РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЭХО
Литературные проекты
Т.О. «LYRA» (ШТУТГАРТ)
Проза
«Эта книга не придумана, она остро пережита…»
Поэзия
Памяти Минского гетто
Публицистика
МАЛЕНЬКАЯ И… БОЛЬШАЯ СТРАНА
Драматургия
Спасибо Вам, тренер
Литературоведение
КИММЕРИЯ Максимилиана ВОЛОШИНА
Литературная критика
Новости литературы
Конкурсы, творческие вечера, встречи
Интервью с Ефимом Златкиным

Литературные анонсы

Опросы

Работает ли система вопросов?
0% нет не работает
100% работает, но плохо
0% хорошо работает
0% затрудняюсь ответит, не голосовал

КОШМАРИКИ НОВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ - 5

Поэзия Марк Каганцов

Сегодня не похоже не вчера.
И нынче вечер уж не тот, что был вечор,
Бывают в нашей жизни вечера
Такие, что немыслим их повтор.

Оригинальные идеи
Рождаются не каждый день,
Зато плодятся прохиндеи
Куда быстрей любых идей.

А мне запомнить не дано
Всего написанного мной,
Но амнезия все равно,
Склерозу будучи женой,
Не обошла бы стороной.

В Воркуте часто снежный буран такой,
Что не видно вокруг дальше метра.
Слабя крепкий мороз, как пургеном, пургой,
Выпускает Природа ветры.

По всей земле обширной и бескрайней
От тропиков до Заполярья вплоть
Рассеял свой народ без плоти крайней
Рукою щедрой сеятель-Господь.

На тебя, моя красавица,
Не ношу обиды в сердце я.
На больных не обижаются
И, тем более, не сердятся.

Имея крепкий ум, в решеньях тверд герой,
Снабженный прочной мозговой корой.
Вам это подтвердят любые доктора,
Что крепит хорошо дубовая кора.

Скажу в защиту я миниатюр,
К которым тяготеет моя лира,
Что канарейки не дешевле кур
И непроста работа ювелира.

Тоска на сердце у меня
Порой такая,
Словно на сердце камень я
Большой таскаю.

Мы все спешим, мы все бежим.
Не соблюдаем мы режим.
И этим мы себе вредим,
Ведь нам режим необходим.
И лишь собаку заведя,
Режим познаешь настоящий-
Три раза в день она тебя
Гулять на поводке потащит.

Не так уж много на свете мудрых сердец.
Не говори, что не дюж, коли взялся за гуж.
Ведь уступающий, если неправ, - мудрец,
А уступающий, если и прав, - это муж.

Сказано без преувеличения:
"В женщине смысл жизни заключен".
Чтоб освободить из заключения,
Обратись к мужчине за ключом.

Любой предмет, пока таит секрет, нам нужен,
Запретен плод, пока ещё не скушан.
А если ты уже в нем искушен,
Не интересен, да и скучен он.

Жизнь наша все-таки смешна,
Хоть с болью смешана она.

Будто бы не знаем мы износа,
Будто бы сто лет есть про запас,
Своего добиться - кровь из носа
Кто же не пытается из нас?

Этот образ ношу я давным-давно.
Как-то в детстве представилось мне:
Ночью небо над городом - полотно,
Звезды - дырочки в том полотне.
И сквозь дырочки с того света
Пробиваются лучики света.

Консилиум врачи между собой
Зовут, шутя, "конвульсиум" порой.

Есть у меня в газете свой раздел.
Есть для него "кошмариков" задел,
А если я стихом кого задел,
Пусть радуются - вовсе не раздел.

Голова все белее.
На носу - юбилеи.

Тем больше сплетен, чем известность шире.
Увы, такие правила в игре.
Но все же лучше быть мишенью в тире,
Мой друг, чем в предложении -тире.

От хохота болит живот,
Мой друг-"ходячий анекдот".

Прозаик пишет жизни полотно.
Но что-то не влечет меня в прозаики.
Мне ближе мозаичное панно.
"Кошмарик" - элемент моей мозаики.

Книга "Кошмариков"- комната смеха,
Но невеселая эта потеха.
Если в "кошмарик" вчитаться смогли вы,
Видите, что зеркала здесь не кривы.

Увидел голых слон мужчин
И начал громко удивляться:
- С коротким хоботом таким
Как удается им питаться?

Из клинической смерти возвращает назад
К жизни тока удар в несколько киловатт.
И такой же ток убивает.
Вот как клином клин вышибают.

Пути Господни неисповедимы.
В начале вместо слов был детский лепет.
Бог человека вылепил из глины
И не известно из чего судьбу нам лепит.

Неужели понятно не всем,
Что не все то, что мажется, - крем?


Пошел я нынче на собрание,
А побывал на поле брани я.

Чтобы собака не смогла напасть,
Намордник надевают ей на пасть.
Не так страшны с намордником нам пасти
Опасности и прочие напасти.

Бывает, сразу не могу
Родить "кошмарик" я, шутя,
И шевелится мысль в мозгу,
Как в чреве матери дитя.

Радуют всех веселые лица.
Розыгрыш -повод повеселиться.
И разыграть спешат нас скорей
Все устроители лотерей.

Нельзя представить нашу жизнь без сложностей.
Мы ищем выход или лишь ворчим?
Желанье - это тысяча возможностей,
А нежеланье -тысяча причин.

Ничего не принимай на веру.
Честными глазами смотрит плут.
И частенько корчит Гуливера
Из себя ничтожный лилипут.

Гораздо большего добиться,
Умеют люди без амбиций.

Независимо от занимаемой должности,
Пола, возраста, веры, нации, звания, чина,
Тот, кто желает, всегда находит возможности,
Кто не желает, всегда находит причины.

Опытом основанное мнение Видевших немало на веку:
Правило главнейшее движения –
Уступи дорогу дураку.

Когда Вам действуют на нервы,
Спокойны Вы, другим в пример.
Свою изысканность манер вы
Используете как маневр.
Выигрывает бой любой,
Умеющий владеть собой.

Как в стужу согревает мех,
Так душу согревает смех.

А "скорой помощи" врачу
Любое дело по плечу,
Любое дело нипочем-
Бесплатным служит он врачом.

Как противостоять годам?
Из глины слеплен был Адам.
И на лицо легли морщины,
Как трещины засохшей глины.

Споры - вздор, ненужный сор.
В спорах зреют споры ссор.

Телецикл о поэтах Воркуты не случайно
Назывался "Иным открывается тайна".
Ах, стихи! Коль судить о поэтах по ним,
Открывается тайна иным, а не им.

-Когда улыбку вижу я у Вас,
К себе вас пригласить хочу я очень.
-Вы Казанова или Ловелас?
-Я просто стоматолог, между прочим.

Когда в товарищах согласья нет, Провозглашают суверенитет.

Всегда, когда икают, понимают,
Что их недобрым словом поминают,
Поэтому всегда, когда икается,
Пока не поздно поспеши покаяться.

О, сколько нам событий страшных Готовит просвещенья дух,
И опыт - сын ошибок наших,
И гений - извращений друг.

Мы бы не знали горечи печали,
Когда б печали нас не огорчали.

Людей мудрее делают года,
Но не везде, не всех и не всегда.

Она сказала в возмущенье:
-Как ты смел!
Он в ее тоне восхищенье
Прочесть сумел.

Европе, Африке, Америке и Азии
Давно известен маленький секрет,
Что если в чем-то нет разнообразия,
То удовольствия в том чем-то тоже нет.
XXX
Я бы большой повесил транспорант,
Чтоб ярко засияла на нем надпись:
"Мужчины с женщинами всех стран –
Соединяйтесь!"

Когда в самолете взмываю я в небо,
Над облаками паря,
Лежат облака сугробами снега
И небо - как тундра моя.

"Кошмарик" сухо излагает тему.
Он мал, но в этом нет большой беды.
Он просто превращается в поэму,
Лишь, как в "Иивайт", в него добавь воды.

Как наши далекие предки,
Мы в юности прытки.
Мы прыгаем с ветки на ветку
Судьбы, играя с ней в прятки.
Напрасны попытки
Удрать от судьбой предназначенной пытки,
Она нас хватает за пятки.
Всё в полном порядке,
Но праздники кратки,
А волосы редки
И прядки-
Как белые нитки.

Кто сказал, что будущее скрыто
И что путь судьбы непостижим?
Ниточками белыми прошито
На висках, чем путь мы завершим.

Я сегодня узнал, что песня Меладзе
Называется "Скрипка-лиса".
Я об этом бы сам не смог догадаться,
Слыша в песне "скрип колеса".

Так полна полынью жизнь моя,
Так манит порою полынья,
Что я жизнь полынную мою
Променять готов на полынью.

В любую ночь мы в юности могли
Устроить шестибальный шторм любви,
А в старости, тот вспоминая шторм,
Мы только шамкаем беззубым ртом.

Прав Бальзак, что они говори,
-Сладок возраст мадам Бовари.
Для седых мужчин - как бальзам
Зрелый возраст бальзаковских дам
Хоть мадам Бовари, как пример.
Описал не Бальзак, а Флобер.

Сумей быть счастлив в кратких мигах,
Живя на свете только раз,
Ведь нет, как в электронных играх,
Десятка жизней про запас.

Бог не дал нам родиться бесполыми.
Мы за это в долгу перед ним.
Сердцем-органом мышечным полым мы
Постигаем любовь и храним.
Заполняет пусть сердце тревога нам,
И инфаркты – волнений цена
Но без полого этого органа
Половая любовь не полна.

Бесполезно бестолковой голове
Толк искать в толковом словаре.

К человеку банными листьями
Пристают банальные истины.

Опять тяжела моя муза.
Кошмариков полное пузо.
Но так ли велик этот груз,
Когда каждый
стих –карапуз.

Аристотеля чудное выражение:
"Познание начинается с удивления!"

Говорил Леонардо да Винчи:
"Мудрость-пища для старика,
И кто с юности мудрости ищет,
Для того и старость легка".

Фразу Белинского эту с утра
Вспоминать советую я каждой личности:
"Всякая крайность - родная сестра
0-гра-ни-чен-но-сти!"

Где присутствует ограниченность,
Там отсутствует органичность.
XXX
Не поймешь, где прав, а где неправ ты.
Часто ложь правдоподобней правды.
XXX
От множества внешних условий зависимы,
В утробе науки пробывши немало,
Не в спорах, а в муке рождаются истины,
Как дети, беспомощные сначала.

У Писарева прочитал я фразу,
Хватающую за живое сразу.
Вот этой фразы парафраз,
Что актуален и сейчас:
"Можно ли требовать правды разве,
Не устранив условий, порождающих ложь?
Ведь это - как требовать, чтоб не было грязи
На не мощеной улице, когда идет дождь".

Лев Толстой завещал мудрость нам:
"Верьте не словам, а делам."

На что люди отваживаются лишь при свидетелях,
Совершить в одиночестве нелегко.
Потому называл деяния эти их
Высшей доблестью мудрый Ларошфуко.
Это верно, но все же считаю я лично,
Что ничуть не меньше доблести в том,
Чтоб отважиться совершить публично
То, что мы совершаем обычно тайком.

Судьбой не отвержен и не повержен
Человек, имеющий крепкий стержень.
XXX
Тот, кто обходится без помощи,
Не называется беспомощным.

Помни, что древний Философ Сенека
Сравнивал с басней жизнь человека.
Жизнь, как и басня, ценится нами
Не за длину, а за содержанье.

Нужны нам гении для Возрождения.
Гельвеций говорил об этом кратко,
Что недостатком вознаграждения
Талантов порождается нехватка.

Разбитым стеклом поранился ты,
Но это не страшно нисколько.
Гораздо сильнее разбитой мечты
Безжалостно ранят осколки.

И ум и знания разносторонние
Без чувства юмора не значат ничего.
Свобода начинается с иронии,
Как говорил месье Виктор Гюго.

Вот в чем человека
потрясающее существо:
Человек - ко всему
привыкающее существо.

Писать попроще стал теперь я.
Терпенья больше, мал стишок.
Но все топорщатся те перья
И петушиный гребешок.
XXX
Порядочность, как девственность, всегда
Теряют только раз, но навсегда.
ххх

До чего же в жизни есть
Озорные совпадения.
Например, трактат про секс
Начинается с "Введения".

Нас преследуют неудачи.
Ветер жизни наотмашь бьёт.
Получается всё иначе.
Всё выходит наоборот.
Нас преследуют неудачи.
Стерегут за каждым углом.
С ног сбивают. Но мы не плачем,
А встаём и идём напролом.
Не умеем мы жить иначе,
И судьбе не уступим ни в чём!

Мox - не пуховые перины.
Пуховики - не мандарины.
Но сообщаю вам, ликуя:
-Нашел моховики во мху я!
ххх
Как был хорош, как свеж я был когда-то,
Каких-то 40 лет назад, ребята.

Как мысли хороши мои, как свежи.
Жаль. что идут на ум они все реже.
XXX
Как хороша, свежа как моя память.
Нo все равно без узелков нельзя ведь?
XXX
Как хороши, как свежи были строчки.
Жаль их забыл и потерял листочки.
XXX
В Заполярье нам не привыкать
От морозов обледеневать.
ххх
Налетели мысли, как вороны.
Унесли мой покой, как воры, они.
Вновь без сна мне, ворча, ворочаться,
А покой назад не воротится.

Мысль зреет в голове, как плод,
И облекается в слова.
Как у беременной живот,
От мыслей пухнет голова.
Со стороны смотрюсь как псих,
Но, видно, жребий мой такой -
Покуда не родится стих,
Ходить с тяжелой головой.
Свершилось - голова легка?
Но это не на долго - знаю.
Крольчиха, кошка - не башка!
Опять в ней зреет мысль шальная.

Занятий разных много.
Однако, день за днем
Лишь альпинисты могут
Испытывать подъем.

Правоверного еврея проверяй – не проверяй,
Не найдешь его правее,
Забирай хоть сразу в рай.

На днях узнал, что Нострадамус был еврей.
Сколько пророков в нации моей!

Соль человечества - евреи.
Без них была бы жизнь пресна вам.
Но пересол - на голове их.
Ведь соль - не пища, а приправа.

Говорят, любой еврей
Въедлив, словно лук - порей.
С горем луковым знаком,
Пахнет луком, чесноком.
Пахнет чесноком и луком,
Потому и стоек духом.

Часто многие евреи
Обожают эмпиреи
И в империи любой
Есть Талмуд у них с собой.
Я же смысл сих умных книг,

К сожаленью, не постиг.

Хоть давно лицо мое не брито,
Не хазарский я, увы, каган,
А еврей, не знающий иврита,
Не видавший чужедальних стран.

Знает человек, звучащий гордо
Что жару и холод испытал,
Что термический диапазон комфорта
У венца творенья слишком мал.

И сауны и бани хороши
Для согреванья тела и души.

Все в нас самое хорошее,
Жизнерадостно бушующее –
Детство, то есть наше прошлое,
Дети, то есть наше будущее.
А больное, нас томящее –
Это наше настоящее.

Приснилось мне: я - мотылек.
Упруг мой хоботок.
С цветка порхаю на цветок
И пью цветочный сок.
Прекрасно и пленительно
Цветов быть опылителем.

...И высыхая понемногу,
Прозрачные, словно стрекозы,
Возносятся неслышно к Богу
Невидимые миру слезы.

Редки праздники души,
Именины сердца.
Только близким разрешив
У костра погреться.
Замкнутостью мы грешим –
Бережем свои сердца.
Посторонним не спешим
Открываться до конца.

Мысль, как москит,
В мозгу звенит.
И жалит мозг,
Как жало ос.
Она крылата,
Что чревато
Рождением сомнения червя,
Что будет нам мозги точить зазря.
Есть, правда, несколько путей
Избавится от мысли бойкой:
Или прибить, как мухобойкой,
Иль дать на волю выход ей.
И без зазрения, чтоб отдохнуть,
Мы чаще выбираем первый путь.

Как сочиняются стихи,
Что в глаз бьют, а не в бровь?
Для них по капельке сочи
Не воду - сердца кровь.
Покуда в транс я не войду,
Не ведаю итога.
Я с мысли неводом бреду.
В улове бреда много.
Покуда мозг не истощу,
Ищу слова всегда.
Но их, словно пятнистых щук,
Нe словишь без труда.
И вот заветные тащу.
Кровь сердца - не вода?

Когда пишу стихи в ночи
И не могу начать их,
Подмигивает мне "начни!"
Ночник, как соучастник.
Ну что ж, мигни, ночной глазок,
Еще разок на счастье!
А разозлившись, я бы мог
Разбить тебя на части.

Собрать бы мне соперников -
Собратьев по перу
Не на борьбу за первенство -
На дружеском пиру!

Пусть похвалы сладки слова,
Словно халва и пахлава,
А беспощадная хула
Липка, как деготь и смола,
Гораздо хуже, чем хула,
Неискренняя похвала..

В начальники рвутся не зря.
Не даром воюют за кресла.
Ведь так приятно, друзья,
Садиться на мягкое место.

У звуков удивительное качество -
Подтекст за текстом незаметно прячется.
Порой нечаянно, порой умышленно –
Одно написано, другое слышно нам.

Моей душе покоя надо.
Мой ум не переносит шум.
Я нюхом чую - серенаду
Кряхтит под окнами певун.

Чтобы постичь умело
Красоты простоты,
Ты с ритмом дружишь смело
И с рифмой ты на"ты"

Бывает так вопрос запутан.
Его распутать - тяжкий труд.
И нету радостней минуты,
Когда мозги твои без пут.

В любви всегда силен поэт.
У дам он не лишен успеха.
Но прозаический предмет
Любовным песням - не помеха.
Не портит он любви мотив,
Беду собой предотвратив.

В желанье переделать мир наивном,
Мы часто забываем об одном,
Что Зодиак звучит в нас дивным гимном:
Рожден Овном - останешься Овном.
И как бы от натуги ни кряхтели мы,
Его бы все равно не переделали.
Бессмысленно бороться с Зодиаком.
Как ни трудись, не станет Дева Раком.

Обманывать с детства умеем.
Не веря в реальность Бабайки
И Бабы-Яги с Кощеем,
Все любим мы сказки и байки.

 

 

 

 

 

 

ФИО*:
email*:
Отзыв*:
Код*

Связь с редакцией:
Мейл: acaneli@mail.ru
Тел: 054-4402571,
972-54-4402571

Литературные события

Литературная мозаика

Литературная жизнь

Литературные анонсы

  • Афиша Израиля. Продажа билетов на концерты и спектакли
    http://teatron.net/ 

  • Внимание! Прием заявок на Седьмой международный конкурс русской поэзии имени Владимира Добина с 1 февраля по 1 сентября 2012 года. 

  • Дорогие друзья! Приглашаем вас принять участие во Втором международном конкурсе малой прозы имени Авраама Файнберга. Подробности на сайте. 

Официальный сайт израильского литературного журнала "Русское литературное эхо"

При цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.