром он ещё в начале 20-х годов представлял себе партию как орден меченосцев – самоотверженных исполнителей воли главы ордена. После разгрома оппозиции партия превратилась в жёсткую структуру, где инициатива была возможна лишь сверху вниз. Никакой оппозиции, никаких, как при Ленине, дискуссий.
Разделяя идеологию Ленина, Сталин после революции разошёлся с ним во взглядах на методы построения государства нового типа. В этом сказалась разница между творческим мышлением Ленина и догматическим – Сталина, как и разница в уровне культуры и нравственных основах суждений и поступков (по Р.Такеру).
Сталин верен идее создания сильного социалистического государства, но при этом для него главное не создание необходимых условий, чтобы это стало возможным, а добиться своего любой ценой, даже если объективные условия для этого не созрели, ещё не созданы. Отсюда ликвидация нэпа, насильственная коллективизация, ускоренная индустриализация, стремление к унификации форм собственности, жёсткое администрирование по отношению к колхозам. И самое страшное – массовые репрессии.
Неэффективная модель экономики отнюдь не предполагает репрессий. Но методы руководства в условиях административной системы в огромной степени зависят, более того – определяются личными качествами руководителя. Недаром Ленин, предлагая в письме съезду 4 января1923г. переместить Сталина с должности генсека, пишет, что личные качества руководителя могут «показаться ничтожной мелочью», но «это не мелочь, или такая мелочь, которая может получить решающее значение».
Так оно и случилось. То, что государство взяло на вооружение не просто административные способы управления хозяйством, но и методы принуждения, пойдя по пути нарушения правовых норм, напрямую связано с личными качествами Сталина.

На первых порах новая система управления хозяйственной жизнью страны, казалась бы, давала результаты. Темп и размах социально-экономических преобразований, реальные достижения в строительстве народного хозяйства, совершавшихся с помощью этих методов, рождали энтузиазм строителей первых пятилеток, свято веривших в высочайшую значимость их дел, в руководство страны, в партию, в верность избранного пути – ведь это Ленинский путь строительства социализма. И другого пути нет. А ведёт их по этому пути Сталин, верный ученик Ленина. Эта уверенность побуждала оправдывать негативные явления, воспринимая их как нечто вынужденное ради достижения будущей счастливой жизни. Тем более что Сталин связал свой курс ускоренного развития страны с внешней угрозой. Этим он оправдывал возвращение к командным методам руководства страной. 4 февраля 1931г. Сталин заявил: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».
Вера людей в обоснованность этих угроз также служила оправданию в глазах народа и репрессий, и раскулачивания.
Рой Медведев – историк, диссидент – вспоминает: «Я был уверен тогда (1936г.), что все мы живём в самой хорошей стране мира, и эти настроения не сразу ушли из моего сознания и после ареста отца».
У Булата Окуджавы тоже был репрессирован отец. Это было воспринято им тогда как трагическая ошибка. Но это не изменило его отношения к государству. И в 1941году он добровольцем идёт на фронт.
А.Т.Твардовский, сын раскулаченного, пишет поэму «Страна Муравия» о коллективизации в деревне. Его брат Иван много лет спустя рассказал об отношении в те годы Александра Трифоновича к коллективизации и раскулачиванию: «Для него тут не было и вопроса: как к продолжению социалистической революции, её тяжкому, но необходимому и, следовательно, справедливому этапу… Хочешь, чтобы был социализм, – не отступай перед жестокостью борьбы». Это была искренняя позиция многих.
Владимир Познер, известный телеведущий, рассказывает, что его отец, живший вначале в России, а потом уже в Европе и Америке, был горячим сторонником социализма и «верил, что в Советском Союзе строится то идеальное общество, к которому стремится человечество (газета «Вести», 21.09.2010г., приложение «Маgаziпе»).
Советское общество не было идеальным. Но достичь удалось многого. И дело не только в том, что отсталая Россия превратилась в современную великую державу, спасла мир от фашизма, вышла в космос… Советское общество явило миру качественно новый тип человеческих отношений, когда страна стремилась воспитать в человеке чувства общественного долга, человечности, бескорыстия, коллективизма, противопоставляя эти качества индивидуализму и духу наживы.
Но ресурс созданной системы не был безграничным. Изъяны сталинской конструкции рано или поздно не могли не проявиться.
В книге Жореса и Роя Медведевых «Неизвестный Сталин» (2007) читаем: «… наше государство было построено в то время не столько на национальных или исторических традициях, сколько на идеологии, и потому прочность государства была очень тесно связана с прочностью её догм… ХХ съезд КПСС (1956) был похож на взрыв, но не атомной, а нейтронной бомбы. Он поражал людей, но не обстановку».
Недаром будущий помощник президента Картера по национальной безопасности США Бжезинский, ознакомившись с докладом Хрущёва на ХХ съезде о культе личности, предрёк неизбежность крушения Советского Союза. Почему? Люди усомнились в том, во что верили, во имя чего трудились, мирились с трудностями и невзгодами.
После смерти Сталина, когда рамки железной дисциплины были разрушены, а репрессивные органы лишились своего всевластия, выявилось низкое качество сформировавшегося к этому времени человеческого материала, прежде всего – в структурах власти. В.И.Вернадский ещё в 1941г. записал в своём дневнике, что в результате «истребления ГПУ и партией своей интеллигенции – людей, которые делали революцию, превратив её в своеобразное восстановление государственной мощи русского народа, – с огромным положительным результатом,.. партия «обезлюдилась», и многое в её составе – загадка для будущего… При этих условиях смерть Сталина может ввергнуть страну в неизвестное».
После откровений ХХ съезда советская идеология постепенно приобретает формальный характер, превращаясь во фразеологию, становясь словесным камуфляжем формализма, догматизма и беспринципности. Формируется новый тип функционера – исполнители, лишённые убеждений, движимые лишь жаждой карьерного успеха. Неслучайно среди «энтузиастов» развала страны мы видим первого секретаря обкома партии (Ельцин), секретаря ЦК партии Украины по идеологии (Кравчук), завкафедры марксизма- ленинизма (Бурбулис), зам. начальника Главного политического управления Советской Армии (Волкогонов), сотрудников журнала «Коммунист» (Е.Гайдар, А.Ципко). Список можно продолжить. У идеологии не оказалось идеологов, великая идея была предана – страна рухнула.
Эпилог
В Программе КПСС (1961г.) было записано, что для построения коммунистического общества необходимо воспитание нового человека. Стремление воспитать такого человека пронизывало всю идеологическую работу в обществе.
Из Законов пионеров Советского Союза:
Пионер настойчив в учении, труде и спорте.
Пионер – честный и верный товарищ, всегда смело стоит за правду.
Пионер друг детям трудящихся всех стран.
В Устав ВЛКСМ (1978г.) включён Моральный кодекс строителя коммунизма. Некоторые его положения:
добросовестный труд на благо общества;
высокое сознание общественного долга;
непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству;
человек человеку – друг, товарищ и брат.
Из Устава КПСС (1966г.). Член партии обязан:
…проявлять чуткость и внимательность к людям, своевременно откликаться на запросы и нужды трудящихся;
…ставить общественные интересы выше личных…
…вести борьбу с пережитками национализма и шовинизма…
Весь школьный процесс строился по принципу воспитывающего обучения. Для каждой параллели была разработана примерная тематика бесед по нравственному воспитанию. И это давало свои положительные результаты. Но вот парадокс, чем лучше усваивались уроки теории, тем острей ощущался её разрыв с практикой. А между тем в условиях современного мира всё сильнее начинают сказываться пороки командно- административной системы, всё менее эффективно работает хозяйственный механизм. Страна всё больше испытывает экономические трудности. Растёт волна недовольства и критики. Ограниченность и безответственность одних, честолюбие, властолюбие и корыстолюбие других всё сильней оказывают влияние на положение дел в стране.
Жорес и Рой Медведевы пишут в своей книге: «Разрыв между словом и делом был одной из самых характерных черт всего того, что мы сегодня называем «сталинизмом», и этот разрыв слова и дела стал одной из главных причин крушения КПСС». Добавим – и всей страны.
Увлечённые волной критики и всеобщего поношения, многие тогда этой опасности не видели, не понимали. И сегодня горьким признанием звучат слова Кирилла Молчанова, когда-то популярного телеведущего и одного из тех, кто внёс свою «лепту» в развал Советского Союза, сказанные им по телевидению в день своего 65-летия:
– Мы не хотели развала СССР. Мы хотели жить в нормальной стране. Конечно, мы перегнули палку. Такая у нас страна (ТВ, «РТР-планета», 07.10.2010г.).
Хотели избавиться от плохого, а избавились от хорошего, приумножив плохое.
Скорбным реквием звучат стихи Евтушенко, написанные им в1996г.
Мы родились в стране,
которой больше нет,
Но в Атлантиде той
мы были,
мы любили.
Лежит наш красный флаг
в Измайловском врастяг.
За доллары его
толкают наудачу.
Я Зимнего не брал,
Не штурмовал рейхстаг.
Я – не из «коммуняк».
Но глажу флаг и плачу.

Такова цена выбора, сделанного в 20-е годы после смерти Ленина.
Ленин стремился к воспитанию «цивилизованного кооператора» как к необходимому условию построения социализма – самодеятельного, динамично развивающегося демократического общества.
Сталин, исходя из особенностей состояния общества, уровня политического развития масс, считал, что социалистическое государство можно построить, лишь создав авторитарную, командно-административную систему, что соответствовало и характеру его личности. К научному социализму это отношения не имеет.
Те, кто сегодня «развенчивает» марксизм, не понимают, что они борются с догматическим его прочтением, его вульгаризацией»(Емельянов, стр.264).
«Не путём насилия внедряется коммунизм» (Ленин, 8-ой съезд партии, 1919г.).
История продолжается.

Л И Т Е Р А Т У Р А
Горький М. В.И.Ленин. – М.,1975.
Емельянов Ю.В. Заметки о Бухарине. – М., 1989.
Ленин В.И. Последние письма и статьи. – М., 1971.
Пейн Роберт. Ленин. Жизнь и смерть. – М., 2005.
Такер Роберт. Сталин. Путь к власти. – М., 1991.
Твардовский Иван. Страницы пережитого. – Юность, №3, 1988.
Троцкий Лев. Моя жизнь. – М., 1991.
Политические документы.
Пресса. Телевидение. Интернет.
 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.