РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
Михалинские вечера (рассказы)
Поэзия
ОЛЕСЬ ДЯК ЗВУКИ НЕПОБЕДИМЫЕ
Публицистика
Красавица с восточными глазами? Это - Япония!
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
Презентация 41 номера журнала

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

СТРАННИЦА ЗАЗЕРКАЛЬЯ

Новости литературы РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО

С к а з к а - б ы л ь

Она бродила по зеркальным комнатам как по лабиринту. Холодные стены этого странного дома то возвращали её в прошлое, то переносили в будущее. Они грозились накрыть океанской волной и неожиданно поднимали высоко на ступени, давая надежду на спасение. А потом снова и снова уводили в своё зазеркалье… И только гулкое эхо было для Неё той тонкой ниточкой надежды, которую изо всех сил пыталась удержать где-то внутри себя. «Не провались и не споткнись!» – предупреждало эхо. И Она продолжала идти, терпеливо преодолевая препятствия. Куда? Зачем? И сама не знала. Наверное, Она шла за своей Мечтой.
В одном из зеркал Она увидела двух слившихся в лёгком танце мотыльков. Они беспечно порхали над маками, слегка касаясь алых лепестков. Вдруг ветер подхватил невесомых танцоров и поднял их в солнечное марево. Влюблённые купались в этом мареве, наслаждаясь своей, увы, однодневной жизнью и свободой.
Она невольно залюбовалась этим танцем и вдруг увидела себя саму, так же, как и мотыльки, свободно парящую средь белых облаков. Лишь крыло самолёта разделяло их. Она попыталась поймать пушистые клубки, но они, тая на глазах, исчезали. А может, боясь прикосновения, намеренно уплывали в те края, где нет оков… Она и сама готова была следовать за этими клубками лебединых облаков. Зачем? Может, затем, чтобы связать себе из них самое необыкновенное платье, в котором смогла бы вот так же свободно парить в небесах…
А где-то там, внизу, где просматривались контуры морских берегов с зовущими огоньками, волна уводила от причала одинокую белую лодку. Она с радостью подхватила бы сейчас два весла, которые, как два крыла, спасли бы её, не дали затеряться в морских просторах или разбиться о скалы. Может, тогда Она и себя смогла бы спасти от одиночества…
Море. То оно манит ласковой волной, то бушует и негодует. Какое море сейчас в Зазеркалье? Чёрное ли оно – море её детства и юности с яркими звёздами и запахом магнолий? Или Красное – с прозрачными водами и рыжими скалами, где алые горячие закаты? Эти моря – Её вчера и Её сегодня. Но Она точно знает, что сегодня сама уже не та, что была вчера. Другая. Прибавилось в жизни не только белых, но и чёрных полос. А в чём-то уже и жирная черта подведена, которую никакая волна не смоет. И всё это укладывается в жизненный опыт. Но почему-то всё больше появляется сомнений, всё чаще возникают вопросы. И жизнь, как говорится, не сходится с ответом. А может, ответа и вовсе не существует…
Другая зеркальная стена увела Её к звёздам, к далёким планетам, будто восставшим против тысячелетнего кружения по кольцевой орбите. Она увидела, как нарушив привычное движение, планеты вырвались из плена. И всё вдруг смешалось. Марс помчался за Луной, Меркурий – за Венерой, а Земля в зелёно-синем сарафане прилетела на свидание к Плутону. «А мы? Какие мы странные и смешные создания, – подумала Она, – живём по каким-то канонам, подавляем в себе сигналы собственной души, не слышим зова Мироздания…».
Фантазии захлестнули Путешественницу Зазеркалья. Позже они лягут в основу многих её стихов. А пока Ей так захотелось немного счастья, удачи… Она перешагнула ещё один порог лабиринта и попала в цирк. Под его куполом, шурша обёртками, кружилась… Фортуна. «Не поймать её, плутовку, – подумала Она, – эта капризная девица – поводырь лишь для слепцов. Сама справлюсь!». И волшебное зеркало тут же перенесло её в Париж, в тихую мансарду Монмартра, где грустил поэт, мечтая о Музе. А она, капризница, делая странные виражи, то взлетала по перилам, то садилась на балкон, то тихонько приоткрывала калитку. Муза шептала поэту: «Пей, пей моё лекарство. Вот увидишь, всё пойдёт на лад». И было в этом некое таинство, некий обряд, похожий на шаманство. И почему-то, как во сне, когда и к Ней самой неслышно приходила Муза, вдруг всплыла картинка: прямо из окна льётся волшебный голубоватый свет, а рука Мастера сжимает руку Маргариты… Эти тайны ночи наполняют Её радостью. И тогда рождаются стихи.
Переходя из комнаты в комнату, от зеркала к зеркалу, Она ловила себя на том, что начинает вести некий немой диалог со временем, которое прозрачною струёй неустанно перетекает в прошлое. А с ним и её собственная жизнь. На мгновение охватывает страх, что в пяти шагах – вершина этой жизни. Но живая птица, что бьётся в груди, не позволяет остановиться. В своём зеркальном отражении Она видит следы обид и поражений. И просит время замедлить бег, и растянуть лишь прекрасные мгновения. Такие, которые помогут ощутить единство души и тела, позволят быть в ладу с собою. Конечно, время не перестаёт падать на плечи, оно безжалостно. Но не дай, Бог, встать на якорь. «Я оттолкну свой чёлн, – обещает Она времени, – оттолкну, пока не поздно». Она уплывает, а из далёкого детства машут вслед тонкие стебли васильков.
Куда уплыл Её чёлн? Может, в то самое детство или юность, где остались верные друзья? А может, в неизвестное завтра, которое вроде бы рядом, за следующей зеркальной стеной, а на самом деле?.. Не заблудиться бы в этом лабиринте жизни, не потеряться бы… Это так похоже на виртуальный мир, который держит нас в одном окошке монитора и врывается в дом по нашему желанию. И тут мы встречаемся с дорогими нам людьми, принимаем на себя их беды и радости, открываем им души и сердца, в общении находим вдохновение. «Что имеем, не храним… – застучало вдруг в её виске. – Нет, что имеем, непременно сохраним». – Она мысленно исправляет известную фразу и пытается вникнуть в те прописные истины, которые порой просто не постичь.
«Что есть истина? – задаёт она себе вопрос. И ответ ищет в своей поэтической душе. «Как легко заблудиться в просторах фантазий,/ Променяв золотой на гроши./ Как прийти от игры, что обманчиво дразнит,/ К откровению чистой души?». Она точно знает, что «Если чёрный разрыв меж тучами/ Обжигают ветра колючие,/ И неймётся тебе, не дышится,/ Вот тогда стихи и напишутся.» А ещё уверена в том, что «Просто не приоткроешь дверцу/ В лабиринты своей души – / Проживёшь без сонат и скерцо./ Так попробуй-ка – не пиши!»
Она уже изрядно утомилась в поисках выхода из странного лабиринта. И вообще как оказалась Она здесь? Кто пытался завести её сюда, в этот нереальный, непознанный мир? А может, он придуман ею самой? Тогда для чего? Не для того ли, чтобы найти некую идиллию? Стало тревожно и немного боязно – а есть ли вообще где-то идиллия и надо ли дальше в поисках её блуждать по Зазеркалью? Она закрыла глаза и позвала на помощь своего Ангела: «Я знаю, ты спасал меня не раз,/ Не ты ль рукой незримой то и дело/ Мне стёклышко цветное в тёмный час/ Давал, чтобы на мир я поглядела!... Пусть ручеёк на клавишах камней/ Играет и ликует всё земное,/ Сплетённое из света и теней,/ Перетекая в стёклышко цветное».
Стихи прозвучали, словно молитва, и вмиг необычное путешествие закончилось. Будто занавес сцены опустился, разделив надвое мир фантазий и мир реальности. И тут Она поняла: «Пусть в этой жизненной прогулке/ В тупик так трудно не свернуть./ Но в тупиковом переулке/ Из самых мрачных закоулков/ Найдётся выход. В этом суть». Она успокоилась, страсти улеглись. Перед нею оказался её рабочий стол. Лунный свет падал на экран компьютера, и чуткие пальцы спешно заскользили по клавиатуре. Странница Зазеркалья рассказывала свои сказки для маленьких и больших. Спросите, а так бывает? Отвечу: бывает. Потому что истина – она для всех одна.
А в результате появилась удивительная по своему содержанию книга стихов, которую художественно оформил Юрий Рапопорт (скажу по секрету: сын нашей Странницы), а обложку и рисунки книги сделали Михаил Левин и Светлана Миллер. Ну, и не буду больше томить вас: имя Странницы – Ирина Явчуновская, член Союза русскоязычных писателей Израиля и Международного Союза литераторов и журналистов (APIA).

* * *

Когда Ирина вернулась из путешествия по Зазеркалью, я взяла у неё короткое интервью.

Ира, это твоя пятая книга стихов. И родилась она, на мой взгляд, так необычно, и название её «Брожу по комнатам зеркальным» тоже весьма интригующе. Мы чувствуем, как страницы книги будто дышат теплом, нежностью, глубоким проникновением в суть самой жизни, поиском истины и смысла бытия. Но главное, что я выношу из твоей поэзии, – это открытость к людям и вера в доброе начало… Что помогает тебе нести свет в душе?
– Ох! Ну и вопрос. Трудно говорить о себе. Всё закладывается в семье. Человек впитывает, как губка, всё, что окружает его в детстве, и это остаётся с ним на всю жизнь. Поэтому, если во мне что-то такое и есть, я прежде всего должна быть обязана моим родителям.

– Не в меньшей степени привлекают и твои переводы стихов с английского языка на русский и стихов с русского – на иврит и на английский. По какому принципу ты отбираешь стихи для своих переводов?
– Обычно я перевожу поэзию, которая мне близка и находит отклик в моей душе, тогда мне хочется как можно лучше донести её до читателя на другом языке. Я люблю переводить английскую детскую поэзию, с её подтекстом и тонким юмором, обожаю парадоксы Льюиса Кэрролла, хотя это лишь на первый взгляд парадоксы, стихи Кэрролла очень глубокие и проницательные, потому современны и сегодня. Мне нравится и пейзажная лирика американских поэтов 19 века Джоржа Арнольда и Пола Хэмильтона Хайне, и философская лирика Роберта Фроста, и тексты своеобразных песен-баллад Боба Дилана. Из израильских поэтов мне очень близка Леа Гольдберг, поражают своей искренностью и открытостью стихи Ханы Сенеш. Я пытаюсь переводить и русскую классику на английский: это самые любимые стихи Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Блока, Есенина. Интересно, что Владимир Набоков писал стихи на русском, и я не нашла их переводов на английский, решила сделать собственную попытку. Особенно увлекает перевод песен. Существует расхожее мнение, что песенные стихи нельзя назвать поэзией. Я с этим не согласна. Разве плохо, когда музыка гормонично сливается с настоящими стихами, и рождаются замечательные песни? К ним я отношу, например, песни Булата Окуджавы, Новеллы Матвеевой, израильской поэтессы и композитора Наоми Шемер. Перевод песни – это сложная задача, тут нужна необычайная точность и чуткость к тексту оригинала. Я рада, что мне удалось донести до русскоязычного слушателя замечательный текст песни «Золотой Иерусалим» и видеть с каким глубоким чувством и переживанием слушают коренные израильтяне «Журавли» Расула Гамзатова на иврите.

– Уже очень много твоих стихов положено на музыку. Кто автор песен и кто их исполняет?
– Больше всего я сотрудничаю с талантливым композитором из Тверии Еленой Сухенькой, и очень рада этому. С ней мы выпустили диск «Нити», кроме того в детском театре «Плим», которым она руководит, был поставлен небольшой мюзикл «Хикори-Дикори-Дак» по моим переводам английского детского фольклора. Иногда Лена просит меня перевести для неё песни на иврит или на английский, с которыми её питомцы выступают на разных сценах. Вот, например, недавно состоялась премьера песни на слова Дербенёва «Куда уходит детство», исполненной на английском, русском, иврите, а один куплет был переведён на французский, но не мной, а поэтом Паулиной Чечельницкой. Музыку к моим стихам писал и композитор Марк Зельдич. Недавно вышел диск его песен, созданных совместно с поэтами нашей литературной студии «Анахну». С Марком мы продолжаем сотрудничать и сейчас.

– И несколько слов, пожалуйста, о тех, кто помог тебе написать и оформить эту книгу.
– Над правкой этой книги работала вся моя семья. Я просила делать замечания, и охотно исправляла подмеченные недостатки, неточности. Обложку нарисовал на одном дыхании наш поэт и художник, бессменный оформитель альманахов «Хайфские встречи» и многих сборников стихов Михаил Левин. Он же подарил мне для этой книги свой рисунок «Летящая Маргарита», ставший иллюстрацией к стихотворению «Тайны ночи». Еще несколько рисунков были сделаны художницей Светланой Миллер. К сожалению, её уже нет с нами. Компьютерную вёрстку, перевод рисунков в графические и весь дизайн книги – эту просто ювелирную, кропотливую и тоже творческую работу – проделал мой сын Юрий Рапопорт. Спасибо огромное им всем за участие в создании этого сборника стихов и переводов.

– А тебе, Ира, спасибо за книгу. Ждём следующую.

 

 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.