РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
ГРИГОРИЙ КОЧУР И ЕГО «ИНТИНСКАЯ ТЕТРАДЬ»
Публицистика
Пришло время рассказать пронзительную правду…
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
"Земля Израиля и В.В.Верещагин"(ч.1)

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

Голос Якова 6

Новости литературы Арье Юдасин

Ведущий Арье Юдасин

Море и судьба


Херсонес – это место, где пересеклись море, история и степь. Удивительное место. И новая его история нескучная. Русские цари заселяли, «колонизировали» херсонские степи в 19-м веке евреями. И земли осваивали, и скученный новоприобретённый люд прорежали, и за скобкой надежду лелеяли: ассимиляция. Что ж, довольно успешно – из маленького здешнего хуторка вышел Лев Троцкий. Но кто вперёд так далеко заглядывает?
И – возникли в Крыму интернациональные города. Одесса, Херсон... Был даже случай, когда херсонский губернатор ходатайствовал о назначение городским головой еврея - да бдительные петербургские власти не попустили.
Не только евреями степи освоивали, конечно. В небольшом городе Херсон живёт полсотни национальностей. Живут, в целом, довольно дружно.
Думаю, Херсон, вместе с Баку, был одним из немногих центров настоящего российского и советского «интернационализма». Скажем, когда в начале 20-г века по Российской империи прокатилась волна еврейских погромов, Одесса страшным погромом отметилась – более 500 убитых! А Херсон – один еврей умер после погрома в больнице, войска бандюг разогнали, убив пятерых погромщиков. Когда в 41-м нацисты захватили Херсон, две трети евреев успели уйти, эвакуироваться. Едва ли это было возможно без поддержки местных властей и жителей. Из оставшихся, а также из трудяг окрестных еврейских колхозов, выжили единицы.
Но всё это преамбула. И даже прямо к теме не относящаяся. Разве что как фон, стиль декораций. Сегодня я хочу представить вам прекрасную русскую, австралийскую, херсонесскую (далее - везде) поэтессу Наталью Крофтс. Крови у неё на ¾ русские, с белорусско-украинскими присадками. И, как полагается росско-украинскому, особливо херсонесскому интеллигенту, еврейских друзей у неё немерянно. По всем долам и взгорьям, где она так любит путешествовать. Во и мы заочно закорешались. Очень уж я кохаю людей, кто не только терпит, а даже ищет себе умную критику!
Как её стихи попали в «Голос Якова»? Объясню. Голосом Якова, голосом бескомпромисного поиска правды и глубины говорят отнюдь не только евреи Торы. Он, этот голос, естественнен для всякого нормального человека. И дай Б-г, скоро он будет звучать из всех городов и весей!
А стихи Наташи созданы на таком «натянутом нерве» искреннего чувства, настолько несоизмеримы с любой фальшью, настолько ей хочется силою слова найти правду в душе и в мире... В общем, вы меня уже поняли. И в сём контексте для меня совершенно безразлично, крестится, полумесятится или, скажем, магендовидится её героиня. Да и море, любимый образ её стихотворений – область интернациональная. Пусть Наташа лучше говорит сама – у неё это здорово получается.

Наталья Крофтс


Очень трудно писать послание, не зная адресата. Чувство такое, будто «бросаешь в море бутылку». Правда, нетрудно догадаться, что зашедший на эту страницу, скорее всего, интересуется русской литературой. И, наверное, это – самое главное родство. «Родство по слову», как сказал Александр Моисеевич Городницкий:


Неторопливо истина простая
В реке времён нащупывает брод:
Родство по крови образует стаю,
Родство по слову создаёт народ.


Это послание – моему народу, какая бы кровь ни текла в ваших жилах. Мой народ – это люди, любящие прекрасное, ценящие музыку и богатство русского языка, и пытающиеся сохранить это богатство, в какую часть света не забросила бы вас судьба. И хочется верить, что кто-то, распечатав эту «бутылку из моря» с моими стихами, найдёт в ней что-то для себя.


НАД ПЛЕСОМ…

Выйдешь на берег – неслышно, как тень, молчаливо.
Станешь молиться отчаянно, истово, вслух.
Снова кругом половодья – и снова разливы
Будут безбожно терзать беззащитный мой дух.

Двух не бывает смертей? – Всюду смерти и войны.
Глух – говорят – к вопиющему пастырь небес.
Бес – говорят – он попутает, будьте покойны!
…Берег. Рассвет. И над плёсом колышется лес…


МОНОЛОГ НАДГРОБНОГО АНГЕЛА

Это было весной. Я от сонма друзей светлокрылых
Отделился и глянул на землю сквозь пух облаков.
И я был очарован красой этой пышной и силой
Начинающих жизни деревьев, цветов и веков.

И я ринулся вниз. Сердце билось от ветра и счастья.
Я увижу людей! Этот миф и чарующий край!
Я их буду хранить, научу их молиться в ненастья.
Я смогу им помочь обрести их утраченный рай.
Я спустился на землю. И грязью забрызгали крылья,
Не заметив меня – все толкались, угрюмы и злы.
Я их души сзывал, я своё ненавидел бессилье.
Я пытался построить дворцы из гнилья и золы.

Я – простите! – устал. Я ушёл от шумихи постылой.
Я ходил по кладбищу – не помню, рыдал или пел.
Я спустился на землю. Я ангел в бездушной пустыне.
Я от горя застыл, белый снег меня в саван одел.

"НОСТАЛЬГИЧЕСКОЕ" или "О ГЕНАХ"

Знать – судьба. Не уйти. Губы с дрожью прошепчут: "Осанна!"
Но темнеет лицо. И беда понесётся вразнос.
Волокут. Кровь – на белом снегу. Крики ужаса. Бой барабанный.
"Нам бы крови да слёз, молодцы, нам бы крови да слёз!"

Видно, это в крови. Видно, кровь нам – небесная манна.
Что-то тихо? Вставай! Сочинить ли со скуки донос?
Кто наврал, что у нас благодать, мол, нужна, и желанна?
Нам бы крови да слёз, молодцы, нам бы крови да слёз!

И уютно живя у лазурных дверей океана
В жилах чую метель, да пургу, да ядрёный мороз.
Бунты. Кровь. Топоры. Да на рельсы опустится Анна.
"Нам бы крови да слёз, – я шепчу. – Нам бы крови да слёз".


Второй ковчег


По паре — каждой твари. А мою,
мою-то пару — да к другому Ною
погнали на ковчег. И я здесь ною,
визжу, да вою, да крылами бью…
Ведь как же так?! Смотрите — всех по паре,
милуются вокруг другие твари,
а я гляжу — нелепо, как в кошмаре —
на пристани, у пирса, на краю
стоит она. Одна. И пароход
штурмует разномастнейший народ —
вокруг толпятся звери, птицы, люди.
…Мы верили, что выживем, что будем
бродить в лугах, не знающих косы,
гулять у моря, что родится сын...
Но вот, меня — сюда, её — туда.
Потоп. Спасайтесь, звери, — кто как может.
Вода. Кругом вода. И сушу гложет
с ума сошедший ливень. Мы — орда,
бегущая, дрожащая и злая.
Я ничего не слышу из-за лая,
мычанья, рева, ора, стона, воя…
Я вижу обезумевшего Ноя —
он рвет швартовы: прочь, скорее прочь!
Второй ковчег заглатывает ночь,
и выживем ли, встретимся когда-то?
Я ей кричу — но жуткие раскаты
чудовищного грома глушат звук.
Она не слышит. Я её зову —
не слышит. Я зову — она не слышит!
А воды поднимаются все выше…
Надежды голос тонок. Слишком тонок.
И волны почерневшие со стоном
накрыли и Олимп, и Геликон…

На палубе, свернувшись, как котенок,
дрожит дракон. Потерянный дракон.

Таврии, земле Херсона и Херсонеса

Черноморские дали.
Дикий храп кобылиц.
Звон отточенной стали.
Кровь.
Я падаю ниц.
И на тунике белой –
тёмно-липкий узор.
Принимай моё тело,
Херсонесский простор.
Белокаменный град мой,
смесь народов и вер,
я вернусь. Я обратно
обязательно вер...

Полонянок уводят
босиком по стерне
на чужбину, в неволю.
Крики.
Топот коней.
Уж и ноги ослабли,
не шагнуть мне, хоть вой.
Янычарские сабли –
над моей головой.
Я крещусь троекратно.
Добивай, изувер...
Я вернусь. Я обратно
обязательно вер...

Вот и всё. Докурили.
Чай допили. Пора.
Расставания, мили...
Может, это – игра?
Полсудьбы – на перроне.
Путь веревочкой свит.
И – без всяких ироний:
«Приезжай». – «Доживи».
О измученный град мой,
смесь народов и вер,
я вернусь. Я обратно
обязательно в-е-р...

 

 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.